ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

- И так понятно: либо стал не нужен, либо слишком много запросил, что с разведчиками?

- Их было двое, девчонка, по-русски говорит ужасно, ее отправил на родину с приветом от защитников Родины. Мужика сдал за убийство, направил в ближайшее отделение милиции. Отправьте к нему особиста, думаю, много полезного расскажет, запираться не будет, слово даю. Пусть госбезопасность сама разбирается, что с ним делать: садить, или удавить. - Виктор Павлович кивнул, заглянул в конверт, после чего вопросительно посмотрел на меня. - Этих денег не возьму, совесть не позволит, лучше его семье, в виде какой-нибудь компенсации отдайте, придумайте что-нибудь. Мне гонорара за операцию хватит, я хоть и убийца, но понятия некоей чести мне не чужды. - пояснил поморщившись.

- А что там за привет? - поинтересовался Виктор Павлович.

- На компе распечатал короткое послание, запечатал в конверт и отправил с девчонкой, со строгим наказом передать из рук в руки, не распечатывая. - Виктор Павлович заинтересованно подался вперед - На листе изображена большая фига, а чуть ниже, большими буквами написано - «Накосо - выкуси!».

Отсмеявшись, Виктор Павлович обронил - На этом карьера разведчицы кончится, как пить дать!

- Ага, если не шлепнут, так полетит с работы за милую душу.

- А почему их не прикончил? - поинтересовался Виктор Павлович, прищурившись.

- Во-первых, на них заказа не поступало, во-вторых, захотелось напакостить, такая шутка бы сорвалась, если бы всех убил, а так и мне отдушина и родной разведке помощь.

- Ну что же, благодарю за службу, можешь быть свободен.

- Служу России! - кивнул в ответ и вышел из кабинета.

Глава 7. Осознание своей природы

- Пап, ты дома? - Крикнул с порога, вошедший к себе домой Роман, скинул кроссовки и куртку на пол, прошел в дом. Посмотрел в гостиной, выглянул во двор, затем поднялся на второй этаж частного дома, прошел по отполированному паркету к отцу в кабинет. - Пап, ты где?

- У себя, где же мне еще быть, что случилось? - Из кабинета вышел грузный мужчина в тонких очках, поднятых на лоб, облаченный в домашний махровый халат, в красно-белую полоску. Широкое лицо, нос картошкой, густые русые брови непонятно почему хмурились, аккуратная прическа русых волос с небольшой сединой на висках.

- Разговор есть, пап, давай пройдем в кабинет. - Роман протиснулся в открытую дверь и с размаху плюхнулся на черный кожаный диван. - Па, ты че встал, как будто и не у себя дома? - отец нахмурился еще больше, пристально осмотрел своего сына и не спеша, прошел в кабинет, обогнул массивный письменный стол, красного дерева. Повернувшись к сыну спиной, стал всматриваться в ночную темноту окна.

- О чем ты хотел со мной поговорить? Рассказывай, я тебя слушаю. - поставил стакан на подоконник, и устало потер лоб рукой.

- Па, я хотел поговорить насчет этого, который мне на дискотеке заехал, да эту суку, которая мне зубы выбила, их надо наказать. - Голос Романа просто, таки сочился ядом.

- Не выражайся в моем доме! - Отец развернулся и уперся в сына тяжелым взглядом. - Я считаю, что тебе за дело по твоей смазливой роже смазали, и никому я мстить не собираюсь, а если ты такой дурак, что не можешь сам ответить за свои слова, то и не подходи ко мне с идиотскими предложениями!

- Но, отец, такого нельзя спускать, никто не смеет меня трогать! Меня! Твоего сына, ты авторитетный человек, как ты не понимаешь, что это плохая реклама бизнесу! - Роман вскочил, подошел к столу и подался корпусом вперед, опершись руками о столешницу. - Это подрывает твой авторитет! За одно это надо их наказать! - Вопил молодой человек, чуть не брызжа слюной.

- Заткнись, молокосос! - Отрезал отец. - Поучи меня еще! Я уже давно законопослушный гражданин, и от криминала отказался ради тебя, щенок, а ты все строишь из себя гангстера и не ценишь! - Отец медленно обернулся, взял стакан с коньяком, сделал большой глоток. - Это ты не понимаешь, ты, и никто другой подрываешь авторитет нашей семьи, по городу ходят слухи, весьма неприятного толка, и причина их именно ты! - Борис ткнул Романа пальцем в грудь. - Кичишься «авторитетом» отца, строишь из себя бандита, одеваешься как сутенер, а что ты сделал, кто ты сам такой? Что ты из себя представляешь? Живешь как король, я за тебя плачу везде, за учебу, которую ты прогуливаешь и не учишься, наконец, какой из тебя юрист, я тебя спрашиваю?

- Нормальный, уголовный кодекс знаю! - Рома отвернулся, прошелся по комнате и снова уселся на диван.

- Нормальный. - Передразнил его отец. - Уголовный кодекс он знает! Посмотрите на него, готовишься к отсидке? Ты гляди, так и будет, помяни мое слово, …хотя нет, ты просто не доживешь до тюрьмы, убьют, и будут правы! - мужчина подошел к бару и плеснул немного коньяку в стакан. - Ты избалованный мальчишка, которому в жизни достается все без труда. - сделав глоток, продолжил. - Захотел машину, пожалуйста, я ее тебе купил, одежда самая модная, ты хоть раз на рынке в своей жизни был? - И тут же ответил. - Нет! Захотел в бар, пожалуйста, у тебя личных денег всегда хватает. Чего тебе еще нужно?

- Мне? - Рома вскочил. - Мне нужно вернуть утраченное достоинство! Вот что мне нужно, я хочу, чтобы их не-бы-ло! - Прошипел он.

- А оно у тебя было, достоинство? - Отец хмыкнул. - За тебя всегда дрались твои дружки шестерки, а ты стоял в сторонке, только пинал лежачих, много ли в этом достоинства? А стоило нарваться на нормального парня, который не побоялся тебя, … скорее меня, благодаря тебе, как ты бежишь собирать свою шеблу, дабы отомстить.

- Да, собрал, и что?

- Да ничего, что из этого вышло? - Отец прищурился, Роман опустил глаза. - Вот именно, твоих шестерок положили как котят, тебе по роже заехала девушка, спасибо ей за это, я тебя ни разу не порол, а зря, наверное, хоть кто-то тебе надавал по шее и за дело! За свои слова и поступки отвечать нужно, ты понял?

- Понял! Все я понял! Они за свои поступки ответят, еще как ответят!

- Ничего ты не понял, оставь их в покое, я еще раз повторяю, тебе досталось за дело!

- За какое такое дело? Да, что ты вообще знаешь?

- Да все я знаю, прижал твоего дружка, которому в задницу перо вставили, он мне все и выложил. Как вы выследили их, что вы говорили при этом, и как вы люлей отхватывали, чей, наконец, нож был. Я когда это дело с ножом замял, мне объяснили, что даже убей они вас, дела бы просто не было, усек? - Рома смотрел на отца с отвисшей челюстью.

- Как это? - Отмер Рома.

- Да так, они не простые люди, насчет них, указание пришло с самого верха. И запомни, сын, еще раз с ними свяжешься, даже мои старые связи не спасут, прирежут тихонько, чтобы не мешал и все, понял? Просто живи нормальной жизнью, а о них забудь.

- Понял! - Повесил голову Рома, поднялся и медленно вышел из комнаты, зло сплюнув, пробормотал себе под нос - Все равно они за это заплатят! *** Сергей.

Всю неделю, я себя просто убивал, тренировался так, будто это составляло смысл всей моей жизни. Рукопашный бой сменяли тренировки по ножевому бою, оттачивал удары на стальной груше, загонял себя на тренировках с мечами, в клуб больше не ездил, тренировался только в особняке под руководством Михалыча. После этого уходил в тир и тренировался с метательными ножами, под конец стал метать все, сколько-нибудь острое и пригодное для метания.

Помня просьбу Виктора Павловича, о работе «почище», съездил в мехколонну, где купил несколько шарикоподшипников, разломав их забрал себе несколько стальных шариков, весьма увесистых, включил их в тренировки по метанию.

Под вечер выбирался в лес и бегал по лесу в виде волка до потемнения в глазах, после чего время, от времени расправляя крылья, скользил в ночной вышине, на время, избавляясь от тоски и чувства тревоги в душе.

Так и сменял одну тренировку другой, доводил себя до такого состояния, что просто доходил до своей постели в особняке и падал без сил, моментально проваливаясь в глубокий короткий сон. Периоды сна, день ото дня становились все короче и короче, дошло до того, что мне для сна и полноценного отдыха хватало минут тридцать. Временами забывал о еде, только окрик дяди Вани или Михалыча, заставляли оторваться от тренировок и плестись на жилой уровень, чтобы, бездумно совершенно не ощущая вкуса, закинуть чего-нибудь в желудок и снова приступить к тренировкам.

70
{"b":"133301","o":1}