ЛитМир - Электронная Библиотека

Но ничего не произошло. Несколько секунд Джерри держал камеру на весу, а затем, будто решившись на что-то, внезапно развернул ее объективом к себе. И нажал на спуск.

* * *

— Полиция штата в своих поисках дошла в южном направлении до Гранд-Рапидес. Но до сих пор так ничего и не обнаружено, — доложил вошедший в комнату полицейский. Молдер непонимающе взглянул на него и машинально кивнул.

— Шесть пальцев на фотографии… — пробормотал он вполголоса, обращаясь то ли к лейтенанту Эриксону, то ли к самому себе. — Почему их шесть?

— Не думаю, что это нам в чем-то поможет, — лейтенант Эриксон тоже выглядел уставшим и обеспокоенным. — Похоже, у нас очень мало времени. Что вы думаете делать, агент Молдер?

Молдер поднял на него взгляд, а затем, будто спохватившись, торопливо полез в свой бумажник и достал оттуда газетную вырезку, найденную в бумажнике Шнауца.

— Раз, два, три:.. Смотрите, лейтенант! На фотографии с похорон Шнауца-стар-шего видно пять каменных надгробий. Причем между третьим и четвертым есть промежуток — очевидно, там и должны были установить шестое надгробие для Джеральда Шнауца, зубного врача и ветерана войны в Корее. Вы понимаете, что это значит?

Лицо Эриксона прояснилось.

— Так значит, не шесть пальцев, а шесть надгробий? — догадался он.

— Да, конечно. Хоть косвенный, но все же намек. И поэтому сейчас нам надо срочно мчаться на кладбище!

* * *

Джерри Шнауц торопливо перебирал фотографии, будто тасовал карты в колоде, тщетно ища крапленую. Скалли напряженно следила за ним. Лицо гиганта выглядело скорее растерянным, чем испуганным.

— Что это значит? — пробормотал он по-немецки и бросил одну из фотокарточек на колени своей пленнице.

Взглянув на фотографию и попытавшись как можно глубже скрыть свое удивление, Скалли ответила тоже по-немецки, тщательно подбирая слова:

— Это значит, что тебе требуется помощь, Джерри. Помощь хорошего врача.

* * *

Зеленая кладбищенская лужайка вовсе не навевала мыслей о покое и смерти. Напротив, посыпанные песочком дорожки, аккуратно подстриженные кусты и бившие из оросителей тонкие струи воды делали ее похожей на тихий уютный парк. Для полноты картины не хватало только чинно прогуливающихся по этим дорожкам молодых мам с разноцветными колясочками.

— Проверьте все за линией деревьев! — скомандовал лейтенант Эриксон, когда полицейские машины одна за другой затормозили у конца асфальтированной дорожки. Полисмены бросились врассыпную.

С пригорка, где остановилась машина лейтенанта, Молдер внимательно оглядел окрестности. Шесть выстроившихся в ряд надгробий и в самом деле напоминали торчащие из земли пальцы. Чуть поодаль тянулась живая изгородь высотой чуть меньше человеческого роста, за ней начиналась липовая роща. Вдруг в просвете между деревьями Молдер увидел большой автофургон. В этот момент он почувствовал себя, как собака, наконец-то взявшая след.

— Лейтенант, вы видите этот фургон? Вон там, за деревьями. Думаю, что мне стоит проверить его в первую очередь — не дожидаясь, пока ваши люди обшарят все близлежащие кусты.

* * *

Некоторое время Джерри Шнауц молчал, то ли внимательно разглядывая фото, то ли глубоко погруженный в свои собственные мысли. Затем он произнес странно ровным спокойным олосом:

— Я думаю, эта фотография означает совсем другое. Она говорит, что у меня осталось очень мало времени.

С этими словами Джерри взял с пола поднос и поставил его обратно на подставку. Затем он нагнулся, поднял упавший шприц со снотворным, зонд и скальпель.

— Джерри, они уже не стерильные, — напомнила Скалли.

— Неважно. Мне некогда снова их стерилизовать.

Джерри Шнауц отмахнул скальпелем кусок скотча и шагнул к Скалли с намерением залепить ей рот.

— Джерри, сейчас же прекрати делать глупости! Сейчас же…

Скалли поперхнулась, закашлялась, и в тот же момент липкая лента легла на ее губы. Джерри Шнауц разгладил скотч и на шаг отступил в сторону, как бы любуясь на дело своих рук. Затем он взял с подноса шприц. И в этот момент откуда-то справа, из темноты, раздался настойчивый стук — будто кто-то дергал запертую изнутри дверь.

Великан выругался, положил шприц обратно на поднос и обернулся. Затем он шагнул в темноту.

* * *

Молдер обошел вокруг автофургона. Судя по всему, машина стояла здесь недавно. На мягком дне почти высохшей лужи хорошо вырисовывались следы протектора — то есть машина прошлась по луже уже после дождя. Примятая колесами трава тоже не успела до конца распрямиться.

Окна фургона были закрыты опущенными изнутри шторками, так что разглядеть внутренность машины не удалось. Заглянуть можно было только в кабину водителя — для этого требовалось всего лишь запрыгнуть на подножку. Кабина была пуста, но внимание Молдера сразу же привлекли ключи, торчащие из замка зажигания. Значит, владелец машины был здесь совсем недавно!

Молдер спрыгнул обратно на землю, обошел фургон и снова подергал его заднюю дверь. Бесполезно. Внутри либо действительно никого нет, либо хозяин заперся и ждет, пока незваный гость уберется восвояси. Не исключено, что внутри — попросту влюбленная парочка, которая, затаившись, ждет, пока бродящий вокруг озабоченный придурок не оставит их в покое и не даст вернуться к прерванному занятию. Молдер представил себе вооруженных полицейских, вышибающих двери и врывающихся в потайное гнездышко любви, и криво усмехнулся. Вот только этого ему еще не хватало!

Но что-то еще продолжало беспокоить его. Что-то он увидел, но упустил. Ключи зажигания в кабине? Нет. Прикрепленный к ним брелок!

Молдер вернулся к передней части машины, вскочил на подножку со стороны водителя и дернул дверцу. Она распахнулась неожиданно легко, и в следующее мгновение на ладони Молдера уже лежали ключи с брелоком, напоминающим слегка увеличенный в размерах человеческий зуб. Точнее, вырванный с корнем зуб.

Зубной врач!

В два прыжка Молдер вновь оказался у задней части фургона и с силой ударил в дверь. Бесполезно. Ее надо было ломать, или вышибать стекло. Оглядевшись, Призрак увидел чуть поодаль затянутую травой кучу строительной арматуры, из которой торчало рыжее от ржавчины колено железной трубы.

Извлеченная из земли труба оказалась довольно ухватистой. Молдер поднял ее, примерился и нанес удар по стеклу задней двери. Автомобильный триплекс треснул, рассыпавшись на множество мелких осколков. Молдер отбросил трубу, одной рукой выхватил пистолет, а другую запустил в разбитое окно и снял с двери стопор. Еще одно мгновение — и он уже находился внутри фургона.

* * *

В тот момент, когда Джерри Шнауц отвлекся на стук снаружи, Скалли предприняла последнюю попытку вырваться. Она схватилась пальцами за подлокотники кресла, выгнула запястья и изо всей силы попыталась рвануться вперед, чтобы порвать или хотя бы, растянуть липкую ленту, которой запястья были примотаны к подлокотникам. Скотч на левой руке не выдержал и пополз. Еще один рывок — и левая рука оказалась свободной!

Скалли сорвала со своих губ полоску липкой ленты.

— Молдер! Я здесь! На помощь!

Одновременно внутрь помещения хлынул яркий поток солнечного света. А с ним и голос:

— Скалли, это ты?

Джерри Шнауц зарычал, развернулся и двинулся на Скалли, вытаскивая что-то из кармана. В следующий момент прозвучал выстрел…

Молдер осторожно пробирался вглубь фургона, стараясь не наступить ни на одно из валяющихся на полу вещественных доказательств.

— Скалли, ты не ранена? — громко спросил он.

Скалли сидела в зубоврачебном кресле и пыталась медицинским скальпелем перерезать липкую ленту, которой ее ноги были примотаны к подножке кресла. Получалось это не очень хорошо — слишком дрожали руки. Услышав голос Молдера, она подняла голову и слабо улыбнулась:

— Большое спасибо, ты появился очень вовремя.

12
{"b":"13331","o":1}