ЛитМир - Электронная Библиотека

Молдер правой рукой достал из кармана куртки фотографию и через плечо протянул ее сидящей сзади Скалли:

— Как ты думаешь, что это за фото? Скалли удивленно повертела карточку в руках.

— Очень странно… Неужели похититель успел ее еще и сфотографировать?

— Вовсе нет. Этот снимок сделал владелец аптеки, рядом с которой произошло убийство. Девушка забежала к нему сфотографироваться на паспорт для выезда за границу. Собственно, аптекарь был последним, кто видел девушку до похищения. Но он утверждает, что фотографировал ее вовсе не в таком, а во вполне нормальном виде. Когда он узнал о похищении, то сразу же явился в полицию и принес эти фотографии.

Скалли внимательно рассматривала фотографию.

— Но ведь трудно сомневаться, что кто-. то сделал ее непосредственно перед похищением !

— Да, это первое, что приходит в голову. Но, уверяю тебя, дело обстоит совсем иначе.

Теннесс-Сити Аптека Стивена Бакстера

Аптекарь оказался пожилым невысоким человеком в круглых очках с толстыми стеклами. Он явно нервничал, хотя пытался держать себя в руках.

— Вот камера, которой я фотографировал девушку, — сказал он, выставляя на стеклянный прилавок большой фотоаппарат. — С тех пор им больше не пользовались, все это время я хранил его под замком, вот в этом ящике.

— Вы всегда держите фотоаппарат там? — спросила Скалли.

— Да, вместе с фотобумагой и прочими принадлежностями.

— А можно туда заглянуть?

— Конечно! — аптекарь отодвинулся, пропуская Скалли за стойку. — Поначалу я подумал, что сделал что-то не то при фотографировании. Ведь там нужно выдернуть бумажку, отмерить точно пять минут, и лишь тогда снимать кальку. Вот я и думал — может быть, неправильно заметил время на часах и чуть задержался…

Пока он это говорил, Скалли протиснулась в узкий проход и присела на корточки, внимательно изучая содержимое ящика с фотопринадлежностями. В дальнем углу лежала портативная «Минольта» и несколько кассет с 35-мм пленкой, а весь передний край был заставлен коробками с самопроявляющейся бумагой. Скалли аккуратно вытянула одну, перевернула и посмотрела дату изготовления. Гарантийный срок хранения истек в позапрошлом году. Хмыкнув, Скалли поставила коробку на место, сунула руку в нишу под ящиком — и тут же отдернула ее. В нише, на полу, стоял калильный калорифер, от которого исходила волна жара.

— Скажите, вы всегда держите обогреватель включенным? — спросила она, поднявшись на ноги. Аптекарь удивленно посмотрел на нее.

— Нет, только в холодную и дождливую погоду, как сейчас.

— Значит, в день похищения он тоже был включен?

— Не помню. Наверное, да… Да, был включен.

— Кроме того, у вас просрочена фотобумага?

— А что, разве это противозаконно?

— Да нет, — пожала плечами Скалли, — я просто обратила внимание на дату изготовления…

— Видите ли, я довольно давно не закупал бумагу. — Аптекарь окончательно растерялся. — А клиенты, желающие сфотографироваться, заглядывают сюда не слишком часто…

— Естественно, — подал голос Молдер. — В супермаркете на площади тоже есть фотомастерская, и там это стоит на сорок пять центов дешевле.

— Зря ты его так, — сказала Скалли, когда они сели в машину. — Бедняга совсем растерялся. По-моему, он уже ждал, что полиция арестует его прямо сейчас.

Молдер виновато пожал плечами, демонстрируя раскаяние.

— Ну, а к какому выводу пришла ты? Скалли вздохнула и достала переданные ей Молдером фотографии:

— Посмотри вот сюда, на эту кольцевую размытость. Мне кажется, что это повреждение от жары. Обогреватель находился прямо под ящиком с фотопринадлежностями и, судя по всему, не выключался уже несколько дней подряд. В результате в светочувствительном слое могли начаться процессы распада. Ты же знаешь, что эмульсия на просроченных фотографических бумагах и пленках становится менее стойкой к различного рода воздействиям…

— И в результате у сфотографированной девушки сами собой исказились черты лица? — скептически хмыкнул Молдер.

— Ну, хорошо, а какова твоя теория?

— А я и не говорил, будто у меня сейчас есть какая-нибудь теория, — загадочно улыбнулся Молдер.

Глядя на эту улыбку, посторонний мог предположить, что матерый сотрудник ФБР уже просчитал в уме все ходы преступников и мысленно планирует операцию по их задержанию. Но Скалли прекрасно знала Молдера и была уверена, что гипотез у него в самом деле нет. Призрак находился в стадии пассивного сбора информации. А значит, ближайшие несколько дней пахать придется в основном ей самой.

В этот момент в кармане пиджака Молдера запищал телефон.

— Да, слушаю. Мэддокс-авеню, двенадцать? А как туда проехать? — правой рукой Молдер прижал трубку к уху, а левой достал из-за приборной доски карту города и развернул ее у себя на коленях. — Мы находимся возле аптеки Бакстера, ну, вы ее знаете. Да, понял. Понял. Очень хорошо. Я думаю, мы подъедем в ближайшие полчаса.

Молдер убрал трубку и повернулся к Скалли:

— Это лейтенант Эриксон. Тот парень, что встретил нас в полицейском управлении. Они сейчас проводят обыск на дому у пропавшей девушки и очень просят нас подъехать. Кажется, лейтенант был чем-то смущен.

Мэддокс-авеню, дом двенадцать

Лейтенант Эриксон встретил гостей из Вашингтона у начала дорожки, ведущей к утопающему в зелени одноэтажному коттеджу. Вид у местного сыщика действительно был как бы слегка виноватый.

— Похоже, для расследования этого дела вас вызвали совершенно напрасно, — удрученно произнес он, провожая Молдера и Скалли к входу в дом. — Боюсь, мы напрасно потратили ваше время…

Дом был полон людей в полицейской форме. Они бесшумно сновали по комнатам, собирая в пластиковые пакеты какие-то улики или колдуя с кисточкой и порошком над возможными отпечатками пальцев. Из прихожей лейтенант Эриксон свернул в правую дверь и посторонился, пропуская агентов вперед себя:

— Мистер Хыои, это агенты Скалли и Молдер.

Грузный человек в сером пиджаке аккуратно поставил на полку книгу, которую до этого держал в руке, и шагнул навстречу вошедшим.

— Хьюи Гамильтон, федеральная почтовая служба. Очень рад вас видеть, но боюсь, дело, которым вы сейчас занимаетесь — по моей части.

Улыбаясь, Гамильтон становился удивительно похожим на покойного Джона Кеннеди, только несколько располневшего. Он обменялся рукопожатием с Молдером и церемонно прикоснулся губами к протянутой ладони Скалли, удивив при этом и ее, и до тошноты галантного Молдера.

— В основном мы расследуем случаи воровства на почте. И ваша пропавшая женщина оказалась в числе наших клиентов.

— Вы хотите сказать, что за ней числятся какие-то грехи? — уточнил Молдер.

— Абсолютно верно. Она работала в местном почтовом отделении агентом по обработке и отправке кредитных карт. Через ее руки проходили пересылаемые по почте кредитные карты, и примерно треть их так и не дошла до адресатов. Вот, посмотрите, что мы здесь обнаружили.

Он протянул Молдеру пластиковый пакет, набитый кредитными карточками самых разнообразных расцветок — словно жетонами для игры в детское лото.

— Это все так и хранилось — в одном пакете? — удивился Молдер.

— Нет, это мои люди насобирали по всему дому в течение последних двух часов. Мэри Лафайет воровала эти карточки, а ее парень сбывал их через различные каналы. Похоже, сбывал довольно плохо — в этом пакете находится примерно половина украденного.

— Давно вы раскручиваете это дело? — спросил Молдер.

— Всего около недели. А Мэри Лафайет уличили совсем недавно. Если уж быть абсолютно точным, на нее вышли через сбытые Биллом Гроувзом карточки.

— Билл Гроувз — это убитый парень?

— Да.

Молдер повернулся к Скалли.

— Теперь понятно, зачем ей понадобилось фото на паспорт. Они собирались дать деру за границу — скорее всего, в Мексику.

— Очевидно, так, — кивнул полицейский с физиономией Кеннеди. — По крайней мере, такие планы были у бедняги Гроувза…

2
{"b":"13331","o":1}