ЛитМир - Электронная Библиотека

В отделении, кроме них, присутствовали только два человека — оператор и санитар. Дальняя дверь отворилась, и два других санитара ввезли в комнату каталку с укрытой простыней девушкой. Молдер впервые увидел ее не на фотографии — светло-рыжие встрепанные волосы, курносая физиономия, пухлые губы. Сейчас лицо было бледным, бескровным, глаза закрыты, сухая кожа обтянула скулы.

Томограф напоминал прибор из старых фантастических фильмов и наводил на неприятные мысли о безумном ученом. Впрочем, компьютер, за которым сидел оператор, выглядел вполне обыденно и современно.

Девушку сняли с каталки и аккуратно перенесли на ложе.

— Все готово! — отрапортовал один из санитаров. Зажужжали моторчики, и ложе медленно двинулось вперед, пока голова пациентки не оказалась в отверстии тороида.

Вспыхнула зеленая лампочка, оператор пробежался пальцами по клавиатуре.

— Вот, смотрите, — негромко произнесла доктор Симпсон. — На экране виден мозг больной в горизонтальном разрезе.

Молдер посмотрел на экран, но ничего интересного там не углядел. В изображении действительно угадывались контуры головного мозга, каким его рисуют в школьных учебниках. Но, в отличие от картинки в учебнике, этот рисунок был сплошь покрыт цветными пятнами разных размеров и яркости.

Оператор вновь тронул клавиатуру, и изображение на экране сменилось. Точнее, цветные пятна слегка поменяли свою форму. И еще раз.

— Томограф может производить послойное сканирование, — пояснила доктор Симпсон. — Сейчас мы… О Бог ты мой!

— Что случилось? — настороженно спросил Молдер.

— Судя по всему, больной была сделана трансорбитальная лоботомия. «Лоботомия ледоруба», как ее еще иногда называют. При этом проникновение в мозг осуществляется без вскрытия черепной коробки, через отверстия глазниц. Вы ведь видели у нее потеки крови под глазами? Но кому и зачем это понадобилось?!

— То есть нам надо искать врача? — подытожила Скалли. — Человека, являющегося специалистом в области нейрохирургии? Но в таком случае круг подозреваемых значительно сузится.

— К сожалению, нет, — подал голос оператор томографа. — Преступник явно не был специалистом. Не знаю, кто делал ей эту опера— . цию, но он сделал ее неправильно. Видите эти боковые пучки, они обозначены синим цветом? Повреждать их ни в коем случае нельзя, а здесь правый пучок сильно задет, причем задет явно случайно. Ну, и другие признаки…

В этот момент девушка что-то пробормотала. Динамики разнесли ее шепот по всему помещению.

— Унруэ…

— Что это? — негромко спросил Молдер. Доктор Симпсон пожала плечами:

— Кажется, больная проснулась…

— Унруэ, — повторила девушка чуть громче.

— Можно к ней подойти?

— Да, конечно. Но боюсь, ничего другого мы не услышим. Повреждение латеральных пучков — вещь очень серьезная, и вряд ли в ближайшее время девушку можно будет о чем-то расспросить.

В дверь постучали. Затем она открылась, и на пороге появился давешний полицейский сержант — Молдер никак не мог запомнить его фамилию. На плечи сержанта был накинут белый халат, а лицо имело скорбное выражение вестника смерти.

— Мистер Эриксон, только что поступило сообщение о новом убийстве. И о новом похищении.

На лице лейтенанта возникло очень красноречивое выражение. Он посмотрел на часы, затем перевел взгляд на Молдера:

— Мистер Молдер, миссис Скалли, вы едете со мной?

— Я — да. — Молдер поднялся со стула. — Скалли, а как ты?

— Я останусь здесь до завершения обследования, а после этого мне хотелось бы заскочить еще в одно место. Я рассчитываю присоединиться к вам примерно через час. Думаю, что к этому моменту вы еще будете находиться на месте преступления.

— Думаю, мы будем находиться там гораздо дольше, — пробурчал лейтенант. — Хорошо, мэм, тогда я опять оставлю вам сержанта с машиной…

Офис компании «Искандарион»

Полчаса спустя

Когда полицейский джип доставил Скалли на место очередного убийства, уже совсем стемнело. Офис фирмы «Искандарион» располагался на задворках многоэтажного супермаркета, внутренний двор которого уже был забит полицейскими машинами. На двух или трех работали мигалки, разбрасывая световые блики по мокрому темному асфальту. С неба опять сыпал мелкий дождичек.

Первыми людьми, которых Скалли встретила внутри здания, были двое полицейских, тащивших тележку с чем-то, завернутым в черный полиэтилен. Скалли проводила взглядом скорбный груз, машинально попытавшись прикинуть рост и вес убитого. Но тут из раскрытой двери ближайшего офиса выглянул Молдер.

— О, это ты! Очень вовремя, мы как раз закончили осмотр места происшествия. Как там больная?

— Абсолютно никак. Открывает глаза, смотрит, реагирует на примитивные раздражители. Даже пьет воду. Но произносит только одно слово — унруэ. Скорее всего, это какое-то имя или название. Или обрывок названия.

— Нет, это не имя. Это немецкое слово, «Унруэ» по-немецки означает «беспокойство», «тревожность». Не-покой.

— Этому тебя учили в школе? — с легким сарказмом спросила Скалли.

— Нет, в колледже. А что?

— Так, ничего… У меня для тебя есть еще кое-какая информация. Но сначала расскажи, что вы выяснили по поводу этого убийства.

Они зашли в кабинет. Просторный и неплохо обставленный: обои под дерево, письменный стол-аэродром с компьютером и телефоном, пара кожаных кресел, кожаный диванчик в углу и высокие, до самого потолка, шкафы с бумагами. Видимо, главный бухгалтер строительной фирмы «Ис-кандарион» был важной шишкой.

Двое полицейских перебирали бумаги в картотеке, а еще один ползал по полу с лупой и порошком для снятия отпечатков. В углу у стола мелом по ковролину был очерчен силуэт скорчившегося тела.

— Убийство и похищение. Беднягу звали Чарльз Сэндсторм, ему было пятьдесят три года, он являлся главным бухгалтером компании «Искандарион». Убит в своем рабочем кабинете ударом тонкого острого предмета в область правого уха. Знакомый почерк, не правда ли? Медицинский эксперт определил, что смерть наступила сегодня, примерно в четыре часа утра. Тело обнаружила уборщица около пяти часов дня.

— А что, до этого главного бухгалтера никто не хватился? И до пяти часов к нему в кабинет никто не заходил?

Молдер пожал плечами:

— Судя по всему, это так. Хотя, по-моему, это полный бред. Теперь о похищенной женщине. Это Элис Брэнд, тридцать два года, секретарша мистера Сэндсторма. Ее родные подтвердили, что она часто оставалась в офисе на ночь для того, чтобы закончить срочную работу. Вчера поздно вечером она позвонила домой и сказала, что, возможно, задержится до утра. «Тойота» мисс Брэнд до сих пор находится на стоянке.

— Они действительно занимались здесь срочной работой, или у них были более важные дела? — усмехнулась Скалли.

Молдер пожал плечами:

— Понятия не имею. По крайней мере, какие-то бумаги на столе действительно лежали. Если хочешь получить точную медицинскую информацию — позвони патологоанатому и поинтересуйся у него результатами вскрытия.

— Меня это мало интересует. Лучше скажи, как вся эта история может быть связана с первой жертвой?

— Очевидно, никак.

— Ты уверен или просто не имеешь никакой другой информации?

— Мне так кажется. Скалли, я понимаю, что время идет, убийца по-прежнему разгуливает на свободе, а мы топчемся на месте. Но поверь моей интуиции — улики появятся сами собой, стоит нам только немного подождать.

— А тем временем маньяк прирежет еще кого-нибудь… Ладно, сейчас речь не об этом. Смотри, что я принесла.

Скалли достала из сумочки фотографию, сделанную фотоаппаратом «поляроид». На ней была изображена площадка перед аптекой Бакстера — угол дома, вывеска, край витрины. И полицейская машина на стоянке.

— Это сделал кто-то в момент прибытия полиции? — лицо Молдера выразило заинтересованность .

— Нет, это сделала я сама, полчаса назад. Мне захотелось еще раз испытать «поляроид», который мы нашли дома у Мэри Ла-файет.

4
{"b":"13331","o":1}