ЛитМир - Электронная Библиотека

Пластик за его спиной с шуршанием вернулся на место. Доктор подошел к анатомическому столу, над которым висели камеры и мониторы. Стол был накрыт прозрачным пластиковым колпаком; под ним лежало тело пожарника. Брауншвейг пошарил в кармане и вынул шприц и ампулу. Потом протянул руку к лампе и повернул ее так, чтобы луч яркого света падал прямо на стол. Затем наклонился ближе, чтобы открыть пластиковый колпак, и тут взгляду его предстало такое зрелище, что доктор едва не задохнулся от неожиданности.

Тело выглядело так, словно оно взорвалось изнутри. Там, где должны были располагаться внутренние органы, осталась только пустая оболочка, будто кто-то выел их, как яйцо. Пластиковый колпак был вымазан чем-то алым, и заляпан остатками погрызенных костей и тканей. Это было столь неправдоподобно, что в первый момент доктор даже не испугался. Нет, в жизни так не бывает. Это просто глупый фильм. Голливудские трюки.

Он застыл без движения, как завороженный глядя на эту картину. Нет, это не фильм, вдруг осознал он, и в панике бросился к основанию лестницы.

— Оно сбежало! — кричал доктор, но шлем приглушал его голос. Брауншвейг отчаянно дергал застежки молнии и кнопки, пока наконец не скинул шлем. — Оно сбежало!

— Что оно сделало?

Наверху, в отверстии металлической трубы показалось лицо техника. На фоне покрытого изморозью контейнера он выглядел настоящим космонавтом. Техник с вежливым вниманием взирал на начальство.

— Оно покинуло тело! — задыхаясь, прокричал доктор Брауншвейг. Пока он поднимался по лестнице, рядом с первым собрались и другие техники. — Я думаю, что оно созрело.—Он замер и, скосив глаза, вгляделся в темноту у себя под ногами. — Погодите, — сказал он хриплым шепотом. — Я его вижу…

В полумраке пещеры что-то шевелилось. Что-то неясное, почти неразличимое, но Брауншвейг знал: это оно. Оно! Доктор затаил дыхание и стал ждать. Мгновение спустя существо обнаружило себя. Очерченный голубоватым сиянием прозрачный пластиковый занавес зашелестел и раздвинулся. Существо вышло из закутка. Оно двигалось неуверенно, можно даже сказать робко, словно только что появилось на свет.

— Господи Иисусе, — выдохнул Брауншвейг. Глаза его расширились от удивления и азарта. Он смотрел на существо во все глаза. Понаблюдав за ним несколько минут и не обнаружив никаких признаков агрессии, доктор

осторожно спустил одну ногу на землю. — Вот вам и маленькие зеленые человечки с Марса…

— Вы его видите? — с тревогой спросил техник.

— Да. Это… поразительно!.. — Доктор задрал голову вверх и посмотрел на техников, окруживших вход в пещеру. — Вы не хотите сюда спуститься? Это будет забавно.

Трясущимися руками Брауншвейг вскрыл ампулу и долго не мог попасть в нее иглой шприца. Наконец он набрал необходимое количество вакцины и поглядел назад, в полумрак, где только что находилось существо, но… Оно опять куда-то исчезло. Очень медленно Брауншвейг начал поворачиваться, оглядывая пещеру в поисках места, где бы мог спрятаться его “пациент”.

Нигде ничего.

И вот тут-то доктор испытал истинный ужас. Его пальцы сжались на шприце так, словно это была рукоятка пистолета; внезапно он увидел то, что искал: черную тень в полумраке пещеры. Считанные доли секунды доктор, словно загипнотизированный, неподвижно стоял и смотрел, как тварь протягивает к нему лапы с длинными острыми когтями, а потом существо с неожиданной свирепостью бросилось вперед.

Брауншвейг испустил отчаянный вопль и нанес твари удар шприцем, стараясь ввести хотя бы какую-то часть драгоценной жидкости. Существо сбило его с ног, доктор кубарем покатился по полу пещеры. Почти сразу же Брауншвейг вскочил на ноги и испуганно отступил к подножию лестницы. Несмотря на то что схватка с монстром продолжалась каких-то десять секунд, доктора уже невозможно было узнать. На шее у него зияла рваная рана, из которой хлестала кровь, лицо было расцарапано и тоже залито кровью, но, казалось, больше всего пострадал его костюм, который развевался теперь вокруг его фигуры, подобно изодранному парусу.

— Эй, — хрипло крикнул Брауншвейг, глядя вверх на потрясенные лица техников. — Мне необходима помощь…

Он оглянулся назад, осторожно высматривая в полумраке своего недружелюбного питомца, потом ухватился за ступеньки лестницы и снова задрал голову.

— Эй, что вы делаете? — потрясенно воскликнул он.

Техники задраивали люк. Они торопливо захлопнули крышку и принялись отчаянно щелкать замками и задвижками. Брауншвейг смотрел — и не мог поверить своим глазам. Опомнившись, он начал быстро карабкаться по лестнице, забыв о боли и крови, хлещущей на белый костюм. Он кричал — сначала гневно, потом с отчаянием, но никто не желал слышать его.

Над головой раздался зловещий грохот, и на прозрачную крышку люка упало большое темное пятно. Совок грейдера подобно гигантской руке поднимался и опускался, вываливая на люк все новые и новые порции земли. Брауншвейга хоронили заживо.

Отупевший от ужаса, он неподвижно стоял в гулкой звенящей тишине подземного зала. Казалось, минула вечность, когда за спиной у него раздался слабый шорох. В следующее мгновение на плечах у доктора повисло таинственное существо, и он, не удержавшись, полетел со ступенек вниз, в темноту пещеры.

Инопланетная космическая станция

Человек, лицо которого видело перед собой на экране странное зеленое существо, не выглядел испуганным. На все вопросы своего собеседника он отвечал неторопливо и даже небрежно. Но на самом деле в душе его царила паника.

— Поймите, наши эксперименты еще не завершены. Нет устойчивых результатов. Мы не можем гарантировать успех, пока не будет готова чистая культура вируса. Мы не можем…

Существо перебило его на полуслове коротким досадливым возгласом:

— Ийфф! Вы не можете! Дети не могут ждать. Дети должны рождаться в доме. Старые могут жить на станции. Молодым нужна планета. — Человек, который видел своего собеседника на экране не совсем обычного компьютера, вздрогнул. — Мы не можем больше откладывать. Гу, вы продолжаете сотрудничать, Гулл?

Человек помедлил, прежде чем произнести положенное по этикету неземное слово:

— Чи… Синдикат даст ответ завтра, Чилл. Мы должны посоветоваться. Я не могу…

Существо нетерпеливо погасило экран на инопланетной космической станции. Человек устало закрыл глаза и некоторое время сидел без движения. Советоваться, разумеется, не имело никакого смысла. Предложение было сделано ему одному. Решать он будет сам. Отключив компьютер, он снял телефонную трубку и набрал номер агентства. Он заказал один билет на утренний рейс в Лондон.

Сомерсет, Англия

Человек стоял у окна оранжереи своего особняка и смотрел вниз, туда, где, громко смеясь, бегали и резвились на тщательно ухоженной лужайке его внуки. Это была одна из тех немногих вещей, которые наполняли его чем-то вроде умиротворения: закат и заразительный смех внуков.

— Сэр? — послышался у него за спиной голос дворецкого.

Человек с холеными руками, словно не слыша, продолжал смотреть в окно и улыбаться.

— Сэр, вас просят к телефону.

Он обернулся и увидел, что дворецкий предупредительно держит дверь открытой. На мгновение Человек с холеными руками задержался, задумчиво глядя на идиллическую картину внизу. Потом повернулся к двери и направился к себе в кабинет.

Сумерки казались здесь глубже, лавандовые тени в тех местах, где стояли высокие, от пола до потолка, книжные шкафы, становились почти лиловыми. По углам и на стенах висели, стояли и лежали всевозможные символы богатства и высокого происхождения. Казалось, все эти вещи собрали здесь для хранения и забыли.

Человек с холеными руками, не глядя на роскошную обстановку комнаты, шагнул к письменному столу у окна, где настойчиво мигал телефон. Он поднял трубку и встал так, чтобы можно было продолжать смотреть, как его внуки играют на лужайке в салочки.

15
{"b":"13333","o":1}