ЛитМир - Электронная Библиотека

— Да, — сказал он.

На другом конце линии раздался знакомый прокуренный голос. Он лаконично сообщил:

— Возникла ситуация. Участники собираются.

Человек с холеными руками вздрогнул: он не любил неожиданностей.

— Положение и в самом деле критическое?

— Да. Встреча назначена на сегодняшний вечер в Лондоне. Мы должны определить новый курс.

Лицо Человека с холеными руками стало жестче.

— Кто созвал эту встречу?

— Страгхолд.

При звуке этого имени Человек с холеными руками мрачно кивнул. Бессмысленно было задавать еще какие-нибудь вопросы. Голос по телефону продолжал:

— Он только что сел на самолет в Тунисе.

Не ответив, Человек с холеными руками опустил телефонную трубку на рычаг. С лужайки донесся детский крик. Человек порывисто шагнул к окну.

Живописная картина веселья внизу, которой он любовался еще минуту назад, теперь была нарушена. Из дома выбежали люди — его дворецкий, домработница, садовник со своими подручными — и поспешили туда, где только что играли дети. Мальчик, его младший внук, лежал в траве на боку. Лицо его исказилось от боли и было белым как полотно. Одна нога была неловко подвернута и придавлена тяжестью его тела. Дворецкий первым подоспел к малышу и, опустившись рядом с ним на колени, стал нежно поглаживать лоб мальчика, одновременно выкрикивая указания остальной прислуге. Когда дворецкий бережно поднял ребенка на руки, Человек с холеными руками выбежал из кабинета. Все мысли о Страгхолде в тот же миг вылетели у него из головы.

В тот вечер он прибыл в Кенсингтон только в начале девятого. Лимузин с шофером тихо проскользнул в круглый дворик и остановился перед парадной дверью большого, но довольно скромного здания из красного кирпича. На двери дома не было ни таблички с именем хозяина, ни номера.

— Страгхолд уже приехал? — спросил Человек с холеными руками у дворецкого, который вышел ему навстречу.

Тот указал куда-то в сторону длинного, неярко освещенного холла.

— Все ожидают в библиотеке, сэр.

Он повел Человека с холеными руками через холл. Еле слышный шелест голосов сделался громче, когда они приблизились к библиотеке. У входа дворецкий поклонился и оставил его одного. Стены большой комнаты были обшиты деревянными панелями цвета грецкого ореха. Единственным украшением служили несколько скромных бронзовых и серебряных вещиц. Посередине комнаты стояли несколько мужчин, которые смотрели прямо в серебристо-голубой глаз телемонитора. На экране шел черно-белый видеофильм низкого качества, какие-то темные фигуры дергались на еще более темном фоне, испещренном “снегом” помех. Когда он вошел, все присутствующие с надеждой обернулись к нему.

Человек с холеными руками внимательно рассмотрел собравшихся, прежде чем присоединиться к ним. Дюжина мужчин приблизительно такого же возраста и внешности, как и он сам — впрочем, такой непринужденной надменности, как у него, ни у кого из них не было. Этих людей немногие знали в лицо, хотя одно лишь слово любого из них могло заставить правительство сверхдержавы пасть на колени. Люди, которые всегда держатся в тени.

В центре группы стоял невысокий худой человек с седыми короткими волосами, одновременно изящный и представительный. Это был тот самый человек, с кем всего сутки назад разговаривал инопланетный руководитель группы переселения. Он чуть дольше положенного помолчал, рассматривая вновь прибывшего, и Человек с холеными руками почувствовал легкий трепет смущения.

— Мы уже начали беспокоиться, — обманчиво ласковым тоном проговорил Страгхолд, словно укоряя любимого сына. — Некоторые из нас прибыли издалека, а вы заставляете себя ждать.

— Мне очень жаль. — Человек с холеными руками склонил голову в знак уважения к Страгхолду. — Мой внук упал и сломал ногу. — Это все, что он мог предложить в качестве оправдания, даже Страгхолду.

Тот, казалось, вообще не слышал его объяснений. Ровным голосом он продолжал:

— Чтобы не терять зря времени, мы, пока вас ждали, просматривали записи наблюдения, которые вызывают еще большее беспокойство.

— Еще большее беспокойство, чем что? — нахмурившись, спросил Человек с холеными руками.

— Мы были вынуждены пересмотреть нашу роль в Колонизации. — Это нельзя было считать ответом на вопрос, однако тон Страгхолда был вполне будничным; он мог бы с теми же интонациями говорить о мелких неприятностях в коммерческих делах. — Проявились кое-какие новые биологические факторы.

— Вирус видоизменился, — пояснил за него другой голос, более настойчивый. Мужчина, которому он принадлежал, достал из пачки очередную сигарету.

Человек с холеными руками, казалось, был потрясен этим известием.

— Сам по себе?

— Этого мы не знаем. — Человек с сигаретой достал из кармана зажигалку. — Пока что отмечен только один случай в Далласе.

— Его влияние на хозяина изменилось, — сказал Страгхолд. — Вирус теперь уже не просто вторгается в мозг в качестве управляющего организма. Он развил в себе способность преобразовывать тело хозяина.

Взгляд Человека с холеными руками стал жестким.

— Во что?

— В новое внеземное биологическое единство.

Некоторое время все молча переваривали это сообщение. Потом Человек с холеными руками с недоверием уставился на Страгхолда.

— Бог ты мой…

Страгхолд кивнул.

— Конфигурация массовой инфекции влечет за собой некоторые концептуальные перемены в нашей деятельности. Что же касается нашего места в их Колонизации… — Но его заготовленная речь пропала даром.

— Это уже нельзя считать просто Колонизацией! — взорвался Человек с холеными руками. — Они просто-напросто сюда переселяются! Захват планеты с полным истреблением коренных обитателей! Вся наша работа…

Голос его прервался. Он обернулся и окинул окружающих людей пристальным взглядом.

— Если это правда, значит, они всех нас просто использовали. Нас обманом заставили выполнить эту работу!

— Может быть, это все же изолированный случай, — неуверенно предположил кто-то из собравшихся.

— Откуда мы можем знать?

Голос Страгхолда остался спокойным.

— Мы собираемся сообщить им о том, что обнаружили. И о том, к каким выводам мы пришли. Для это мы передадим им тело, инфицированное развивающимся организмом. — Вероятно, эта мысль только что пришла ему в голову, и как ни чудовищна была ложь, внутренне он усмехнулся.

— И что вы надеетесь этим выиграть? Желаете окончательно убедиться, что все обстоит именно так, как я сказал? — Человек с холеными руками буравил Страгхолда яростным взглядом. — Убедиться в том, что мы для них не более чем питательная среда, способствующая созданию новой расы инопланетных форм жизни!

— Позвольте мне вам напомнить, кто на этой планете новая раса. И кто старая, — холодно ответил Страгхолд. — Чего бы мы достигли, отказавшись иметь с ними дело? Чего бы мы достигли, симулируя неведение? Если это сигнал о том, что Колонизация уже началась, то чем больше мы узнаем, тем больше у нас шансов ее предотвратить.

— А если наоборот? — парировал Человек с холеными руками. — Сотрудничая с ними, мы теперь только содействуем собственному краху! Наше неведение, а точнее невежество, прежде всего заключалось в том, что мы вообще согласились на сотрудничество с Колонистами.

Страгхолд пожал плечами:

— Сотрудничество — наш единственный шанс на спасение.

Стоящий рядом с ним Человек с сигаретой кивнул.

— Они по-прежнему нуждаются в нашей помощи. Мы им необходимы, чтобы закончить приготовления.

— Мы будем продолжать их использовать так же, как они используют нас, — сказал Страгхолд. — Хотя бы для того, чтобы выиграть время и завершить работу над нашей вакциной. — Странно, но он сам в эту минуту верил в то, что говорил.

— Наша вакцина может оказаться бессильной! — воскликнул Человек с холеными руками.

— Пусть так, но если мы не найдем лекарства от этого вируса, то в любом случае останемся не больше чем питательной средой.

16
{"b":"13333","o":1}