ЛитМир - Электронная Библиотека

— Люди, с которыми я работаю, ни перед чем не остановятся, чтобы очистить путь тому, на что они делают ставку в неминуемом будущем, — сказал Человек с холеными руками отпрянувшему от него Малдеру. — Я получил приказ убрать Куртцвайля. — Малдер прижался спиной к дверце, и в то же мгновение Человек с холеными руками одним плавным движением поднял пистолет. — И точно так же мне было приказано убрать вас.

Но прежде чем Малдер успел хотя бы вскрикнуть. Человек с холеными руками вдруг развернулся и выстрелил шоферу в голову.

Кровь брызнула на ветровое стекло и на пиджак Малдера. Он тяжело дышал, пытаясь осознать случившееся, и в ужасе смотрел на человека, державшего пистолет.

— Не доверяйте никому, мистер Малдер, — как бы между прочим сказал Человек с холеными руками.

Малдер глядел на него, не сомневаясь, что следующий выстрел предназначается ему. Но Человек с холеными руками только открыл дверцу и выбрался из лимузина. Он стоял посреди безлюдной улицы и держал дверцу открытой, ожидая Малдера, который словно примерз к сиденью.

— Выходите из машины, агент Малдер, — устало сказал он.

— Зачем? — съязвил Малдер. — Обивку вы и так уже испортили.

— Выходите, — повторил Человек с холеными руками.

Сделав глубокий вдох, Малдер вылез из автомобиля. Он посмотрел на футляр, который держал в руке.

Человек с холеными руками не сводил с Малдера мрачного взгляда и по-прежнему сжимал пистолет.

— Самое ценное, что у вас сейчас есть, агент Малдер, — это время, и его очень немного. Еще у вас теперь есть то, что я вам дал, — пришельцы не знают о существовании этой вакцины… — Он задумчиво посмотрел куда-то вверх. — Пока. Сейчас в вашей власти положить конец Проекту. И обезвредить колонистов раз и навсегда. — Человек с холеными руками посмотрел прямо в глаза Малдеру.

— Я должен знать, как! — вскричал тот.

— Вакцина, которая у вас в руках, — единственная защита против вируса, — медленно проговорил Человек с холеными руками. — Внедрение ее во внеземную среду, возможно, разрушит те хитроумные планы, которые мы так усердно оберегали в течение последних пятидесяти лет.

— Возможно? — Малдер сжал в руке футляр и покачал головой. — Что еще за “возможно”?

— Найдите агента Скалли, — сказал Человек с холеными руками. — Только тогда вы поймете весь размах и великолепие Проекта. И то, почему вы должны ее спасти. Ибо только ее знания способны спасти вас. — Он замолчал и отвернулся, равнодушно глядя на открытую дверцу лимузина.

С минуту Малдер смотрел на него, ожидая более подробных объяснений. Но Человек с холеными руками лишь указал вперед.

— Идите.

Малдер начал было возражать, но его собеседник неспешно поднял пистолет и наставил на Малдера.

— Идите немедленно!

И тогда Малдер повиновался. Он быстро пошел прочь от машины, а потом побежал, то и дело оглядываясь через плечо. Человек с холеными руками некоторое время стоял, глядя ему вслед; затем повернулся и снова забрался в лимузин. Он закрыл дверцу, и Малдер уловил сквозь тонированные стекла какое-то движение. Секундой позже автомобиль взорвался.

Крик Малдера утонул в реве огня. Взрывная волна швырнула его на землю. Падая, он невольно разжал пальцы, и драгоценный футляр полетел в темноту. Хватая ртом воздух, Малдер вскочил на ноги и подбежал к маленькой темно-зеленой коробочке, содержимое которой высыпалось на асфальт. При свете пожара он увидел, что было внутри футляра: шприц, маленькая стеклянная ампула, чудесным образом уцелевшая, и крошечный листок бумаги, на котором аккуратным почерком были выведены слова и цифры:

БАЗА1

83° ЮЖНОЙ ШИРОТЫ

63° ВОСТОЧНОЙ ДОЛГОТЫ

326 ФУТОВ

Малдер нагнулся и поднял футляр и его содержимое.

Полюс недоступности

Антарктика

48 часов спустя

Ледовое поле было таким бескрайним и бесцветным, что сливалось с небосводом; повсюду была только одна белизна: бесконечная, вечная, безжизненная, наводящая ужас и неизбывную тоску. Белизна и убийственный холод.

Дыхание Малдера в кабине снегохода превращалось в пар, густой, как дым. И белый. На отросшей за эти два дня щетине на подбородке у Малдера блестели алмазами кристаллики льда. На ресницах серебрился иней. Даже с включенной на полную мощность печкой он едва чувствовал пальцы рук в тяжелых толстых перчатках, которые неуклюже лежали на штурвале. Малдер ссутулился над приборной доской, и все его силы уходили на то, чтобы вести снегоход. Машина ползла по твердому льду, покрытому снегом, словно гигантский жук, оставляя за собой две параллельные борозды, отмечавшие его мучительный путь по краю Ледника Росса.

Проходил час за часом. В этой стране вечного дня Малдер утратил всякое представление о времени; здесь не было привычных ориентиров: зданий или гор — только снег и лед, и он все больше боялся сбиться с нужного направления. Наконец он вывел снегоход к предполагаемой точке, координаты которой были в записке, и уточнил свое местонахождение по навигационному спутнику. Цифры, бегущие по экрану, подтвердили, что он находится именно там, где нужно.

Бросив взгляд на приборную панель, Малдер увидел, что датчик горючего стоит почти на нуле. В лобовое стекло виднелось лишь белое поле, простиравшееся до самого горизонта. Малдер еще раз проверил координаты по спутнику, потом открыл дверь кабины и выбрался наружу.

Снег скрипел под ногами, снег кружил над головой. В этой сплошной белизне, даже имея связь со спутником, Малдер чувствовал себя так, словно отправился на прогулку в космос — безо всякой надежды вернуться назад.

Он побрел через ледяные торосы. Снегопад утих, и Малдер хорошо различал цепочку собственных следов, тянущуюся за ним. Когда он оглядывался назад, снегоход казался очень маленьким и ненастоящим на фоне бесконечной перспективы белого снега и стального неба.

Малдер вздохнул и начал длинный утомительный подъем по пологому склону, утопая по колено в рыхлом снегу и то и дело съезжая назад. Достигнув вершины, он хотел уже с облегчением выпрямиться, но тут же снова пригнулся, инстинктивно пряча голову.

Внизу, протянувшись через ледяную равнину, похожая на космический поселок из фантастических романов, раскинулась арктическая станция, окруженная тракторами, снегокатами и снегоходами. Малдер вытащил из-под парки небольшой, но мощный бинокль и направил его на купола и машины, ища признаки жизни. Но только задержавшись взглядом на самом дальнем куполе, он их засек.

— Есть, — прошептал он.

Там, трясясь по ледяным торосам, полз еще один снегоход. Пересекая бесплодную равнину, он направлялся к станции и вскоре остановился перед одним из купольных сооружений. Несколько минут снегоход стоял там, а потом дверь купола открылась, и оттуда вышел человек в парке и меховой шапке. Человек немного постоял на пороге; лицо его окутывали облачка серого пара. Затем он бросил что-то в снег и пошел к машине.

Человек с сигаретой. Малдер смотрел, как он распахивает дверцу снегохода и забирается внутрь. Машина развернулась и медленно поползла по собственным следам к далекому горизонту.

Малдер опустил бинокль. Дыхание его стало еще более затрудненным, но теперь уже скорее от волнения, чем от усталости. Ему пришлось заставить себя несколько минут посидеть на месте, чтобы успокоиться и собраться с силами перед тем, как идти дальше. Наконец он убрал бинокль за пазуху, поднялся на ноги и начал спускаться по противоположному склону ледяного холма к станции.

Он двигался медленно, перед каждым шагом думая, куда поставить ногу и стараясь равномерно распределять вес, чтобы не поскользнуться на ледяной корке. Достигнув основания склона, Малдер украдкой оглянулся назад: он никак не мог избавиться от ощущения, что за ним наблюдают и, может быть, даже преследуют. За долгие годы Малдер привык доверять своей интуиции, никогда не пренебрегать этим странным предчувствием. Итак, угроза. Он замер, прислушиваясь к своим ощущениям, обвел взглядом окрестности. Ничего. Странно! Если он ничего не видит, это еще не означает, что опасности нет, Малдер покачал головой. Оглянулся еще раз и, ничего не обнаружив, повернулся и снова пошел вперед.

26
{"b":"13333","o":1}