ЛитМир - Электронная Библиотека

Взгляд его был прикован к куполам. Вот где таится опасность! С каждым шагом арктическая станция приближалась, надвигалась на него, казалась все больше и больше, и наконец купола окончательно заслонили собой стальное ненастное небо. Малдеру оставалось пройти всего несколько сотен ярдов, когда он вдруг оступился и вскрикнул от страха. Ледяная корка у него под ногами треснула. На миг ему показалось, что мир содрогнулся, и купола, словно огромные пузыри, поплыли по молочному морю. Потом лед под ним проломился.

Он упал на спину. Под ним было что-то холодное, твердое, гладкое. Так он лежал несколько мгновений, отдуваясь и пытаясь восстановить дыхание. Нужно было выяснить, не сломал ли он себе чего-нибудь. Одну руку пронзила резкая боль, и огнестрельная рана на виске неприятно пульсировала, но, полежав минуту, Малдер, морщась, перевернулся и начал соображать, куда это он угодил.

Оказалось, что он свалился на какой-то жесткий и узкий металлический мостик, похожий на строительные леса или площадку металлической пожарной лестницы. Мостик был мрачного черного цвета, резко контрастировавшего с мертвенной белизной окружающего льда. В полу имелись вентиляционные отверстия, через которые шел воздух. Только по меркам Антарктики его можно было назвать теплым; однако когда Малдер поднял голову и посмотрел вверх, он понял, что именно эти потоки послужили причиной его падения. Под поверхностью льда образовался воздушный карман, и ледяная корка над Малдером была источена в соответствии с расположением вентиляционных отверстий. Там, где он провалился, лед подтаял, и достаточно было небольшого давления, чтобы он проломился.

Малдер поднялся на колени, и в лицо ему ударила струя воздуха из ближайшего отверстия. Оно не было защищено ни решеткой, ни шторками и оказалось достаточно большим, чтобы в него мог пролезть человек. Малдер откинул капюшон парки и снял перчатки. Он заглянул в отверстие, потом снова поднял голову и критически посмотрел на дыру, в которую провалился. Подняться назад тем же путем нет никакой возможности: вокруг ничего, кроме прочного льда. Он снова перевел взгляд на воздуховод.

Выбора не оставалось. Он набрал в грудь побольше воздуха и нырнул в темноту.

Внутри вентиляционной шахты было холодно и темно хоть глаз выколи, но за рифленые стенки легко было цепляться. Малдер двигался осторожно, на ощупь следуя изгибам уходящих вниз ребристых стен шахты, пока в непроглядной темноте глаза не уколол тоненький лучик света. Еще несколько минут — и он достиг противоположного конца шахты, открывающегося черт знает куда. Головой вперед он высунулся из отверстия, ухватился руками за нижний край, с огромным трудом протащил свое тело вперед, перевернулся в воздухе и, покачавшись, спрыгнул на землю.

Поморгав, Малдер надел перчатки, сунул руку в карман и достал фонарик. Включив его, он поводил лучом из стороны в сторону и поежился, увидев место, в котором очутился.

Он стоял посреди бесконечного коридора, вырубленного во льду. Влево и вправо, насколько хватало глаз, по обеим сторонам коридора тянулись высокие гладкие столбы, словно ледяные гробы, поставленные вертикально. Малдер осветил коридор и увидел, что вдалеке он изгибается. Потом покружился на месте, светя перед собой, и, подойдя к одному из столбов, соскреб иней с ледяной поверхности. От зрелища, представшего его глазам, у Малдера перехватило дыхание.

Внутри был вмерзший в лед человек. Он был обнажен, его глаза были широко открыты и смотрели в какую-то неведомую даль. Волосы у него были длинные, темные и курчавые, а черты застывшего лица казались на редкость грубыми и отталкивающими: приплюснутый нос с широкими ноздрями, ярко выраженные надбровные дуги и вывороченные губы, обнажающие желтые, похожие на пеньки, зубы. Присмотревшись, Малдер заметил, что плоть человека также неестественно просвечивает, как тело того пожарника в морге. Малдер поморщился и с отвращением отшатнулся, разглядев кое-что под этой полу— прозрачной плотью: существо, похожее на эмбрион с огромными раскосыми черными глазами, замороженное вместе с хозяином.

Малдер повернулся и быстро пошел по темному ледяному коридору. Там, где коридор заканчивался, сквозь несколько полукруглых отверстий, расположенных почти у самого пола, просачивался тусклый свет. Малдер опустился на колени и, заглянув в одно их них, увидел короткий лаз, который выходил на своего рода балкон. Он лег на живот и протиснулся в отверстие, цепляясь курткой за стенки и края дыры. Наконец он дополз до конца, высунул голову на балкон и с изумлением осмотрелся.

Над ним на невероятной высоте белел свод гигантского купола. Малдер посмотрел вниз и едва справился с приступом головокружения: расстояние от балкончика до пола было не меньше, чем до вершины купола. Очень осторожно, дюйм за дюймом, Малдер выбрался на узкий карниз и присел на край. Балкончик, по сути, представлял собой маленькую площадку перед отдушиной, служащей для вентиляции купола. Помещение было огромным, и поэтому по всей окружности купола щли другие балкончики с круглыми окошками отдушин — сотни тысячи вентиляционных шахт. Малдер с дрожащими коленками выпрямился на узком выступе и прижался спиной к стене. Он посмотрел вниз, на далекий пол. Он мог видеть только центральную часть — нечто вроде огромной арены, испускающей зловещее сияние, совсем непохожее на полутьму, обволакивающую остальное пространство необъятного зала. Ледяное, серебристо-голубое свечение. К этой центральной арене под углом вели какие-то огромные трубы, словно спицы гигантского зонтика. Со всех сторон арену окружала темнота, и впечатление было такое, что она висит на этих трубах. Одна из “спиц” проходила на расстоянии вытянутой руки от Малдера.

Ему потребовалось несколько минут, чтобы в голове у него сложилась картина этого помещения: масштабы здесь были поистине космические. Такого он еще никогда не видел и даже не представлял себе, что такое бывает. Но самым пугающим и странным в этом месте было то, что он увидел, присмотревшись к залитой синеватым светом арене: на балках, уходящих в окружающую арену тьму, висели ряды темных коконов высотой приблизительно в человеческий рост. Малдер прищурился, пытаясь определить, что это такое и куда уходят эти ряды, кажущиеся на первый взгляд бесконечными.

В это же самое время в сотне футов над Малдером другой человек с таким же недоумением смотрел на то, что открывалось его взгляду. В теплой кабине своего снегохода человек с сигаретой наклонился вперед и протер запотевшее ветровое стекло. За кормой снегохода вздымались здания антарктической станции, а впереди маячило какое-то смутное пятно. Наконец его очертания стали более четкими, и Человек с сигаретой понял, что это такое.

Снегоход, на котором приехал Малдер.

Несколько мгновений Человек с сигаретой разглядывал машину. Потом молча развернул свой снегоход и со всей возможной скоростью повел его обратно к базе.

Внизу, под слоем льда, Малдер продолжал вглядываться в полумрак, пытаясь определить назначение странных ледяных объектов. Внезапно он заметил, что в самой дальней части купола ряды коконов вроде бы двигаются. Там была какая-то ниша, и темные капсулы ритмичными толчками медленно выезжали из нее. Все это напоминало работу какого-то исполинского механизма. Малдер поморгал, стараясь рассмотреть их получше, и вдруг увидел то, чего прежде не замечал.

В сотнях футов под ним, в тени этих двигающихся коконов, лежал использованный пластиковый контейнер, похожий на большое яйцо, разрезанное вдоль. Крышка с него была снята и лежала рядом. На фоне мрачных серых стен и невыразительной, сугубо функциональной архитектуры купола он выглядел на удивление маленьким и хрупким — единственная вещь в этом мире, сделанная по человеческим меркам. И от этого контейнер поразил Малдера гораздо больше, чем все остальное, что он здесь увидел.

Помрачнев, он отвел взгляд от того, что было внизу, и еще раз взглянул на длинную трубу, торчащую в нескольких футах у него за спиной. В ней имелось отверстие, небольшое, но достаточно широкое, чтобы в него мог протиснуться человек. Не давая себе времени подумать об опасности, Малдер полез в дыру.

27
{"b":"13333","o":1}