ЛитМир - Электронная Библиотека

Брауншвейг под шумок добрался до автоцистерн и, забившись в щель между ними, тайком достал из кармана сотовый телефон. Нетерпеливо тыкая пальцем в кнопки, он набрал номер, дождался соединения и сказал в трубку:

— Сэр? Произошло то, к чему мы оказались не готовы. — Несколько мгновений он слушал, потом кратко ответил: — Что ж, теперь нам нужно выработать план действий.

Федеральное здание

Даллас, штат Техас

Неделей позже пятнадцать агентов в темных ветровках с эмблемой ФБР бесстрастно смотрели, как над ними кружит уже совершенно другой вертолет. Они стояли на крыше, и глаза у всех были скрыты солнечными очками, отчего лица казались одинаково лишенными выражения. Шестеро держали на поводке доберманов и немецких овчарок; собаки часто дышали, устало высунув языки в тщетной надежде получить облегчение в полуденный зной. Когда вертолет приземлился, они прижали уши, но больше никак не проявили к нему внимания.

С правого борта вертолета открылась дверка, и из кабины вылез единственный пассажир. У него было вытянутое лицо, и, оглядывая мужчин и женщин, стоящих на крыше, он щурил глаза. Это был специальный агент, ответственный за проведение операции, — Дариуш Микод. Выдержав паузу, он твердым шагом направился к ним.

Навстречу ему вышел один из агентов с сотовым телефоном в руке и показал на серую крышу, на которой они стояли,

— Мы эвакуировали людей и прочесали здание снизу доверху. Нигде никаких следов взрывного устройства и вообще ничего похожего.

Микод выслушал его, поджав губы, и спросил:

— Собак запускали внутрь?

Агент кивнул:

— Да, сэр.

— Значит, запустите еще раз.

Мгновение агент смотрел на него, не в состоянии скрыть усталость. Потом ответил:

— Да, сэр, — и снова повернулся к своим подчиненным.

Микод, стоя позади него, всматривался горизонт, заложив руки за спину. Так он стоял минуту или две, изучая знакомые очертания

Далласа, плоскую серебристую громаду безоблачного неба над ним и унылые скопища лестниц, турбин и бетона на крыше соседнего небоскреба.

Вдруг он весь напрягся. Приставив ладонь козырьком ко лбу, медленно подошел к краю крыши и оперся на парапет. Он не произнес ни слова, только плотнее сжал губы, увидев одинокую фигуру, которая возникла из двери на соседней крыше. Даже с такого расстояния ему было видно, с какой решимостью двигается стройная фигурка в ветровке ФБР и как солнечный луч играет на темно-рыжих волосах, доходящих ей до плеч. Микод невольно еще крепче вцепился пальцами в перила ограждения.

На другой крыше специальный агент Дана Скалли вздрогнула, услышав, как за ней захлопнулась дверь. Осторожно спускаясь по ступенькам, она тыкала пальцем в кнопки сотового. Набрав номер, она осторожно осмотрелась по сторонам.

— Малдер? — нетерпеливо произнесла она, прижимая к щеке прохладную трубку телефона, и, помолчав, сказала: — Это я.

В ухе у нее прозвучал голос Малдера:

— Где ты, Скалли?

— Я на крыше.

— Ты что-нибудь нашла?

Она смахнула с кончика носа каплю пота.

— Нет. Не нашла.

— Чем ты недовольна, Скалли?

Скалли потянулась, распрямляя уставшую спину, и нетерпеливо тряхнула головой, словно Малдер находился сейчас прямо перед нею, а не где-то внутри огромного здания.

— Просто я только что отмахала пешком двенадцать этажей, я умираю от жары и от жажды и к тому же, честно говоря, не могу понять, что я здесь делаю.

— Ты ищешь бомбу, — ответил невозмутимый голос Малдера.

Скалли вздохнула:

— Это я знаю. Но человек, который позвонил в полицию, говорил, что заминировано федеральное здание напротив.

— Я думаю, оно застраховано.

Скалли скорчила гримасу и еще выразительнее тряхнула головой. Потом, глубоко вздохнув, начала:

— Малдер, когда террористы по телефону угрожают взорвать бомбу, логическая цель этого предуведомления как раз и состоит в том, чтобы дать нам возможность бомбу найти. Террористы, как правило, редко стремятся на самом деле кого-то убить; их естественное назначение — наводить ужас. Если бы ты изучил статистику, то обнаружил бы, что это типичная модель поведения практически в каждом случае, когда речь идет об угрозе взрыва…

Она сделала паузу и плотнее прижала к уху трубку, так тщательно подбирая слова, словно объясняла что-то крайне отсталому и непонятливому ребенку.

— Если мы не будем действовать в соответствии с теми сведениями, которые дают они сами, Малдер, — если ты проигнорируешь их, как мы с тобой только что сделали, — то велика вероятность, что в случае, если бомба действительно заложена, мы ее не найдем. И тогда могут погибнуть люди…

Она снова остановилась, чтобы перевести дух, и внезапно сообразила, что ее монолог чересчур затянулся, а ответной реплики нет как нет. Слегка повысив голос, она позвала:

— Малдер?..

— А если действовать по наитию? От неожиданности Скалли едва не выскочила из кожи: ей почудилось, что голос раздался не из телефонной трубки, а с расстояния двух шагов. Так оно и было — в тени трансформаторной будки стоял Фокс Малдер. 0н чуть-чуть приподнял бровь, разгрыз семечку подсолнуха, выплюнул шелуху и, отключив мобильник, подошел к Скалли.

— О Господи, Малдер! — простонала Скалли, качая головой.

— Существует еще элемент неожиданности, Скалли, — спокойно сказал Малдер. — Случайные действия непредсказуемы.

Он сунул в рот следующую семечку и продолжал:

— Если мы не научимся предвидеть непредвиденное или ожидать неожиданное, то во вселенной непредвиденных вероятностей мы окажемся во власти любого человека или явления, которое нельзя запрограммировать классифицировать или свести к удобной формуле…

Говоря все это, он подошел к краю крыши. Перегнувшись через перила, он подкинул в воздух оставшиеся семечки и отряхнул руки. На мгновение он замолчал, задумчиво, если не сказать глубокомысленно, глядя вниз, затем обернулся к Скалли и сказал:

— Какого черта мы тут торчим? Тут жарче, чем в пекле.

И прежде чем Скалли успела набрать в грудь побольше воздуху, чтобы дать достойный ответ на это замечание, он уже непринужденно шагал к лестнице, ведущей к двери, из которой несколько минут назад появилась Скалли. Его напарница стояла и смотрела ему в спину, потом сунула сотовый телефон в карман. Едва сдерживаясь, чтобы не усмехнуться, она обогнала его, схватила за руку и повела вверх по ступенькам.

— Я знаю, что это задание наводит на тебя тоску, — сказала она. Последние намеки на юмор в выражении ее лица исчезли. — Но в данном случае нетрадиционное мышление тебе только повредит.

Малдер спокойно посмотрел на нее:

— Это как же?

— Прекрати искать то, чего нет. Секретные материалы закрыли, Малдер. Здесь нужно действовать согласно установленной инструкции. Протоколу, — добавила она, постаравшись придать этому слову угрожающий оттенок.

Малдер медленно покивал головой, словно взвешивая про себя ее слова и раздумывая, прислушаться ли к этому совету.

— Что, если нам позвонить и пригрозить взорвать бомбу в Хьюстоне? — предложил он, склонив голову набок. — По-моему, в “Астрокуполе” сегодня вечер бесплатного пива.

Скалли приоткрыла рот в беззвучном ругательстве и окинула напарника уничтожающим взглядом, но это не возымело действия. Вздохнув, она торопливо прошла мимо него по лестнице и взялась за ручку двери. Раз, другой, третий она попыталась повернуть ручку, но безрезультатно; дверь явно была заперта с другой стороны. Тогда Скалли обернулась к Малдеру.

— Что теперь? — мрачно спросила она. С лица Малдера вмиг слетела озорная улыбка.

— Кто-то запер дверь? — отрывисто спросил он.

Скалли посмотрела на него и снова подергала ручку.

— Вот тебе и предвидение непредвиденного… Она бросила взгляд на солнце и опять пристально взглянула на Малдера. Прежде чем она успела сказать еще что-нибудь, он подскочил к двери и отвел ее руку. Потом повернул ручку, и дверь легко отворилась.

3
{"b":"13333","o":1}