ЛитМир - Электронная Библиотека

Джана Кассиди нахмурилась и взяла в руки то, что Скалли поставила на стол: маленький стеклянный пузырек, в котором была мертвая пчела. Пока она его рассматривала, Скалли, не говоря ни слова и не спросив разрешения, направилась к выходу.

Когда дверь за ней закрылась, Кассиди приподняла бровь и повернулась к Уолтеру Скиннеру. Лицо ее было непроницаемо.

— Мистер Скиннер? — спросила она, предоставляя слово ему.

Авеню Конституции

Вашингтон, округ Колумбия

Рядом со штаб-квартирой ФБР

Фокс Малдер сидел на скамейке в парка возле Мэл и читал утреннюю “Вашингтон пост”. Когда он дошел до маленькой заметки в разделе, посвященном событиям в стране, его глаза расширились.

СМЕРТЕЛЬНАЯ ВСПЫШКА ВИРУСА ХАНТА В СЕВЕРНОМ ТЕХАСЕ ЛОКАЛИЗОВАНА.

Он поднял голову и увидел, что к нему идет человек. Когда расстояние между ними несколько сократилось, он узнал Скалли. Малдер встал и протянул ей газету.

— На двадцать седьмой странице миленькая история. Только наши имена почему-то не упоминаются.

Скалли не глядя взяла газету. Малдер с горечью продолжал:

— Они решили похоронить это дело, Скалли. Все будет шито-крыто, и никто ни о чем не узнает

Не в состоянии больше сдерживаться, он повернулся на каблуках и пошел прочь. Скалли догнала его.

— Ты ошибаешься, Малдер, — сказала она. — Я только что рассказала обо всем, что знаю, родному учреждению.

Малдер остановился и с сомнением посмотрел на нее.

— Все, что знаешь?

Скалли кивнула, и они пошли дальше.

— Все, что я испытала. О вирусе. О том, что его переносят пчелы вместе с пыльцой мутировавшей кукурузы…

— И про летающую тарелку? — перебил он насмешливо. — Про зараженные трупы и про маленький незапланированный запуск с Южного полюса?

Скалли взглянула на него и неохотно признала:

— Да, я не стану утверждать, что все понимаю. Я не знаю, что именно я видела. И какова была цель всего этого.

Малдер остановился и повернулся к ней.

— Это не имеет значения, Скалли, — сказал он. — Они все равно тебе не поверят. Зачем им это нужно? Если это нельзя запрограммировать, классифицировать или свести к удобной формуле…

— Я бы на твоем месте не была в этом так уж уверена, Малдер, — сказала Скалли.

Гнев Малдера сменился нетерпением.

— Сколько раз мы с тобой уже это проходил и? Именно это. Гонялись за призрачной истиной? Ты правильно сделала, что решила уйти. Тебе надо держаться от меня подальше. Так далеко, как только возможно.

— Ты попросил меня остаться, — с вызовом сказала Скалли.

— Я сказал, что ты мне ничем не обязана, — возразил Малдер. — Тем более не обязана рисковать из-за меня жизнью. Уходи и становись врачом, Скалли.

Он помолчал и вдруг полез в карман и достал оттуда маленький золотой крестик, который подобрал в контейнере на корабле пришельцев.

— Ты потеряла.

Скалли машинально поднесла руки к груди. Потом взяла у Малдера крестик, и глаза ее на мгновение потеплели.

— Спасибо… — Она наклонила голову и застегнула на шее цепочку с крестиком. — Я стану врачом, Малдер. Но я не собираюсь никуда уходить. — Малдер сощурился, а она продолжала? — От этой болезни, какой бы она ни была, есть лекарство. Ты держал его в своих руках… — Она взяла его за руку и заглянула ему в глаза. — Если я брошу это дело, они победят.

Они стояли молча. Неподалеку от них, в безликом автомобиле, сидел Человек с сигаретой и с мрачным видом наблюдал за ними. Он сделал последнюю затяжку и щелчком выбросил окурок на дорогу. Электрический привод медленно поднял стекло, и автомобиль уехал.

Малдер посмотрел на свою напарницу со странным выражением, в котором она к своему удивлению заметила искорку веселья, и вдруг хлопнул ее по плечу.

— Тогда напомни мне, чтобы я позвонил Байерсу.

Скалли пытливо вгляделась в его лицо, потом улыбнулась.

— Позвони Байерсу.

Квартира Байерса

Вашингтон, округ Колумбия

Спустя два часа

— Во-первых, здравствуй! — выпалил Малдер, перешагнув порог прихожей Байерса. Он жадно впился глазами в фигуру хозяина, словно снимал с него мерку, но взгляд его почти сразу потух.

— Во-первых, здоровались мы полчаса назад, когда ты мне позвонил. Но я не обижаюсь, что ты забыл. А во-вторых? — Этот вопрос Малдер услышал уже в комнате, возле платяного шкафа, который он успел открыть настежь.

— А во-вторых… — Малдер тупо смотрел в шкаф. Потом он начал ворошить бесчисленные костюмы, висящие на плечиках. — Слушай, как ты их различаешь?

— Тебе что, снова нужен мой пиджак? — с некоторым беспокойством спросил Байерс. — Он тебе будет широк.

— Я знаю. А брюки — коротки. Мне нужен тот пиджак. Который ты мне уже давал в обмен на пижаму. У тебя тут ни черта не разберешь… — Малдер яростно разгребал руками раскачивающиеся на вешалках рукава и брючины.

— Я только вчера его почистил. Если бы я знал, что ты в нем будешь кататься по земле… — но, заметив выражение лица Малдера, Байерс с притворным вздохом снял вешалку с пиджаком. — Что дальше?

— Надеюсь, ты не выбрасывал то, что я положил в карман.

Байерс с опаской залез сначала в нагрудный, потом в правый нижний карман, но там ничего не было. В левом нижнем кармане рука его что-то нашарила.

— Больше я никогда не дам тебе свою одежду, и не проси, — проворчал тот, кого Малдер называл Железным Дровосеком, вытащив наконец из кармана скомканный листок с прилипшим к нему окурком — все, что оставил Maлдepy бедняга Куртцвайль. — Теперь, когда я знаю, что ты любишь набивать карманы мусором, я их заблаговременно зашью…

— Ты сам себе противоречишь, дружище. — Малдер выхватил у него бумажку и, расправив, принялся читать. Потом он хмыкнул, сложил листок и вновь протянул его другу. — Можешь выбросить.

— Ничего? — с сочувствием, смешанным с любопытством, спросил Байерс.

— Это письмо написано издателем Куртцвайля. Доктор Куртцвайль работал когда-то с моим отцом. Последние годы он развлекался тем, что писал толстенные книжки про скорый Апокалипсис. Судя по этому письму, примерно через месяц должна выйти еще одна. Конечно, теперь фамилия автора на форзаце будет заключена в траурную рамку.

Байерс, брезгливо отряхнув бумажку от пепла, развернул листок и погрузился в чтение.

— Знаешь, — сказал он наконец, — не мне тебе советовать, но я бы на твоем месте прочел эту ахинею. Если ты говоришь, что он работал с твоим отцом… Недаром же этот книжный воротила так восторгается его талантом и изобретательностью. По-моему, наиболее захватывающим вымыслом всегда кажутся реальные факты.

— Посмотрим, — сказал Малдер, но без особой надежды. — Ладно, спасибо тебе, дружище, я побегу. Меня ждет шофер,

Скалли?

Малдер утвердительно кивнул.

— Ну что ж, единственное, чего я могу тебе пожелать — береги голову. Больше меня в этот госпиталь не пустят, — и Байерс расплылся в улыбке.

Малдер вышел из подъезда и сел в машину.

— Ну что? — Скалли сгорала от нетерпения. — Что-нибудь нашел?

— Мы едем в Нью-Йорк. — Малдер захлопнул дверцу и засвистел какой-то мотивчик.

Скалли с минуту глядела на него, пытаясь угадать его настроение, потом нажала педаль газа.

— Ну мы так мы.

45-я улица

Издательство “Мистик Лэнд” Нью-Йорк, штат Нью-Йорк

Автомобиль, который Скалли взяла напрокат в нью-йоркской компании, остановился перед высотным зданием из стекла и металла. Охранник, сидящий за конторкой в пустынном вестибюле, вдумчиво жевал яблоко и запивал его пивом из банки. На вопрос Малдера о том, на каком этаже находится издательство “Мистик Лэнд”, он молча указал в сторону лифта и, не прерывая своего увлекательного занятия, лениво поднял вверх три растопыренных пальца. Этим, по-видимому, он пытался выразить все свое презрение к подобного рода учреждениям, а заодно и к тем чудикам, которые носят туда свои бредовые сочинения.

31
{"b":"13333","o":1}