ЛитМир - Электронная Библиотека

Войдя в лифт, Малдер нажал кнопку и со вздохом спросил Скалли:

— Скажи мне откровенно, Скалли, неужели я настолько непохож на настоящего мужчину?

— Что ты имеешь в виду? — Скалли подняла бровь.

— Почему даже дети считают меня каким-то мелким коммивояжером? А уж за кого меня принял этот обжора…

— Наверное, он решил, что мы пишем сексологические гороскопы, — ответила Скалли. — Не понимаю, чего ты расстраиваешься. На мой взгляд, тебе это должно было польстить. Более респектабельных и здравомыслящих людей, чем разносчики и жулики, я не встречала.

Лифт остановился на третьем этаже, и они вышли в коридор, застеленный толстым голубым ковром. Стены его были выкрашены в кремовый цвет и таинственно поблескивали вкраплениями кварца. В конце коридора было окно, сделанное в виде витража с изображением небесных сфер — иначе не скажешь. Словом, сам интерьер издательства, начиная с коридора, должен был создавать атмосферу загадочности и отрешенности от земных проблем. Впрочем, в приемной директора их ждала самая обыкновенная секретарша, которая весьма деловито стучала по клавиатуре новенького “Макинтоша”.

При виде Малдера и Скалли она деликатно выплюнула в фантик жвачку и спросила, по какому вопросу они пришли. Вместо ответа Малдер достал из кармана значок и показал ей. Скалли усмехнулась.

Секретарша директора Издательского дома “Мистик Лэнд” явно впервые за свои двадцать с небольшим лет видела живого агента ФБР. Она была настолько поражена, что беспрепятственно пропустила их в кабинет к своему шефу, даже не доложив о посетителях.

Директор издательства Дэвид Родд, мужчина лет сорока пяти, еще только начинающий лысеть, встал им навстречу и бросил на свою взволнованную секретаршу укоризненный взгляд.

— Мисс Хэммик, я же просил никого не пускать. Молодые люди, — сказал он, обращаясь уже непосредственно к посетителям, — извините, но с рукописями вам лучше обратиться к моему заместителю, миссис Мак-Кэн.

— Они из ФБР. — Мисс Хэммик произнесла это таким тоном, словно всегда подозревала, что здесь творятся какие-то темные дела и вот наконец ее самые мрачные подозрения оправдались.

— Из ФБР? Хорошо, что не из налоговой инспекции. — Директор жестом указал на мягкие кожаные кресла. — Прошу вас, располагайтесь. Чем наше скромное издательство могло привлечь ваше внимание? Или вы все-таки авторы? Сейчас многие из бывших полицейских пишут детективы. Предупреждаю вас сразу — мы печатаем литературу совсем иного сорта,

— Мы к вам по поводу одной книги, которая еще не вышла, но, насколько нам известно, готовится к печати, — учтиво сказала Скалли, невольно подражая манерам Родда. При слове “литература” люди, лишенные писательских амбиций, частенько теряют почву под ногами.

— Элвин Куртцвайль накануне своей смерти получил от вас письмо, мистер Родд, — поспешил вмешаться Малдер, но умолк, поскольку директор отчаянно замахал руками и замотал головой.

— Постойте, мне сообщили, что старина Куртцвайль пропал. Он в розыске. Вы говорите, он умер? Это точно?

— Увы. Так вот, мистер Родд, дело в том, что мы бы хотели посмотреть рукопись, о которой шла речь.

— Бедняга Элвин… Что с ним произошло?

— Пока я не имею права разглашать эти сведения.

— Это связано с книгой?

Малдер, тщательно подбирая каждое слово, ответил так, чтобы максимально сократить разговор и получить то, за чем он приехал:

— Книга может пролить свет на обстоятельства, послужившие причиной его смерти.

— Господи, но это же безобиднейший бред! Простите, возможно вас шокирует мой цинизм, но мы здесь все прекрасно понимаем, чего стоят такого рода книжки. — Малдер нетерпеливо поерзал, и Родд, заметив это, сделал успокаивающий жест. — Конечно, вам нужна рукопись. Только, к моему величайшему сожалению, я не могу вам дать ее с собой. Сами понимаете — единственный экземпляр с пометками автора. Верстка еще не готова. Но вы можете посидеть здесь, в этом кабинете, или в приемной — как вам будет удобнее — и почитать. Если что-то вас заинтересует, вы можете обратиться к мисс Хэммик, она сделает ксерокопию.

— Большое вам спасибо. — Малдер встал и Скалли тоже поднялась с места. — Мы не будем вам мешать и посидим в приемной.

— Неужели дело настолько спешное, что вы не можете подождать выхода книги?

На это Малдер мог ответить только все тем же вежливым: “Увы”.

— Бедный Элвин, — отозвался издатель, видимо, следуя внезапно возникшей литературной ассоциации.

— А как называется книга? — спросила Скалли, обернувшись на пороге.

— Рабочее название — “Грозное будущее приходит из прошлого”. Несколько туманно, вы не находите? Но в целом в духе нашего издательства. Вероятно, под таким именем она и выйдет.

Через четверть часа Малдер поделил толстую стопку листов, которую принесла секретарша, на две части и, протянув вторую половину Скалли, начал читать с самого начала.

Люди, которые в эту минуту спят, обсуждают свои дела, воспитывают детей, едят или читают газеты, которые воюют за свободу или занимаются любовью, и не подозревают о грозящей нашему миру катастрофе. Они не знают, как близко и неотвратимо грозное будущее, которое придет к ним из глубины тысячелетий, из тех миров, которых уже давно не существует…

Малдер застонал и, повернувшись к секретарше, сказал:

— Мисс Хэммик, вы не могли бы оказать мне услугу?

Девушка с готовностью вскочила из-за стола. Теперь, когда она убедилась в том, что агенты ФБР пришли не по ее душу, ей страшно хотелось им помочь. Она сгорала от любопытства, о чем же ее попросит Малдер.

Он попросил чашечку крепкого кофе. Когда его просьба была удовлетворена, дело пошло быстрее. Некоторое время он сосредоточенно шуршал страницами, пытаясьотсеять просто болтовню и выделить то, что можно было бы счесть если не фактами, то хотя бы гипотезой.

…Светило, вокруг которого вращалась планета, превратилось в Сверхновую, и если бы ее обитатели не позаботились заранее об эвакуации, у нас сейчас не было бы таких проблем. Они обладали высокой приспособляемостью и могли колонизировать практически любую планету. Единственным условием для колонизации было обязательное наличие на планете разумных форм жизни или предпосылок к их возникновению. Таких планет нашлась не одна и не две. Лишившиеся родной планеты существа посеяли свою культуру на многих чужих берегах. За сотни тысяч и даже миллионы лет до того, как на Земле появился первый человек, она была “засеяна” для будущей Колонизации.

Скалли, которая со все возрастающим раздражением просматривала свою часть рукописи, вдруг наткнулась на рисунок, очевидно, тоже сделанный автором.

— Малдер? — ахнула она. — Взгляни-ка.

Он оторвался от страницы и подошел к ней. С листа бумаги на них смотрело маленькое четырехпалое существо с раскосыми глазами без зрачков.

Малдер торжественно кивнул.

— Значит, он их действительно видел.

Секретарша подошла к ним и заглянула через плечо Скалли. Рисунок не произвел на нее впечатления.

— Это пришельцы? Почему-тоих всегда такими изображают.

— Вероятно потому, что они и в самом деле так выглядят, — заметила Скалли.

Девушка откровенно расхохоталась.

— Да что вы, их же не существует, — сказала она таким тоном, словно открывала глаза пятилетнему ребенку, который верит в Санта-Клауса.

Малдер вздохнул и отправился читать свою половину рукописи. Через пару страниц он набрел на такой пассаж:

Люди, которые не хотят верить в существование инопланетных цивилизаций, почему-то верят в то, что наша Земля вращается вокруг Солнца, хотя мало кто способен объяснить, почему это происходит, и уж совсем немногие видели это воочию. Их просто учили этому в школе. Если бы с детства нас всех учили тому что во Вселенной бесконечное множество разумных рас, они бы и этому верили.

На этот счет у Малдера было собственное мнение, однако он продолжал чтение.

…Представители этой расы сочли, что удобнее приспособить для своих нужд миры, где уже есть развитые цивилизации и высокие технологии, чем селиться на пустом месте и начинать обустройство с самого начала. К тому же удобнее производить “перепланировку” захваченного мира руками (а впрочем, не обязательно руками — можно предположить, что среди разумных существ попадаются такие, которым руками служат щупальца или плавники) самих коренных жителей планеты, чем заниматься искоренением всех аборигенов и потом в течение многих сотен лет перестраивать новый дом под свои стандарты.

32
{"b":"13333","o":1}