ЛитМир - Электронная Библиотека

А когда пришел юноша, одетый в набедренную повязку и в старую рваную шкуру, оставленную Ик-томи, то никто не поверил, что он тот самый, которому вождь обещал свою дочь. Они позволили ему поесть на пиру, а потом велели уходить. Юноша пришел домой и рассказал, что с ним случилось, сестрам. Старшая сестра вздохнула:

— Л ведь я советовала тебе следить за Иктоми!..

* * *

— Вот и вся сказка, — закончил Файр. — А мы, кстати, уже приехали. Ущелье Смока там, внизу.

Он вытянул руку, указывая на чудовищную расселину среди нагромождения валунов и башнеобразных скал.

— Погодите, Том! — воскликнула девушка. — Но вы же рассказывали, что следы привели вас на дно ущелья, а не сюда, на гребни провала.

— Вы абсолютно правы, агент Скалли, — согласился проводник, спешиваясь. — Но тогда-то мы шли, слепо следуя следам, а сейчас, зная или, если поточнее, предполагая, куда могла деться Дсоноква, пришли туда, откуда можно попасть в пещеру.

Скалли ловко спрыгнула, а Молдер слезал с коня, по его представлению, не меньше получаса. Он попытался пройтись, и самые худшие его опасения подтвердились: спецагент мог ходить, только широко расставляя ноги.

— Какую еще пещеру? Вы раньше ни словом не обмолвились о пещере! — между тем не унималась напарница.

— Пока я не услышал о паутине, я о ней даже не думал.

— То есть, вы хотите сказать, — недоумевала девушка, — что и в прошлый раз видели пещеру, но не удосужились проверить: а вдруг Сью находится там?

— Именно это я и хочу сказать. Понимаете, пещера находится в недоступном снизу месте. Ни обычный человек, ни великанша-людоедка не могли подняться в нее. Мы сами, работники турбюро, туда не лазим и туристов не водим. Она не входит в маршрут.

— А почему?

— Да потому, что это неинтересно. В Бэдлендсе имеется несколько пещер, которые более доступны, поход туда не связан с опасностью и возможными травмами. Мы водим туристов туда, где есть сталактиты и сталагмиты. Это красиво, туристы могут сниматься на фоне очаровательных пейзажей — а в этой пещере, которая даже и названия не имеет, нет ничего интересного. Подумаешь — грот из одного зала, полного помета летучих мышей. Если бы в ней жил хоть какой-то дикий зверь, имелись бы кости, лучше всего — человеческие, турбюро устроило бы такое шоу!.. Скажем, назвали бы его «Пещера людоеда»! Установили бы аппаратуру, зажигали костер, а в это время слышалось бы дикое рычание, чавканье и хруст костей! Туристы бы от страха писали, а нам текли денежки. Но ничего этого нет. Там мало места, группу из двадцати туристов негде разместить, негде спрятать динамики. Короче, эта пещера — сплошная ошибка природы. Дохода от нее никакого, поэтому никто и не подумал ее обследовать, хотя сделать это было несложно. В нашем распоряжении имелся вертолет, спустили бы лестницу и проверили: нет ли кого внутри?

— А теперь вы уверены, что Иктоми утащил девушку именно туда? — спросила Скалли.

— А больше ей из ущелья Смока некуда было деться.

Восемь Дыр извлек из седельной сумки веревочную лестницу и привязал ее к седлу своего гнедого коня. Сбросил лестницу вниз и велел федеральным агентам ждать его здесь, наверху, а он слазит и проверит, верно ли он рассудил, что именно в пещере находится логовище Иктоми. Если именно там находится Сью — а, возможно, и другие похищенные девочки, — то он сообщит спецагентам по сотовому. А они по его команде станут отводить коня от обрыва, чтобы вытащить пленниц и его самого.

План был довольно разумным, и никто не стал спорить.

Вскоре голова проводника исчезла за краем провала, мотнув по-лошадиному черным хвостом. Минут через семь-десять раздалось пиликанье мобильного телефона, и Молдер поднес трубку к уху.

— Алло.

— Они тут, — услышал он. — Все трое. Живы и здоровы. Никто не ранен. Настроение у похищенных бодрое. Ну что, будем поднимать?

— Нет, — решил федеральный агент. — Подождите. Я сам спущусь и осмотрю место их заточения, а тут останется агент Скалли. Ждите. Конец связи.

Он отключил телефон, переговорил с напарницей и начал спуск.

Пещера и вправду оказалась небольшой. Где-то тридцать на тридцать и на тридцать футов, если не считать неровностей — провалов и каменных выступов стен и свода. Никакого мышиного помета Молдер не увидел, в пещере было чистенько, похоже, ее недавно подметали. В углу стояла аккуратно сложенная поленница дров, имелось три лежанки из пихтового лапника, накрытых матрацами, от которых приятно пахло подсыхающей травой. Здесь же имелась посуда — котлы, сковородки, миски, чашки, ножи, вилки и ложки, аккуратно сложенные на гигантском пне, второй пень оставался свободным. Очевидно, он служил обеденным столом — судя по четырем валунам, напоминающим кресла с невысокими спинками и подлокотниками. Рядом стояла пара молочных фляг — вероятно, с питьевой водой. Горел костер, на нем в котелке кипела не просто зода, а чай (если судить по запаху — с мятой). Три четырнадцатилетние девчонки, в которых Молдер без труда признал пропавших, наперебой трещали, рассказывая Тому о своих приключениях. Они размахивали руками и верещали, что такого увлекательного приключения еще никогда в жизни не испытывали. Оказывается, всех троих похитил прекрасный юноша, почти принц. Он обходился с ними очень ласково, кормил и целовал, рассказывал всякие интересные истории про любовь и старину, когда индейцы воевали с бледнолицыми. Все три девчонки готовы были выйти за него замуж — жаль только, что многоженство в Америке запрещено.

— А где он сейчас, ваш прекрасный принц? — спросил Молдер.

— Ушел на охоту, — объяснила Сыо. — Он всегда приходит по вечерам, сидит с нами у огня, рассказывает прекрасные истории, ласкает, а на рассвете уходит, чтобы подстрелить для нас фазанов, принести кусок оленины или дикого поросенка, ягод, меда, орехов и разных травок — мяты, медуницы и других, чтобы заваривать ароматный чай.

— Ну, получается, что у вас тут совсем райская жизнь, — перебил Молдер.

— Конечно, райская, — не стала спорить Сильвия. — Никаких взрослых, ни родителей, ни соседей, которые вечно лезут в жизнь подростков. Им хочется, чтобы мы жили так, как они себе это представляют. Не думают о том, что у нас немножко другие представления о жизни, чем у них, стариков.

— А куда уходит ваш принц?

— Мы уже говорили, — рассердилась Мэйбл. — На охоту.

— Я не о том. Он что, спускается вниз по веревке?

— Да нет, он идет в дальний край пещеры и там исчезает.

— Как это — исчезает? Проходит сквозь камень, что ли?

— Да нет! У него там, наверное, есть потайной ход.

— А почему вы им не воспользовались?

— А мы, сколько ни искали, так и не поняли, как включать механизм открытия этого тайного входа. Нажимали на разные камни, но у нас ничего не вышло.

Молдер вытащил электрический фонарик, который предусмотрительно сунул в карман, прежде чем спускаться в пещеру. Он тщательно осмотрел дальнюю от входа стену пещеры, потом прошел вдоль боковых, но так и не обнаружил ничего, что хотя бы отдаленно напоминало отодвигающийся люк. Никаких трещин, похожих на зазоры, или валунов, которые можно было бы откатить в сторону. В конце концов он мысленно плюнул на свои поиски. Подумал, что если Иктоми умеет превращаться в кого угодно (даже в него — Молдера, как это случилось в гостинице «Розовый кварц»), то ему ничего не стоит превратиться в маленького паучка, которого никто попросту не заметит.

— Ладно, — сказал федеральный агент. — Давайте выбираться наружу.

Девочки запротестовали, вереща, что ни за что не покинут своего «жениха». Пришлось им напомнить, что творится с их родителями, которые места себе не находят, беспокоясь о судьбе любимых дочерей. Этот довод как-то притушил девичьи протесты, те быстро договорились между собой, что, конечно, сначала они сходят повидать родных, а потом обязательно сюда вернутся.

Проводник сплел из веревки нечто вроде корзинки, имеющей сиденье и четыре петли, чтобы просунуть руки и ноги. Первой в нее «впряглась» Мэйбл, Молдер позвонил по телефону 555-6431 и попросил напарницу, чтобы она начала потихоньку отводить копя Тома от края провала.

26
{"b":"13334","o":1}