ЛитМир - Электронная Библиотека

Гадать можно до бесконечности, оборвал себя агент, не проще ли заглянуть в Интернет. В системе поиска он набрал «литий» и быстро выяснил, что литий относится к группе щелочных металлов. Служит материалом для изготовления регулирующих стержней ядерных реакторов. Ага, сказал себе Молдер, тогда, наверное, он недешев. Так, что там еще?

«Изотоп лития — единственный промышленный источник производства трития, горючего для термоядерных бомб». Ого! «Тритий получают при облучении лития медленными нейтронами». Значит, кустарным способом трития не получить, требуется высокотехнологическое производство. Может быть, кто-то добывает литий, чтобы продавать его террористам? А те собрались заняться производством термоядерного оружия? Нет, вряд ли. Чтобы получать тритий, лития наверняка потребуется не одна тонна. Как можно тайно организовать добычу редкоземов в промышленных масштабах? Как осуществлять их тайный вывоз?..

Хорошо. Где же еще применяется элемент номер три? «Литий используется для производства легированных сталей, он входит в состав специальных стекол, термостойкой керамики, применяется в медицине». Да нет же, все не то! «Гидрид лития (LiH) — бесцветное кристаллическое вещество, бурно реагирует с водой. Применяется для получения водорода и как сильный восстановитель в органическом синтезе». Можно себе представить, подумал Молдер, как кто-то, сидя в сосновом лесу, получает водород или изопреновый каучук.

«Литий добывается из минерала сподумена — карбоната лития: LiAl(Si2O6). Это белые, серые, желто-зеленоватые призматические, уплощенные или таблитчатые кристаллы. В районе Блэк-Хиллс добывают до 500 тонн сподуменов в год». Угу, а если добыть еще пару рюкзаков минералов, то миллионером никак не стать! «Сподумен относится к группе пиро-ксепов, в переводе с греческого — „сожженный до золы“, характерна серая окраска. Прозрачные разновидности сподуменов: кунцит и гидденит. Цвета минерала кунцита меняются от розового до сирене-во-розового; гидденита — от желто-зеленого до изумрудно-зеленого. Кунцит и гидденит — драгоценные камни».

Это уже кое-что, решил Призрак. Рюкзачок драгоценных камней — это уже ценность. Если кто-то обнаружил залежи ювелирных минералов, то он может попытаться добыть их по-тихому. А на что похожи эти камни?

«Гидденит легко спутать с бледным изумрудом, зеленым турмалином, бериллом и хризобериллом». Выходит, что берилл тоже драгоценный камень. «Кунцит можно спутать с аметистом, топазом и бериллом». Кстати а что можно узнать про бериллий?

«Бериллий — светло-серый металл, легкий и твердый. Название получил от минерала берилла, в котором был обнаружен впервые. Температура плавления 1284 градуса Цельсия. Сгорает при 800 градусах с образование ВеО (оксид бериллия). Это бесцветное кристаллическое вещество, в воде оно нерастворимо. Используется как огнеупорный и химически стойкий материал для спецкерамики, а также для получения высокопрочных сплавов. Бериллий и его сплавы применяются в электронике, самолето— и ракетостроении. В ядерных реакторах — замедлитель и отражатель нейтронов. В смеси с радием, полонием, актинием — лабораторный источник нейтронов». Так-так. Опять ядерные реакторы. Нет, ядерную промышленность отбросим, остановимся на версии месторождения драгоценных камней. Это более реально.

«Соединения бериллия ядовиты. Вызывают бе-риллиоз — поражение дыхательных путей. Главным образом, это профессиональное заболевание». Не то. Думаю, никто не станет добывать бериллий, чтобы кого-то отравить таким экзотическим способом, решил Молдер.

«Берилл — минерал подкласса кольцевых силикатов. Кристаллы — шестигранные призмы. Цвета — зеленый, желто-белый, серый. Драгоценные разновидности: изумруд, аквамарин, гелиодор».

— Ну и что ты накопал, Молдер? — спросила Дэй-на Скалли, входя в кабинет.

Подошла к столу и бегло проглядела распечатки.

— Снежный человек, йети, Памир, Китай… И какое отношение это имеет к нашей проблеме?

— Думаю, никакого, — Молдер поднял на напарницу свои сине-серые глаза.

— А что, Молдер, у тебя появилась другая версия, кроме неспровоцированного нападения гомипидов?

— Да, и полагаю, нам нужно вылететь в Пирр.

— И что же мы там станем искать? — спросила Скалли. — Отпечатки ступней длиной с мою руку?

— Нет, Дэйна, изумруды.

Пирр, столица штата Южная Дакота, 2 июля, 18:30

Самолет приземлился на аэродроме «койотово-го» штата. До железнодорожного вокзала федеральмые агенты добирались на такси. На вокзале гремела музыка — гимн штата «Славься, Южная Дакота». Молдер приобрел два билета до Рапид-Сити, Через три с половиной.часа они выбрались на платформе небольшого городка, перевалочного пункта по отправке на переработку добытых в Бэдлендсе полезных ископаемых.

Время приближалось к полуночи, и.агенты решили сразу же отправиться на поиски гостиницы или мотеля. С местным шерифом они встретятся с утра.

Первый же встречный объяснил, что ближайшая гостиница находится за углом. Называлась она «Розовый кварц» — видимо, в честь камня, являющегося амулетом штата, Отель имел два этажа и ничем не отличался от тысяч точно таких же заштатных заведений, разбросанных по стране.

Пожилая женщина за стойкой, миссис Фуллер, как она представилась полуночным посетителям, без споров приняла кредитную карточку Молдера и спросила, как долго они с мисс собираются проживать в «Розовом кварце».

— Нам два отдельных номера, — сказала Дэйна. — И только до утра.

Хозяйка пробила чек и протянула его Молдеру вместе с двумя ключами.

— Номера двенадцать и четырнадцать, второй этаж, направо.

— А почему номера не рядом? — спросила Скалли.

— Да они рядом, просто тринадцатого номера у нас нет, — охотно объяснила миссис Фуллер. — Многие постояльцы боятся этого числа, поэтому он обычно пустовал, пока я не догадалась сменить таблички на дверях.

Федеральные агенты поднялись по скрипучим ступеням. Призрак протянул напарнице ключ и подождал, пока она откроет свой замок, Когда Скалли вошла и собралась захлопнуть дверь, Молдер сказал:

— Дэйна, если через час я попытаюсь войти в твою комнату, чтобы утрясти какие-то оперативные вопросы, то ты меня не впускай.

— Почему? — удивилась напарница, тряхнув рыжей гривой.

— Потому что это вовсе не я подкачу к тебе с гнусными предложениями.

— А кто же? — еще больше удивилась Скалли.

— Не знаю кто, но только не я. Я валюсь от усталости и буду спать без задних ног.

— А кто же тогда придет? Да еще и с гнусными предложениями.

— Надеюсь, что никто.

— Почему же ты сказал, что придет кто-то, кого я могу принять за тебя?

— Я пошутил, — сказал Молдер и шагнул к своей двери.

Рапид-Сити, Южная Дакота, гостиница «Розовый кварц», 3 июля, 01:35

В дверь Скалли тихо, но настойчиво постучали.

— Это ты, Молдер? — сонным голосом спросила Дэйна, отрывая голову от подушки.

— Открой, Скалли, нам нужно решить кое-какие оперативные вопросы.

А ведь говорил, что будет спать, подумала женщина, вылезая из-под одеяла и накидывая халатик. Вообще-то нам действительно есть, что обсудить. Ведь мы даже примерно не наметили маршрут завтрашних поездок.

— А говорил, что не придешь, — упрекнула она напарника, впуская его в номер. — Что случилось-то?

— Появились кое-какие соображения.

— Неужели ты все-таки решил подвалить ко мне с гнусными предложениями? — спросила Скалли почти с надеждой. Света она зажигать не стала, почему-то подумала, что электрический свет помешает разговору.

— А что? Пожалуй, и подкачу, — специальный агент ФБР закатил глаза к потолку.

— А не боишься, что я тебе за это надеру задницу?

— Да ладно, будет тебе, Скалли, — ухмыльнулся Молдер и шутливо обнял ее за плечи.

Женщина мягко сняла его руки и уселась на кровать, закинув ногу на ногу и кивнув Молдеру в сторону стула. Тот послушно сел.

— Так, и куда же мы двинемся с утра? — спросила она.

5
{"b":"13334","o":1}