ЛитМир - Электронная Библиотека

Малдер подался вперед как лунатик, зашагал к выходу — для него все наконец сложилось в целостную картинку.

— Да, я понимаю, что звучит это достаточно безумно, — продолжал оправдываться Тайсон, — но она именно так и сказала…

— Шериф! — коротко обронил Малдер, проходя мимо Дэниэлса.

Морис бросил на подчиненного убийственный взгляд и поплелся вслед за федеральным агентом.

— Я выпила кофе и пошла на дежурство в седьмую палату, — в пятнадцатый раз повторяла Беатрис свой рассказ. — А он прошел мимо меня. Его лицо было все черно-синим, от синяков.

— Вы уверены, что это был он? — по-дружески переспросил Призрак, присаживаясь рядышком.

Женщина заулыбалась, глядя в его приветливое лицо.

— Сначала я подумала, что это какая-нибудь нечисть шалит, как на кладбище. А когда я посмотрела еще раз, он завернул за угол и исчез. Я побежала в морг проверить, на месте ли его тело. Тела не было.

Дэниэлс не выдержал:

— Я в это не верю! Это безумие какое-то. Я не собираюсь сидеть здесь и выслушивать россказни ненормальной женщины.

— Я не единственная видела его, шериф! — возвысила голос Беатрис Сэллинджер. — Поэтому я знаю, что я не сумасшедшая. Другие люди его тоже видели.

Дэниэлс вышел, хлопнув дверью.

— Я не сумасшедшая, — повторила Беатрис. В глазах ее на мгновение блеснули слезы, сменившись упрямым блеском. — Это был Сэмюэл.

Напарники переглянулись.

Дом шерифа

Кенвуд, штат Теннесси

9 марта 1994

День

Шериф вышел из больницы, открывая двери пинками. Всю дорогу он гнал как никогда в жизни, швыряя машину из стороны в сторону резкими движениями руля. Но на подходе к дому и раздражение, и решимость его испарились. Дэниэлс присел на деревянный заборчик, комкая в руках шляпу. Ему страшно было идти домой. Ему страшно было смотреть в глаза жене. И он понял, что у него недостанет сил рассказать ей о том, что произошло. И нет сил сопротивляться неизбежному.

Кому рассказывать — нашлось и без шерифа. Все газеты штата пестрели фотографиями юного пророка и броскими заголовками:

«Воскресший чудотворец», «Правда вопиет из могилы», «Мне отмщение, и Аз воздам», «Убитый целитель восстает из мертвых». — Это неправда, Морис! — от возмущения Лилиан хотела швырнуть газету на пол, но беглый взгляд на сгорбившегося мужа сказал ей слишком много. — Или все-таки правда? Значит, мальчик и в самом деле был святым, как он и говорил? Ведь так, Морис? Морис, это правда или нет?

Дэниэлс молча посмотрел на жену. И отвел взгляд.

Она поднесла к лицу искалеченную артритом руку и тихо заплакала.

В дверь постучали. Не позвонили, а постучали, и шериф знал почему. Тот, кто стучал, уже несколько минут топтался под дверью, не решаясь поднять руку. Чередующиеся красные и синие сполохи «мигалки», проникая сквозь оконное стекло, плясали на лучах надраенной шерифской звезды.

—Дэниэлс вразвалочку подошел к двери, распахнул ее.

Тайсон вытянулся в струнку:

— Сэр! Мне придется попросить вас пройти со мной. Детектив Тернер хочет задать вам несколько вопросов в связи со смертью Сэмюэла Хартли.

«Министерство чудес»

Кенвуд, штат Теннесси

9 марта 1994

День

Большую часть шатра «Министерства чудес» уже разобрали, когда два федеральных агента заехали посмотреть на прощанье, что делается в епархии погибшего чудотворца. Они прошлись по площадке, остановились в центре, рассеянно наблюдая за деловитым бардаком, устроенным рабочими на месте сцены. Представление было окончено, декорации доживали последние минуты.

Призрак почему-то не мог отделаться от заблудившейся в голове совершенно посторонней мысли. С самого утра он размышлял о давнем юридическом казусе, до сих пор не имеющем единого решения — если, конечно, вы пытаетесь рассматривать проблему с разных точек зрения, а не с той единственной, которую предписывает исповедуемая вами религия. А именно: какова степень вины Иуды Искариота, если он, вне всякого сомнения, действовал с ведома вышестоящего существа и во исполнение его воли, а непосредственным результатом его действий — широко известных как предательство — было искупление грехов всего человечества. И еще — может ли быть виновным орудие преступления…

«Наверное, Библии обчитался», — подумал он.

Скалли, заметив, что глаза напарника наконец перестали смотреть внутрь черепной коробки, тронула его за локоть, увлекая к машине, и заговорила:

— В эти края пришли большие перемены.

— Я сильно сомневаюсь, что репутации отца Хартли это повредит хотя бы на волос.

— Даже в отсутствие сына?

— Сила — в вере, — меланхолично отозвался Малдер. — Возможно, мальчик и в самом деле восстал из мертвых. Такое бывает — периодически. Ну, раз-другой на протяжении двух тысяч лет.

— Надеюсь, саранча налетает реже, — Скалли настроилась в тон напарнику. — И очень надеюсь, что не святой отец организовал похищение трупа. Вот уж чудо так чудо. Ведь это не он, правда?

— Я так не думаю.

— А что ты думаешь? — настойчиво спросила она.

— Мне кажется, люди с таким усердием ищут чуда, что готовы заставлять себя верить в то, что видели, а на самом деле не видели. Или видели то, что им хочется видеть.

Малдер взялся за ручку, собираясь сесть на водительское сиденье… И застыл.

Боковое стекло машины сработало как зеркальная поверхность. В нем отразились собственная физиономия Малдера, стена балагана, рабочие на стремянке…

И маленькая темноволосая девочка в красном платьице. Она все так же печально и выжидательно смотрела на непутевого старшего брата.

Фокс стремительно обернулся. Рабочие в комбинезонах и вправду возились с высокой красной стремянкой. И желтая стена полуразобранного балагана с трехстрочной надписью без знаков препинания — «СЭМЮЭЛ СПАСАЕТ ВЕРА» — на площадке присутствовала.

А больше никого и ничего не было. Только несколько цветных фотографий улыбающегося Сэмюэла, разбросанных по земле.

12
{"b":"13335","o":1}