ЛитМир - Электронная Библиотека

— Но местный шериф считает, что святой отец занимается шарлатанством. Их уже давно пытаются закрыть, а теперь им угрожает суд и тюремное заключение.

— За что? За обман?

— Нет. За убийство. Смотри запись. Святой отец дернулся, перебросил микрофон из правой руки в левую и широким жестом указал на распростертую на столе женщину:

— Люси Келли!

Теперь стало видно, что на сцене появился еще один герой. Рядом со смущенной больной стоял теперь юноша, совсем еще мальчик, тихий, скромный парнишка в джинсах и темно-синей рубашке, хмурый и сосредоточенный. В руках он держал маленький черный молитвенник, и не просто держал, а читал, водя взглядом по строчкам.

— Она тяжело больна, — продолжал разоряться отец Келвин, умело выдерживая паузы. — У нее раковая опухоль. Врачи говорят, что ее невозможно излечить. Операцию сделать нельзя — это убьет Люси. Врачи говорят — спасенья нет! Но! Я утверждаю! Что там, где врачи опускают руки… там, где медицина бессильна… на помощь приходит… Господь Бог!

Юноша со вздохом отложил в сторону книгу и слегка наклонился вперед, словно прислушиваясь.

— Сила Господня неизмерима, — отец Хартли перешел на шепот — внятный шепот, без искажений разлетевшийся по затаившему дыхание залу, — потому что Бог… Бог творит чудеса.

Аудитория взорвалась восторженным визгом. На физиономии Призрака отразилось сдержанное омерзение.

Хартли приобнял приемного сына за плечи и мягким, чарующим тоном очень тихо произнес:

— Сегодня вы познаете любовь Господню. Сегодня вы своими глазами увидите, как Господь творит чудеса с помощью исцеляющих рук своего Воина — Сэмюэла. Изображение исчезло. Скалли отвернулась от черного экрана и сухо прокомментировала:

— Через двадцать минут Люси Келли отправили в больницу. По прибытии была констатирована смерть.

— А причина смерти неизвестна? — Фокc сосредоточенно жевал.

— Нет. Но это наверняка был не рак. Немедленно было начато расследование с участием местной полиции. Я, конечно, понимаю, что к «секретным материалам» это не имеет никакого отношения, но… Это уже второй такой случай.

Малдер развел руками и, чавкнув, подвел итог:

— Хорошо. Когда мы отбываем в Теннесси?

«Министерство чудес»

Кенвуд, штат Теннесси

5 марта 1994

17:20

Малдер не ошибся: это и вправду оказался классический ярмарочный балаган: полотняный шатер, только очень большой, на деревянном каркасе, яркие плакаты, рекламные надписи аршинными буквами, шумная толпа, бумажные стаканчики под ногами, извечный попкорн в безостановочно двигающихся челюстях. И если бы религиозная деятельность облагалась налогами, любой налоговый инспектор пришел бы в экстаз, поглядев на ценники здешних прилавков.

Омрачали картину праздника инвалиды в своих колясках. Такое множество больных в одном и том же месте Скалли встречала только в госпитале.

— Мне кажется, кое-кого из этих людей я уже видел. В Byдстоке, — осмотревшись, заявил Призрак.

— Ты еще не родился, когда в Вудстоке шли фестивали.

— Зато я смотрел фильм, — невозмутимо возразил Малдер.

На стоянке напротив входа в балаган припарковался микроавтобус. Женщина, сидевшая на правом сиденье, не двинулась с места. Водитель, угрюмый здоровяк в форме шерифской службы со звездой на груди, обошел машину и остановился у правой дверцы. Ласково погладил жену по щеке:

— Побудешь одна, Лилиан? Справишься?

— Да, конечно, Морис, — улыбнулась она. — Все будет нормально.

— Не скучай. Много времени это не займет.

Шериф зашагал к балагану, а женщина с тоской посмотрела на полотняный полог и резко отвела взгляд. Болезненная улыбка моментально сползла с ее лица.

Малдер честно глазел на сцену. Он, как любой нормальный человек, терпеть не мог гербалайфных зрелищ и твердо намеревался избегать этой гадости и в будущем. Сегодняшнее посещение он решил отработать на всю катушку — расширяя кругозор и получая все доступные удовольствия.

На сцене степенно разворачивалась первая часть представления.

— …Большинство из собравшихся здесь сегодня известны мне как соседи и как почетные члены нашего «Министерства чудес», — негромко и — покамест! — спокойно говорил отец Хартли. — Некоторые приехали издалека. Например, из такой дали, как… — он внезапно ткнул пальцем в толпу и выкрикнул: — Пенсакола, штат Флорида!

— Уay! — отозвались польщенные вниманием жители Флориды.

— …и Юнион Дейл, Лонг-Айленд!

Малдер, как и все присутствующие, вертел головой, разглядывая избранных гостей. На несколько секунд он вдруг отвлекся — у входа высилась мрачная фигура, скандально чужеродная для аттракциона фанатиков. Ага, видимо, это он и есть, местный шериф, мечтающий отправить отца-чудотворца за решетку. Красавцем не назовешь. Интеллигентом тоже. Помесь бульдога с носорогом.

Мрачный громила постоял-постоял — и вышел.

Келвин Хартли неторопливо вел свою партию:

— Сегодня я обращаюсь в первую очередь к тем из вас, кто приехал издалека. Перед вами я должен извиниться особо, от всей души, потому что — к большому моему сожалению — Сэмюэл, Воин Господень, сегодня не сможет к нам присоединиться.

Зал загудел, и проповедник заговорил чуть быстрее. Его бархатный голос в нескольких фразах претерпел замечательную метаморфозу — от отеческого увещевания до вопля ярмарочного зазывалы.

— Я знаю, я знаю, как сильно вы все разочарованы, но, я вас уверяю, не следует отчаиваться, не следует терять надежду, не следует терять голову, потому что всего через два коротких дня Сэмюэл, Воин Господень, вернется сюда и снова будет с вами! И вы увидите все его чудеса во всем блеске!

— Тебе не кажется, — вполголоса поинтересовалась Скалли, склонившись к напарнику, — что нам следует пройти за кулисы и посмотреть, что там у них происходит.

— Нет-нет, подожди, — отмахнулся радостный Малдер. — Смотри! Сейчас он Элвиса вызовет, вот увидишь. Скалли разъяренно зашипела. Хартли тем временем и не собирался уходить, наоборот, он заводил толпу все сильнее и сильнее:

— …А теперь все люди, которые своими глазами видели чудеса Сэмюэла и испытали их на себе, готовы дать перед вами показания, готовы присягнуть, что Сэмюэл исцелит вас. Сэмюэл исцелит всех вас, с радостью и охотой. Но! — Он остановился и закончил неожиданно мягко и тихо: — Но только в том случае, если вы истинно веруете.

Малдер, шмыгнув носом, оглянулся на Скалли. На его разочарованной физиономии ясно читалось: «Что? Уже все?»

Святой отец в белоснежных ризах модернизированной модели — то бишь костюме-тройке — покинул «Министерство чудес» через «служебный вход». Почитатели, естественно, дожидались его и там, спеша выразить восхищение замечательной проповедью. Хартли привычно улыбался и приветствовал всех подряд, не замедляя шага. Не остановило его и удостоверение, которое Скалли раскрыла прямо перед сияющей и блестящей от трудового пота физиономией проповедника.

— Святой отец Хартли, — представилась Дана, — мы из ФБР.

— Я вижу, — отозвался Хартли, нимало не смущенный. — Шериф Дэниэлс бросил в бой кавалерию.

— Мы просто хотим пару минут поговорить с Сэмюэлом, — тщетно стараясь угнаться за высоким проповедником, Скалли прибавила шаг, едва не переходя на бег вприпрыжку.

— Его здесь нет! — громко заявил Хартли. Он все-таки остановился, развернулся, готовый обрушить свой гнев на маленькую надоеду, — и уткнулся взглядом в подбородок Фокса Малдера, который как раз подоспел на помощь своему боевому товарищу.

— Хорошо, где же он? — миролюбиво поинтересовался Фокс.

Невозмутимость святого отца несколько поколебалась:

— Я сам не знаю. Я его не видел. У мальчика в последнее время неприятности. Он всех избегает.

— Святой отец, мы опаздываем, — подал голос из-за спины Келвина Хартли его спутник, на которого оба спецагента до сих пор не обращали внимания, хотя он сопровождал проповедника от самого выхода.

2
{"b":"13335","o":1}