ЛитМир - Электронная Библиотека

— Прошу прощения, — извинился отец Келвин и нырнул в свой «кадди».

Его спутник захлопнул дверцу за проповедником, шагнул к переднему пассажирскому сиденью, но, прежде чем сесть, оглянулся на федеральных агентов. Скалли вгляделась в лицо, наполовину скрытое огромными темными очками и глубоко надвинутой шляпой, сглотнула и отвернулась. Смотреть на эту морду без отвращения было невозможно. Она напоминала пористую луну, поджаренную до состояния бифштекса с кровью.

Белый «Кадиллак» мягко взял с места и покинул стоянку, объехав идущего навстречу шерифа. Тот, безошибочно определив гостей из Вашингтона, вразвалочку подошел поближе:

— Агент Малдер?

— Здравствуйте.

— Шериф Дэниэлс.

Они обменялись рукопожатиями.

— А это — спецагент Дана Скалли, — с легким запозданием Фокс вспомнил о правилах вежливости.

Шериф протянул Дане большой рыжий конверт. На редкость рыжий — словно в тон ее шевелюре подбирал.

— Вы затребовали копию отчета патологоанатома, — пояснил он.

— Да, спасибо, — Скалли с трудом поборола желание немедленно просмотреть материалы дела.

— Ну что ж, — продолжил Дэниэлс. — Теперь вы увидели наше шоу во всей его красе.

— Вы ведь давно знаете священника Хартли? — наобум спросил Малдер.

И, как обычно — в тех случаях, когда вопрос возникал в его голове сам по себе, — попал в точку.

— Я помню его еще двухгрошовым проповедником. Он тогда радовался любым подачкам, а все его фокусы крутились вокруг пустой консервной банки для пожертвований. А теперь он разъезжает на «Кадиллаках» и меняет костюмы каждую неделю. Вместо того, чтобы на эти деньги строить в нашем округе нормальные дороги и школы.

— Люди хотят верить, вы же знаете, — дипломатично отозвался Призрак.

— Девяносто девять процентов людей в этом мире — обычные дураки, — безапелляционно ответил шериф.

Скалли не поручилась бы, что он не причисляет к дуракам и своих собеседников. Эта ядовитая мысль промелькнула по самому краешку ее сознания, поскольку Дана, воспользовавшись тем, что мужчины ударились в философию, уткнулась в отчет патологоанатома.

— А уцелевший процент каждый день рискует тоже скатиться к банальному идиотизму, — торжественно закончил Дэниэлс откровение о человеческой глупости.

— Если Хартли и Сэмюэл — шарлатаны, почему вы хотите обвинить мальчика в убийстве? — как бы невзначай бросил

реплику Малдер, всем своим видом изображая невинное детское любопытство.

— У меня есть свидетели, которые видели, что Сэмюэл трогал людей, которые потом умерли.

Невинное любопытство на лице Призрака сменилось кривой скептической гримасой:

— Вы думаете, он их так и убивал — просто потрогав?

— Я ничего не утверждаю, я не знаю, как или почему он это сделал или мог сделать, — осторожно ответил шериф, — но мы ищем мальчика со вторника, а он явно не хочет, чтобы его нашли.

— В этих рапортах нет ничего необычного, — заговорила Скалли, просмотрев бумаги, — за одним исключением. Хорошо работать патологоанатомом, когда не приходится иметь дела с трупами. Здесь нет ни одного протокола вскрытия.

— Хартли умудрился торпедировать все мои требования о вскрытии. Мотивировал религиозными убеждениями. Кроме того, наш окружной патологоанатом — тоже член «Министерства чудес».

Скалли поджала губы и задумчиво посмотрела на напарника:

— Тогда, может, организуем эксгумацию? К вечеру успеем.

Кладбище

Кенвуд, штат Теннесси

5 марта 1994

20:45

Во избежание ненужной огласки они начали работу, когда уже совсем стемнело. Даже экскаватор, казалось, старался рычать потише, разворачивая своей загребущей лапой жирную влажную землю. Малдер поначалу загляделся на мерное движение ковша, на мягкие валкие комья, которые скатывались с металлических зубьев, прочерчивая полосы теней в лучах прожекторов и исчезая потом за границей светового пятна… Потом передернул плечами и отвернулся.

Поэтому он первый заметил, как вдали замелькали приближающиеся огни электрических фонариков. Спустя несколько секунд чуткие уши Призрака уловили хриплое астматическое дыхание толпы и шарканье десятков ног.

— Шериф? — полувопросительно произнес Малдер.

Тот мгновенно сообразил, что происходит.

— Это люди святого отца Хартли, черт бы их всех побрал. Я же просил своих, чтобы не трепались попусту!

— Приятно, что среди полицейских еще попадаются истинно верующие.

По мере приближения члены «Министерства» сбивались все плотнее, замедляли шаг, дожидаясь отставших. Наконец перегруппировка была закончена, и один человек выдвинулся вперед:

— От имени «Министерства чудес» мы требуем прекращения богохульства. Остановите это богопротивное действие!

Шериф сделал полшага навстречу:

— Вэнс, теперь ты имеешь дело не только со мной, но и с ФБР.

Между мужчинами поспешно втерлась Скалли:

— Мы никоим образом не хотели выказывать неуважение к вашей вере. Однако мы расследуем возможное убийство. А когда есть основания подозревать насильственную смерть, федеральный закон требует проведения вскрытия. Неужели вы не признаете полномочий правительства Соединенных Штатов Америки?

Ее красноречие ни к чему не привело. Сторонники чудотворца имели, как оказалось, четкий план действий. Действуя быстро и удивительно слаженно, они прошли мимо немногочисленных полицейских и окружили могилу плотным кольцом. Двое подростков соскользнули в разрытую яму, сунувшись под самый нож экскаватора.

Вожак фанатиков подошел вплотную к федералам, и на его лицо упал свет полицейских прожекторов. Скалли невольно вздрогнула. Вблизи морда того самого урода, сопровождавшего отца Хартли, была еще омерзительней. Для существа, созданного по образу и подобию Божию, старик был немилосердно безобразен. Глубокие шрамы и рытвины испещряли подбородок и щеки неестественного стекловидно-бурого оттенка. Верхнюю часть лица, как и утром, скрывали широкополая шляпа и черные очки. Скалли испытала беглое чувство не то благодарности, не то облегчения. Ей бы очень не хотелось увидеть это лицо целиком. Внешность господина Вэнса сама по себе была куда худшим богохульством, чем вскрытие всех без исключения могил города Кенвуда.

— А вы — неужели вы даже не подозреваете, что есть власть превыше правительства Штатов? — торжественно провозгласил урод. — Надругательство над мертвым телом — это смертный грех!

— Рано или поздно, Вэнс, — оскалился Дэниэлс, — мы все равно проведем вскрытие, ты же сам это понимаешь.

Вэнс скользнул взглядом по соратникам. Все были на местах, все готовы к чему угодно — и к бодрствованию, и к мученичеству.

— Семьи усопших требуют прекратить попытки осквернения могил, — бросил он в лицо шерифу.

— У Холлуэса не было никаких родственников. Он из сиротского приюта.

— Мы были его семьей. Мы все, вся наша церковь. Все «Министерство чудес». Мы заменили ему то, что отнял мир, позволивший надругаться над беззащитными телами. Я предупреждаю вас, мы не потерпим зла. Мы и так уже перенесли страшный удар — мы похоронили нашу сестру и нашего брата. Но мы храним любовь к ним в наших сердцах. Если вы не отступитесь, мы будем продолжать наши ночные бдения. Мы сделаем их круглосуточными. Мы сумеем остановить вас.

Шериф, сцепив челюсти, отошел в сторону и подозвал к себе обоих спецагентов. Ситуация была безнадежная: ждать — бессмысленно, переговоры — как с глухими, арестовывать — не за что.

— Садитесь в машину и поезжайте в Управление, — буркнул Дэниэлс.

— Да, пожалуй, — хмыкнула Скалли. — Вряд ли мы сегодня сделаем еще что-то полезное.

Она ошиблась. По приезде выяснилось, что двое патрульных полицейских случайно обнаружили молодого чудотворца Сэмюэла Хартли в богом забытом молодежном баре, куда их вызвали из-за начавшейся драки. Когда дерущихся растащили, в самой середине клубка дергающихся тел и конечностей и обнаружился пропавший Воин Господень. Пьяный и основательно избитый.

3
{"b":"13335","o":1}