ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Голос
Как стать лучшей версией себя. Книга-антистресс для тех, кто готов меняться
Кето-кулинария. Формула здоровья
Игра престолов
Бабочка
Карта дней
Лишенные совести. Пугающий мир психопатов
Виртуальная история: альтернативы и предположения
«Давай-давай, сыночки!» : о кино и не только
A
A

— Наша задача сейчас, — отозвался Молдер, избегая смотреть на страшный сверток, — определить, что стало причиной смерти ребенка: естественный процесс или… э-э… насильственные действия. Вот в этом направлении и следует двигаться.

Скалли вернулась к работе. Некоторое время в туалетной комнате царила почти гробовая тишина. Потом Скалли выпрямилась и сообщила:

— Посмотри-ка вот сюда. В носу и во рту произошла окклюзия. Они забиты грязью. Значит, он еще дышал, когда его засыпали землей.

— Убийство, — подытожил Молдер. — Это совсем другое дело.

5

Городской сквер Хоум, Пенсильвания

Покинув офис шерифа — двухэтажное белое здание с колоннами в псевдороманском стиле, — Молдер и Скалли отправились перекусить. По дороге Молдер отметил, что его старый друг и коллега чем-то опечалена — как будто этот уродец, отягощенный массой наследственных болезней, для нее нечто большее, чем просто жертва очередного жестокого убийства. Дело, конечно, нренеприятнейшее, но, с другой стороны, такова участь всех федеральных агентов — заниматься неприятными делами, пора бы уже и привыкнуть.

Все разъяснилось довольно быстро. Невысказанный вопрос, что называется, витал в воздухе, и, когда, пообедав, спецагенты присели на скамейке в городском сквере, Скал л и решила поделиться с Молдером тем, что ее беспокоит.

— Представь себе, — сказала она, — женщина надеется, ждет, что у нее родится хороший здоровый ребенок, а природа так с ней жестоко поступает — что она чувствует тогда?..

Молдер решил, что в этой ситуации лучший ответ — циничный.

— Ну, в данном конкретном случае чувствует она немного, — заявил он. — Эта, с позволения сказать, женщина просто взяла и выбросила ребенка вместе с мусором.

— Я просто пытаюсь представить себя на месте этой матери…

— А почему, собственно? У вас в семье есть наследственные болезни?

— Нет.

— Тогда не понимаю, в чем загвоздка, — Молдер подумал, что пора бы сменить тон, но его уже понесло. — Найди себе мужчину, — посоветовал он, — с проверенной генетической картой и начинай штамповать суперагентов Скалли в большом количестве.

Скалли тяжко вздохнула. Наверное, она уже не видела особого смысла в дальнейшем продолжении беседы на эту тему, однако все-таки спросила:

— А как дела у тебя?

Молдер приосанился и поглядел орлом.

— За исключением контактных линз, — сказал он, — реальной опасности быть похищенным инопланетянами, а также участия в мировом террористическом заговоре против человечества, с Фоксом Молдером все в порядке.

— Я рада за тебя. Они помолчали.

— Возможен и такой вариант, — сказал Молдер, разглядывая носки собственных ботинок. — Молодые родители, увидев страшного ребенка, избавились от него. Это, без сомнения, убийство, но это не дело для специальных агентов. Пусть убийством занимается полиция штата.

Скалли удивилась:

— Ты хочешь умыть руки? Не похоже на тебя, Молдер.

— В убийстве ребенка нет ничего аномального или сверхъестественного. Это происходит сплошь и рядом. И более здоровых детей убивают, насилуют…

— А если на основании предварительного осмотра я тебе скажу, что этот ребенок не мог быть зачат естественным путем?

Молдер встрепенулся. Как гончая, почуявшая запах лисицы.

— Ты серьезно?

— Все генетические дефекты, которые мы видели, не являются доминантными мутациями, — пояснила свою мысль Скалли. — Они могли появиться только в том случае, если несколько поколений этой семьи занимались близкородственным скрещиванием.

— Инцест? — Молдер был явно разочарован. — Извини, но и это не аномальное явление. Возьми хотя бы Пиклоков — где они будут снимать девочек с такими рожами?

Скалли вздрогнула.

— Погоди-ка, Молдер… Ты говоришь, Пиклоки? А ведь это идея. Шериф говорил, что они чуть ли не с Гражданской войны живут изолированно, их дом стоит ближе других к месту преступления — все сходится, Молдер! Это их ребенок!

— Возможно, — согласился Молдер, — но сестры-то у них нет. А мать умерла десять лет назад.

— Но если инстинкт размножения у братьев Пиклоков достаточно силен, они будут удовлетворять его любым способом. Я думаю, женщина, родившая этого ребенка, стала матерью не по своей воле.

— Похищение? А вот это действительно находится под юрисдикцией ФБР.

Молдер встал. Теперь, когда рабочая версия была выработана, а роли расписаны, к Молдеру вернулась свойственная ему энергичность.

— Эй, Скалли, — позвал он с улыбкой, — а ведь я никогда раньше не представлял тебя в роли матери.

6

Ферма Пиклоков Хоум, Пенсильвания

Подходя к дому Пиклоков со стороны заросшей подъездной дороги, спецагенты держались настороже. Все-таки трое здоровых парней — это серьезный противник даже для хорошо подготовленных и вооруженных агентов.

На расстоянии дом выглядел совершенно покинутым, и если бы не мычание коров и хрюканье свиней в загоне, можно было бы подумать, что хозяева спешно оставили его, убоявшись встречи с представителями ФБР.

Во дворе дома агенты остановились. Приткнувшись к покосившемуся плетню, во дворе стояла старая проржавевшая машина марки «остин» со смятым в гармошку капотом.

— Это, видимо, тот самый автомобиль, — предположил Молдер, — на котором старшие Пиклоки отправились в свой последний путь.

— Который из двух? — спросила Скалли.

— Что?..

Молдер оглянулся и увидел. Несколько дальше, за кустами орешника, находился еще один автомобиль — белый «кадиллак» с открытым верхом. Вторая машина тоже была не из новых — подобную модель перестали выпускать два десятка лет назад, — однако с первого взгляда было видно, что за машиной этой ухаживали, лелеяли ее и берегли — что называется, коллекционный экземпляр.

Молдер посмотрел на коллегу:

— Кажется, ты права. Это не машина Пиклоков. Вопрос — чья она?

— Вот это мы и должны выяснить.

Не мешкая больше, агенты направились к дому.

Было очень солнечно и жарко. Жирные мухи роились над террасой, и, подойдя совсем близко, агенты увидели, что именно здесь привлекает насекомых. На крыльце, прямо на ступеньках, лежала в луже засохшей крови свиная голова. Запах разложения был столь силен, что Молдер закашлялся.

— Они не слишком-то чистоплотны, — заметил федеральный агент.

Его напарница промолчала. Застекленная дверь, ведущая с террасы внутрь дома, оказалась открыта. Однако, прежде чем войти, Молдер шумно потоптался на пороге и постучал:

— Есть кто дома?

Ответом ему была тишина.

— Без ордера мы не имеем права входить внутрь, — напомнила Скалли.

— Когда это нас останавливало? — легкомысленно отвечал Молдер.

Сказавши так, он вытащил из подплечной кобуры свой «магнум» и распахнул дверь.

Внутри дом Пик л оков производил еще более гнетущее впечатление, чем снаружи. Несмотря на то, что было три часа пополудни и солнце стояло высоко, в доме царил плотный, почти осязаемый мрак — агентам пришлось воспользоваться карманными фонариками, чтобы разглядеть хоть что-то. Да и пахло здесь похуже, чем даже от гниющей на крыльце свиной головы.

Молдер шел впереди — крадучись и подсвечивая себе фонариком. Он же первым увидел на грязном полу большие блестящие ножницы.

— Так-так, — произнес Молдер, присаживаясь на корточки. — А ведь это кровь, Скалли.

Скалли наклонилась, чтобы лучше видеть, и разглядела несколько бурых пятен на полу рядом с ножницами.

— А вот и следы…

Одно из кровавых пятен было размазано, и на иолу отпечатался след ботинка с рифленой подошвой. Молдер оглянулся на Скалли. Та поняла без слов, выудила из кейса эскизы отпечатков, обнаруженных утром у места захоронения новорожденного ребенка, и поднесла их к следам на полу, сравнивая.

— Совпадают, — подытожила она. — Знаешь, Молдер, в одной этой комнате достаточно улик, чтобы без вопросов арестовать всю троицу.

— Для начала их надо найти, — отозвался Молдер. — По-моему, они свалили, когда увидели, что мы приближаемся. Надо бы поднять шерифа Тейлора — пусть он выпишет ордер на арест. И объявит розыск по всему штату.

3
{"b":"13337","o":1}