ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— И что нам твоя теория даст? Нас осталось двое, а у Пиклоков есть огнестрельное оружие. И наверняка еще не одна ловушка в самом доме.

— Да, но мы можем выманить их из дома с помощью обманного маневра.

Когда Молдер объяснил Скалли свой план, она легко согласилась претворить его в жизнь — все равно ничего лучшего у них в запасе не было.

Через пятнадцать минут они были в загоне для свиней. Молдер открыл задвижку, а Скалли, ворочаясь в унавоженной грязи, принялась подгонять тупых хрюшек к выходу. Свиньи никак не реагировали на ее усилия, отворачивали круглые пустые глазенки к изгороди — им было хорошо и в загоне.

— Есть какой-нибудь тайный трюк у фермеров, чтобы выгнать свиней из загона? — ; спросила Скалли, запыхавшись.

Молдер развел руками:

— Я не знаю.

Скалли задумалась, а потом вдруг выдала:

— Кыш, птицы, кыш! Кыш! Кыш! Кыш, кому говорят!note 4 Свиньи зашевелились. Расталкивая друг друга и разбрызгивая вонючую жижу, с неистовым хрюканьем, они устремились к выходу.

— Похоже, это работает, — отметил Молдер. — Но что это такое?

— Я сидела на этих выходных с племянником, — пояснила Скалли, — а он смотрел «Бемби» по пятнадцать раз в день.

— И меня еще называют ненормальным! — воскликнул Молдер.

Первым на террасу выскочил Эдмунд, младший брат. Он увидел свиней, покидающих загон, и спешно вернулся в дом. Через минуту уже все трое бегали по двору, пытаясь навести хоть какой-то порядок в бедламе, учиненном спецагентами.

В это время Молдер и Скалли подбирались к дому со стороны «черного» хода. Предусмотрительный Молдер подобрал и нес с собой деревянный брусок, валявшийся в траве. Именно этим бруском он и открыл дверь «черного» хода. Осторожность себя оправдала. В брусок со страшной силой вонзились вилы, пригвоздив его к двери и расщепив на несколько частей.

— Ого, — только и сказал Молдер.

Присев, он пролез под вилами и оказался в доме Пиклоков. Скалли последовала за ним. Вместе, бок о бок, подсвечивая себе фонариками, они пошли через комнаты, взывая по очереди:

— Мы агенты ФБР! Здесь есть кто-нибудь?

В одной из комнат Молдер остановился.

— Не может этого быть, — пробормотал он потрясенно.

Потом наклонился и подобрал с пола пожелтевшую газету. Это был номер местного периодического издания «Хоумс-курьер» за 1977 год. На передовице красовался портрет короля рок-н-ролла и надпись, набранная крупно: «Элвис Пресли умер. Ему было 42 года».

— Молдер, смотри, — окликнула напарника Скалли.

Молдер поднял голову. Луч фонарика Скалли скользил по стенам, и в этом свете Молдер увидел, что там развешаны старые черно-белые фотографии. Беглого взгляда было достаточно, чтобы понять — на снимках представлены многочисленные поколения семьи Пиклоков. Все они предпочитали сниматься на фоне своего дома — сидя на ступеньках или стоя на террасе — бородатые, усатые и безусые, в старомодных костюмах, длиннополых плащах и в шляпах с мягкими полями. И на всех лицах без исключения была заметна характерная печать вырождения, обусловленная внутрисемейным скрещиванием.

— Здесь кто-то есть, — заявила вдруг Скалли.

Молдер медленно повернулся. «Где?» — спросил он глазами. «Там», — так же молча отвечала Скалли, кивая на пустую, прикрытую одеялом кровать. Молдер присел и посветил фонариком в пространство между кроватью и полом. И в то же мгновение спецагентов оглушил истошный нечеловеческий крик:

— Уходите! Уходите! Не прикасайтесь ко мне!

Под кроватью находилась женщина. Возможно, та самая, которую похитили Пик-локи для своих любовных утех, мать убитого ребенка. Та самая, ради которой Молдер, Скалли и покойный Барни Бак-стер решились на эту авантюру — проникнуть в наполненный смертельными ловушками дом.

— Успокойтесь, — Скалли пыталась говорить как можно более умиротворяюще, — мы федеральные агенты, мы вам поможем.

— Похоже, ее привязали к доске, — сообщил Молдер, пытаясь хоть что-то разглядеть в слабом свете фонарика.

— Уходите! — продолжала кричать женщина. — Уходите! Оставьте меня!

Он положил фонарик на пол, ухватился за край того, что ему показалось доской, и потянул на себя. Женщина была привязана к чему-то вроде деревянных салазок. Оставляя на полу глубокие борозды, салазки выдвинулись из-под кровати. Молдер посмотрел и содрогнулся. Женщина имела самый плачевный вид. Лицо ее было обезображено сильным ожогом, на подбородке и шее — уродливые шрамы, во рту — не зубы, а какие-то осколки. Но самое главное — у этой несчастной не было ни рук, ни ног, а только короткие культи.

Молдер поймал себя на мысли, что окажись он на месте этой женщины, то предпочел бы пусть даже и болезненную, но мгновенную смерть любому шансу на спасение — все лучше, чем доживать свой век в виде такого вот обрубка.

Впрочем, ситцевое платье на женщине выглядело чистым и недавно выглаженным — по всему, за ней ухаживали.

Молдер собрался с духом и сказал то, что ему полагалось сказать:

— Успокойтесь, пожалуйста. Все кончено, мы из ФБР, мы поможем вам. Мы отвезем вас отсюда в безопасное место, мы обязательно доставим вас домой.

Скалли порывисто схватила напарника за плечо:

— Молдер, эта женщина уже дома, — сказала она. — Неужели ты не видишь? Это миссис Пиклок. Это их мать.

Молдер недоверчиво посмотрел на Скалли, потом перевел взгляд на стену с фотографиями и быстро нашел ту, на которой была запечатлена девушка с тугой косой и в простеньком платьице — в ней трудно было опознать изуродованную женщину на салазках, но все-таки возможно. Одной загадкой стало меньше. Но стоило ли оно того?..

С печалью на лице Молдер медленно задвинул салазки с привязанной к ним миссис Пиклок под кровать и встал.

— Молдер, куда это ты собрался? — спросила Скалли, глядя на него снизу вверх.

— Сыновья, наверное, слышали крик, — сказал Молдер. — Собираюсь посмотреть, где они.

— А как же она? — Скалли кивнула в сторону кровати, под которой пребывала миссис Пиклок.

— Она никуда не убежит, — цинично отозвался Молдер.

Не обернувшись, он вышел из комнаты. Скалли поспешила за ним.

— Мне кажется, нам не нужно ее спасать, — высказалась она на ходу. — Она здесь по своей воле, это очевидно. И, по-моему, она соучастник убийства.

— Совершенно верно, — согласился Молдер.

Он приблизился к окну с мутным от скопившейся за десятилетия грязи стеклом и осторожно выглянул наружу. Братья Пикло-ки все еще бегали по двору, загоняя последних свиней за ограду. Молдер присел на корточки, вновь вытащил «магнум», снял его с предохранителя.

— Но с другой стороны, — продолжала высказываться Скалли, — это только наши предположения, и, когда дело дойдет до суда, мы не сможем ничего доказать…

Тут Молдера осенило. Все сложилось одно к одному: генетические дефекты, выжившая в стародавней автокатастрофе мать, похороненный живьем младенец.

— Послушай-ка, Скалли, — сказал он. — Я, кажется понял, что здесь произошло. Джордж — не только старший брат, но и отец двух других. Он заменил миссис Пиклок мужа еще до того, как тот погиб в автокатастрофе. Как самый сильный самец в стае он имеет исключительное право на пользование единственной самкой и не терпит конкурентов. Видимо, кто-то из младших братьев «покусился» на собственность Джорджа, и он убил ребенка, чтобы показать им, кто здесь главный.

— Интересная версия, — оценила Скалли, — но поймут ли ее присяжные?

Молдер пожал плечами.

— Они убили троих, если не считать ребенка. Этого достаточно, чтобы надолго упечь всю семейку, в каких бы родственных отношениях они друг с другом не состояли.

— Я побуду с женщиной, — сказала Скалли, вставая.

— Будь осторожна, — предупредил Молдер. — И смотри по сторонам. Тут полно ловушек.

Предупреждение оказалось очень к месту. Направляясь в комнату миссис Пик-лок, Скалли заметила леску, натянутую поперек дверного проема, ведущего в боковой коридор. С минуту Скалли изучала систему блоков, через которые была перекинута леска, пока не добралась до остро заточенной косы.

вернуться

Note4

"Кыш, птицы, кыш!» — примерно так в русских переводах диснеевского мультфильма «Бемби» звучит возглас, которым братец Филин разгонял надоевших ему пернатых

6
{"b":"13337","o":1}