ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Разобравшись с устройством ловушки, Скалли проследовала дальше.

Миссис Пиклок больше не кричала. Она что-то бубнила себе под нос, но при виде Скалли немедленно затихла.

— Миссис Пиклок, — очень вежливо обратилась к ней Скалли, — вы понимаете, что вам необходима срочная медицинская помощь? Вам нельзя оставаться здесь.

— Это наш дом, — заявила миссис Пиклок с интонациями старой скряги. — Зачем мне его покидать?

— Но вы же больны! — воскликнула Скалли.

— Я не чувствую боли, — ответила миссис Пиклок гордо. — Это у нас семейное. Я только беспокоюсь за мальчиков, не покалечились ли они…

Скалли помолчала, понимая, что убеждать и просить в данной ситуации совершенно бессмысленно. Зато можно было вдоволь удовлетворять собственное любопытство.

— Что случилось после той аварии? — поинтересовалась она.

Миссис Пиклок смотрела в сторону. Что-то дрогнуло на ее изуродованном лице, когда она попыталась вспомнить тот день много лет назад и аварию, перечеркнувшую всю прежнюю жизнь в семейной идиллии.

— Мне оторвало правую руку… — начала она свой невеселый рассказ, прерывая его длинными паузами. — И я видела, как эта рука лежит на коленях моего мертвого мужа… Мальчики отнесли меня в дом… зашили раны… В нашей семье это умеют делать со времен войны с янки… Мои сыновья тоже это умеют… Они такие хорошие мальчики…

Последнее замечание возмутило Скалли до глубины души.

— Миссис Пиклок, ваши «хорошие мальчики» убили шерифа Тейлора, его жену и помощника шерифа Бакстера! Как вы можете одобрять их действия?!

— Сразу видно, что у вас нет детей, — заметила миссис Пиклок. — Может быть, когда-нибудь, позже, вы поймете, что такое материнская гордость и любовь. Вы узнаете, что это такое, когда ваш мальчик готов на все ради матери…

— Скалли! — громко позвал Молдер. — Пик л оки идут!

Скалли немедленно оставила миссис Пиклок, устремившись на помощь Молдеру. Братья действительно покончили со свиньями и теперь направлялись к дому. Еще на подхо-де они заподозрили неладное. Джордж, старший брат, зарычал и бросился к двери.

— Я агент ФБР и я вооружен! — крикнул Молдер. — Стойте, или я буду стрелять!

На Джорджа это не произвело должного впечатления. От сильного удара дверь распахнулась, и Джордж с порога прыгнул на Молдера. Молдер выстрелил, но то ли промахнулся, то ли братья Пиклоки действит тельно не чувствовали боли, но в мгновение ока Джордж пересек комнату и схватился с Молдером врукопашную.

В это время через черный ход ворвались Шермон и Эдмунд, средний и младший братья. Скалли, стреляя как в тире, разрядила в них обойму своего «магнума». В тесной комнате звуки выстрелов были особенно оглушительны. Запахло порохом.

Эдмунд сразу свалился на пол, но Шер-мон устоял. Скалли точно видела, что в него попали как минимум две пули, но средний брат продолжал идти. Скалли отпрянула в сторону, но Шермон, казалось, совсем не обращает на нее внимания — он шел к ворочающимся на полу Джорджу и Молдеру. Тут грохнул еще один выстрел, и Джордж, хрипя простреленным горлом, отпал от Молдера. Федеральный агент попытался было вскочить на ноги, но этого ему сделать не дали — Шермон навалился сверху и сзади.

Скалли посмотрела на свой бесполезный «магнум», отшвырнула его и крикнула:

— Шермон, мать у меня! Я убью ее!

Это подействовало. Шермон немедленно оставил Молдера и устремился к ней. Но драться с ним не входило в планы Скалли. Она бросилась вон. При этом в голове у нее билась одна только мысль: «Главное — вовремя подпрыгнуть. Главное — вовремя подпрыгнуть».

Топоча, как слон, и громко сопя, Шермон гнался за ней. У самой двери, ведущей в комнату миссис Пиклок, Скалли повернулась и побежала в боковой коридор. На секунду задержав дыхание, она высоко подпрыгнула. При приземлении на ноги каблук на правой туфле сломался, Скалли потеряла равновесие и вытянулась на полу коридора во весь рост. Если бы Шермон вспомнил о ловушке, которую сам же здесь налаживал, он легко догнал бы Скалли, но он не вспомнил. Леска натянулась, ловушка сработала, и коса со свистом рассекла воздух, вонзилась в спину Пиклока. На некоторое время в доме наступила тишина.

Полежав и отдышавшись, Скалли поднялась с пола. Скинула туфли, после чего направилась к комнате миссис Пиклок. Но там никого уже не было.

Вошел Молдер.

— Где третий брат? Эдмунд? — хрипло спросил он, еще не совсем пришедший в себя после скоротечной, но такой жестокой схватки. — И где миссис Пиклок?

Скалли опустила глаза. На полу у кровати виднелись четкие следы от салазок.

11

Ферма Пиклоков Хоум, Пенсильвания

— Я обыскал весь дом и пристройки, — доложил Молдер, — их нигде нет.

— Ушли, — подытожила Скалли, складывая трубку сотового телефона, — но далеко они не уйдут. Я только что известила дорожные патрули. Объявлен федеральный розыск, шоссе уже перекрыто. Рано или поздно их поймают.

— Время их уже поймало, Скалли, — философски ответил Молдер.

12

Объездная дорога, Пенсильвания

Приметный белый «кадиллак» стоит на объездной дороге — совсем не там, где его будут искать. С виду он пуст, но включены фары и автомагнитола, в которой проигрывается кассета со знакомой композицией Элвиса Пресли. Из багажника доносится хриплый голос миссис Пиклок:

— Туда… туда… ты все делаешь правильно, мой мальчик… Шермун и Джордж тоже были хорошими мальчиками. Мы должны ими гордиться. И ты должен знать, Эдмунд, Пиклоков не остановишь. Их будет все больше и больше. Мы с тобой должны жить дальше. Мы создадим новую семью — семью, которой будем гордиться. И построим новый дом. Совсем новый дом…

Крышка багажника «кадиллака» открывается изнутри, и младший из сыновей семьи Пиклоков выбирается на дорогу. Придерживая спадающие штаны и пошатываясь, он обходит автомобиль и садится за руль. Взревывает двигатель.

Белый «кадиллак» скрывается за поворотом, но еще долго над округой разносится ласковая мелодия и Элвис поет:

Только ты и ты одна

Понимаешь меня,

И наполняешь мое сердце любовью только ты…

7
{"b":"13337","o":1}