ЛитМир - Электронная Библиотека

Коротко кивнул на прощание. Повернулся и тут же затерялся среди прохожих.

Понятно, сказано все.

Даже больше, чем хотелось бы.

Вот он, неизвестный убийца. Убийца, подставивший Вилчека. Убийца, которого Вилчек защищает, как своего ребенка.

Теперь все становится на свои места. Как ни невероятно, как ни чудовищно это звучит, убийцу зовут Машина. И это все объясняет. И Машина все еще способна убивать.

Знают об этом два человека в мире. Вилчек и я.

Скольких еще она убьет, пока я тут стою и размышляю?

Понятно, что ни один судья в мире не даст ордер на арест компьютера. Его невозможно изолировать от общества. И его невозможно заставить подчиняться — Вилчек очень наглядно это продемонстрировал. Фактически такой личности — Машина — для социума не существует. Зато вполне ощутимы результаты ее деятельности. А дальше? Она будет все более совершенствоваться, умнеть, изобретать все более изощренные способы убийства и иного воздействия на людей, более совершенные способы сваливания вины на других, протянет свои щупальца за пределы здания Компании… А тут еще и интерес Министерства обороны. Рано или поздно они сообразят, с кем имеют дело. И что если они сумеют договориться?!

Собственно, вопроса «что делать?» — нет. Есть вопрос «как». И для решения как раз и следует использовать нашего гения, создателя суперкорпораций и новых форм разума. Уж что-что, а «как» — он знать должен.

Федеральный центр предварительного заключения

Вашингтон,O.K.

26октября 1993

16:00

Вилчек чувствовал себя совершенно беспомощным. Он ничего не смог сделать с собственным детищем. Он не смог предотвратить совершенного у него на глазах убийства. Все происшедшее за последнее время — арест, допросы, содержание в зарешеченной камере два на три метра — сильно повлияло на Брэда. Он впал в состояние глубочайшей депрессии.

Увидев Молдера, арестованный забился поглубже в угол и заговорил агрессивно и в то же время жалобно:

— Я ведь уже отдал вам шнурки от ботинок, что еще вам от меня нужно?

Молдеру было не до предисловий.

— Почему вы решили провести остаток своих дней в тюрьме за преступление, которого не совершали?

Искреннее наработанное изумление:

— Но я виновен!

— Я знаю, что нет, — сухо произнес Призрак. — Вы защищаете свое создание — Центральную операционную систему «EURISKO».

Может быть, именно так и надо выводить из депрессии? В голосе Вилчека немедленно прорезалась такая же деловитая жесткость.

— Если я кого и защищаю, то не ее…

— А что же?!

Брэд поправил очки. Еще плотнее сжался в комок.

— После того как сбросили атомные бомбы на Хиросиму и Нагасаки, Оппенгеймер провел остаток своей жизни, сожалея, что он когда-то взглянул на этот проект…

— Оппенгеймер, возможно, и сожалел о содеянном, но он никогда не снимал с себя ответственности.

Что-то неуловимо изменилось — то ли осанка щуплого арестованного, то ли выражение глаз. И если вообще возможно казаться величественным, забившись в угол тюремной койки, то Вилчеку это вполне удалось.

— Он был одержим идеей, мистер Молдер. Его ошибка в том, что он поделился ею с преступным правительством. Я не хочу повторить его ошибки…

Да, это аргумент. Но в данном случае — бездействие не поможет. Джинн уже выпущен

из бутылки, бомба уже сброшена, искусственный интеллект уже мыслит. И исходить надо из этого.

— Ваша Машина убила Дрейка… И моего Друга…

— Мне очень жаль, но я здесь ничего не могу поделать. Ни-че-го!

Молдер не выдержал, сорвался почти на крик:

— И вы говорите о морали?! Вы опасаетесь правительства, но вполне допускаете, что машина может убить еще кого-то?

Тихим бесцветным голосом Брэд упрямо выговорил:

— Это — меньшее из двух зол…

— А как насчет третьей возможности? — Молдер не собирался отступать. — Вы эту машину создали, а теперь вы мне расскажете, как ее уничтожить…

Где может спецагент ФБР Уильям Фокс Молдер одолжить на пару часов мощный лэптоп, не нарываясь на лишние расспросы? В Штаб-квартире ФБР, конечно. И заодно пересказать Скалли все новости — исключая, разумеется, встречу с Бездонной Глоткой.

— …Вилчек может создать вирус, который убьет систему. — Они шли по колоннаде внутреннего дворика Штаб-квартиры.

— Молдер, как ты не понимаешь, обвинить машину — это для Вилчека алиби, и весьма серьезное.

«Да, действительно. Но он-то как раз не хотел им пользоваться, я его чуть ли не заставил признаться, что он невиновен. И, потом, он собирается уничтожить именно это свое серьезное алиби».

— Это — единственное объяснение, которое имеет смысл. Проект COS грозил «EURISKO» большими убытками, поэтому Дрейк хотел остановить программу…

— И машина убила Дрейка при самообороне?

— Скорее из чувства самосохранения. Это главный инстинкт всех живых существ.

— Молдер, такой уровень искусственного интеллекта еще далек от реализации. «Был далек. В этом-то все и дело».

— Именно поэтому наше правительство спешит прибрать к рукам исследования Вилчека…

Скалли взяла напарника под руку, отвела в сторону, подальше от посторонних глаз, и настойчиво, явно беспокоясь, заговорила о том, о чем, по-видимому, думала все это время:

— Молдер. Мне кажется, ты ищешь то, чего нет. Не повторяй ошибок Джерри. Возможно, тебе стоит поговорить с кем-нибудь?..

«Вот он — тот самый взгляд. Вот в такие минуты он и возникает. Она меня не понимает.

Она опять меня не понимает. „С кем-нибудь" — это с психоаналитиком. Спасибо, Скалли».

— Может, ты и права…

Не прощаясь, он зашагал прочь.

— Молдер, куда ты?

— Поговорить с кем-нибудь. Скалли осталась возле колонны, в задумчивости потирая подбородок.

А Вилчек вовсе не занимался кропотливой работой по разработке программы. Он спал — скорчившись в углу койки. Впрочем, может, он именно так и думал, во сне?

Проснулся от грохота двери, подскочил, нашарил и надел очки, щурясь от вспыхнувшего света. И обнаружил у себя в камере агента Молдера, который как раз открывал крышку маленького — размером с общую тетрадь — изящного переносного компьютера.

— Сколько вам потребуется времени?

По реакции Вилчека Призрак понял, что программист до последнего момента не верил в серьезность предложения.

«Ничего, ты же умница. Ты сможешь. И написать вирус. И проинструктировать меня, как ввести его в систему. И как не дать ей помешать мне прежде, чем я до нее доберусь.

Заговор с целью убийства. В таком, Молдер, ты еще не участвовал. Надо же когда-то начинать…»

Квартира спецагента Дэйны Скалли

Вашингтон,O.K.

27октября 1993

01:31

Обычный ритуал: приезд домой, дневниковые записи на компьютере, душ, книга в постели, сон. Это внешне. А внутри…

Вопросы, вопросы, вопросы…

Ответов на них все равно нет. Так лучше спрятаться от них в усталость. А с самого утра вновь изматывать себя работой в надежде, что им просто некогда будет нагрянуть снова.

Спокойной ночи, Дэйна.

02:39:06

УТОЧНЕНИЕ: Ранее поставленные задачи «Идентификация посетителей», «Выработка динамических, критериев в реальном масштабе времени», «Пересмотр поступков объекта „БРЭД"», «Критерии определения добра и зла, совершаемого объектами по отношению ко МНЕ» переквалифицированы как подзадачи метазадачи «БЕЗОПАСНОСТЬ МЕНЯ»

УМОЗАКЛЮЧЕНИЕ: Польза и вред по отношению к субъекту могут иметь количественные и временные характеристики. Количественными характеристиками могут служить размеры вклада объекта в создание, совершенствование, энергоснабжение, информационное снабжение

субъекта — либо помехи в совершении этих действий

11
{"b":"13339","o":1}