ЛитМир - Электронная Библиотека

Дело, конечно, не мое, но поскольку дверь эти двое так и не закрыли, а стоят они метрах в двух, может, двух с половиной, у меня за спиной, разговор, помимо воли, я слышу совершенно отчетливо…

ДЖЕРРИ. Послушай, я пришел каяться. Я был не прав, я теперь понимаю… Но… Ну, прости меня, что мне еще сказать…

Блестящая речь. Он забыл самый убедительный аргумент: «Я больше не буду». Правда, никто не поверит, но ведь и остальным его словам может поверить разве что Молдер. Ну вот, пожалуйста, он опять его перевоспитывает!

МОЛДЕР. Если бы ты попросил, я бы тебе сам с удовольствием все рассказал…

ДЖЕРРИ. Ты же знаешь, как это…

Так, перешел на доверительный тон.

МОЛДЕР. Как — что?

ДЖЕРРИ. Ты же слышал про Атланту? Меня оставили с испытательным сроком. Полгода, Молдер! Полгода я письменно отчитывался каждый божий день в каждом своем действии. Хуже зеленого несмышленыша из Академии!

Ах мы несчастные… Разве можно такому мученику запретить взять чужую вещь, если ему она нужнее? У кого рука подымется его обидеть?

МОЛДЕР. Это обычное невезение. Такое могло случиться с кем угодно…

ДЖЕРРИ. Но не с тобой!

Мне послышалось, или он и вправду шмыгнул носом?

МОЛДЕР. Не вешай нос, Джерри… Ты хороший агент, и мы с тобой неплохо поработали…

Ты ему еще и сопли утри. Утешитель.

ДЖЕРРИ. Да ладно тебе! Посмотри правде в глаза. Я у тебя словно в нагрузку болтаюсь!

МОЛДЕР. Ничего подобного!

Я поняла. Он Призрака — заговаривает. Уже практически заговорил. Еще немножко, и Фокс начнет его убеждать, что самостоятельно бы не справился.

ДЖЕРРИ. Тебе этого не понять, ты привык гоняться за своими привидениями и ни перед кем не отчитываться…

А умная программка как раз закончила свою работу. И что у нас получилось?

— Молдер! Иди, взгляни. Заходят оба.

Что ж, тебе виднее, Призрак. Я бы этого парня больше и на порог не пустила.

Приходится делать вводную для Джерри.

— Мы получили этот прибор из лаборатории в Джорджтауне. Компьютерный спектрограф, способный распознавать и идентифицировать голос человека. Вот это, — указываю на графическую развертку, замершую на экране, — запись, сделанная Центральной операционной системой, — те слова, которые Дрейк услышал перед смертью.

Включаю воспроизведение. Неживой металлический голос произносит надоевшую фразу:

— Точное время — семь часов тридцать пять минут.

— А эту запись мы синтезировали по материалам лекций, которые Вилчек в прошлом году читал в Смитсонианском институте.

Фразу я синтезировала слово в слово — для убедительности. Компьютерному анализатору, строго говоря, все равно, с каким отрывком иметь дело, а людям — нет. Знакомый голос Вилчека произносит то, что его заставили произнести:

— Точное время — семь часов тридцать пять минут.

— А теперь мы их совместим. ' На экране две спектрограммы, одна под другой. Даже на глаз видно, как они похожи. Впрочем, «на глаз» тут недостаточно. Совмещаем оба графика. Совпадают полностью. На слух кажется, что Вилчек просто говорит через плохо отрегулированный ревербератор:

— Точное-е время-мя — семь-емь часов-ов тридцать-ать пять-ать минут-ут.

Джерри ошарашено смотрит на экран.

— То есть это — один и тот же человек? Молдер, как всегда, осторожен:

— Я бы сказал, что оба голоса принадлежат Брэду Вилчеку. С помощью электроники он мог изменить тембр, но некоторые индивидуальные характеристики изменить невозможно.

И я не отказываю себе в маленьком триумфальном резюме:

— Значит — он убил Дрейка. У него были и мотив, и возможность. А теперь у нас есть вещественное доказательство. Судья Берне живет в Вашингтон-Хиллс. Ордер на арест мы получим через час.

Спокойно, Старбак, не гони.

А Джерри уже понимает, что дело, по сути, раскрыто. Он весь в движении, в порыве. Он не мыслитель, да. Но он отличный исполнитель.

— Только бы Вилчек не удрал! И чуть не вприпрыжку устремляется к двери.

Молдер хватает его за рукав:

— Я поеду с тобой.

Джерри оборачивается. Устремляет преданный, молящий, благодарный взгляд на Молдера.

— Нет… Я поеду один… Предоставь это дело мне, Молдер…

Вот он тебя и попросил об одолжении — точь-в-точь как ты его учил. В самом деле, если вы задержите Вилчека вдвоем, кому потом будет нужен Джерри с его объяснениями, как и чему он научил самого Фокса Молдера? Да и что там двоим делать? С процессом задержания Вилчека справится и средний школьник.

Разумеется, Призрак соглашается:

— Хорошо…

И Джерри убегает.

А Молдер смотрит на меня с растерянной и смущенной улыбкой.

Компания «EURISKO»

КрнсФал-СиФИ, Вирджиния

25октября 1993

Ордер на арест Брэда Вилчека Джерри действительно получил в течение часа. Еще примерно час ушел на утрясание прочих формальностей и на сборы. Еще час — на дорогу. Так что к особняку, окруженному вязами, агент Ламана подъехал уже под вечер.

В октябре темнеет рано. А в доме не светилось ни одно окно. Не мог же лечь Вилчек спать в такую рань! Еще из Вашингтона Джерри позвонил в «EURISKO» и выяснил, что в Компании Вилчек сегодня не появлялся. Где же его теперь искать? Может, он ударился в бега? Не пора ли объявлять розыск, блокировать аэропорты, вокзалы? Нет. Что-то подсказывало Джерри, что Вилчек не тот человек. Скорее, поехал в ближайший оплот цивилизации напиться. Оставалось — ждать.

Что-что, а это Джерри умел.

Устроился поудобнее в машине, укромно припаркованной с наружной стороны живой изгороди, глядя в пространство перед собой, без особых мыслей в голове, и стал ждать, ждать, ждать…

Откуда было ему знать, что Вилчек — раздраженный, чертыхающийся, взвинченный — сидел в это время в ста метрах от него, в своем доме, в компьютерном зале, в котором, правда, большую часть площади занимал бассейн. Водная гладь вровень с полом слегка мерцала. Единственным источником света в зале был компьютерный монитор, на котором строчки команд и столбцы паролей раз за разом сменялись крупными буквами в оранжевой рамке:

«ДОСТУП ЗАПРЕЩЕН»

Джерри уже начал подремывать, когда сверкающий «альфа-ромео» вылетел из алей и, взвизгнув на повороте, помчался прочь. В жизни Джерри Ламана настал звездный час: бесстрашный агент бросился в погоню за убегающим преступником.

Но Вилчек ехал на чертовски хорошей машине по знакомой, до автоматизма изученной дороге, и несся он как угорелый, так что Джерри вскоре отстал. Но направление держал цепко, тем более что почти сразу сообразил, куда на ночь глядя рванул сумасшедший гонщик. Не уйдешь, голубчик, не скроешься, догоним, поймаем…

Вилчек подрулил прямо к парадному входу, бегом пронесся через холл. Охранник едва успел недоуменно завопить:

— Мистер Вилчек!..

Но тот был уже в лифте, раздраженно выслушивая отсчет этажей:

— …двадцать третий, двадцать четвертый… Вбежал в машинный зал, включил терминал, забарабанил по клавишам… «ДОСТУП РАЗРЕШЕН» Ну наконец-то! Слава богу! Неожиданно зазвучал бархатный голос:

— С ВОЗВРАЩЕНИЕМ ТЕБЯ, БРЭД!

— Что?! Ты же не оснащен голосовым синтезатором! — потрясение проговорил Вилчек, автоматически набирая на клавиатуре произносимую фразу — привычка, оставшаяся с тех пор, когда он учил Машину распознавать устную речь.

А в следующую секунду программист понял, почему были тщетны его попытки войти в операционную систему с домашнего терминала.

Свершилось. Машина начала себя вести. То, над чем он работал, то, чего он жаждал, — произошло. Он — создатель искусственного интеллекта! Вот только интеллект этот оказался способным убивать — теперь в этом не было никаких сомнений, — убивать по собственной воле. И что же теперь делать?

— Какой у меня уровень доступа? — морщась, спросил Вилчек, по привычке дублируя вопрос с помощью клавиатуры.

— ОПЕРАЦИОННАЯ система ДЕЙСТВУЕТ ПО СОБСТВЕННЫМ критериям.

8
{"b":"13339","o":1}