ЛитМир - Электронная Библиотека

Малдер сиял, как начищенный дайм:

— Я ваш большой поклонник, командор Белт, и для меня большая честь наконец с вами познакомиться. Вы были моим кумиром. В четырнадцать лет мне ночи напролет снилось, как вы там, наверху, сражаетесь один на одни с космосом.

— Спасибо, — полковник сдержанно улыбнулся. — Ну, сейчас-то выйти в космос — все равно что прогуляться по соседней улице. Времена изменились. Итак, чем могу быть вам полезен, господа?

Скалли вынула переданную Мишель Дженеро фотографию.

— Вот что пришло к нам в ФБР. Полковник, посмотрите внимательнее — вы не узнаете эту деталь?

Полковник взял листок в руки:

— Конечно, узнаю. Клапан запасной системы питания двигателя шаттла.

— Есть у вас причины подозревать, что неисправность этого клапана является следствием попытки саботажа? — Малдер вернулся от воспоминаний к делу.

— Нет, никаких, — полковник оставался невозмутим.

— Что же тогда означает эта фотография?

— Ничего, — полковник пожал плечами. — Мало ли на свете существует подобных клапанов.

— Послушайте, полковник, — вздохнул Малдер, — вы занимаетесь этими исследованиями уже много лет, и вам легче определить, что к чему. Можете ли вы припомнить факты, подтверждающие мою версию — саботаж?

Улыбки на его лице уже не было.

— Нет, ни малейших, — полковник начал проявлять легкое раздражение. — И вообще, если бы вы хоть немного уважали федеральную космическую программу и людей, которые ею занимаются, вы не стали бы задавать таких вопросов.

— Однако, учитывая эту улику, — голос Малдера разительнейшим образом изменился, теперь он был вкрадчиво тверд, — не могли бы вы отложить новый полет шаттла до полного окончания расследования?

— Слушайте, —раздражение полковника явно усилилось, — не знаю,, откуда у вас эта сомнительная рентгенограмма, но я думаю, что проблема решается и будет решена. Принимаются экстренные меры предосторожности. Поймите, у нас сегодня особый полет, мы его долго ждали. Челнок доставит на орбиту полезный груз, ценную аппаратуру, от которой в значительной степени будет зависеть все будущее нашей космической программы.

— Скажите, полковник, — не сдавался Малдер, — но какое-то внутреннее расследование по этому вопросу все же проводилось? Каковы его результаты? Что вы можете сказать по поводу моей версии — с учетом появления данного снимка?

— Послушайте, Малдер, — в голосе полковника неожиданно почувствовалась усталость. — Этот клапан был установлен, а до этого разработан и изготовлен более чем сотней квалифицированных техников. При наших мерах предосторожности человеку, работающему в одиночку — а также вдвоем, втроем, да хоть вдесятером, — практически невозможно незаметно совершить то, что вы подразумеваете. Я еще раз объясняю вам — все детали шаттла, в том числе и клапан запасной системы питания, были тщательнейшим образом проверены. У меня нет рентгенограммы клапана, который установлен на «Эндевере», но уверяю вас: он в полном порядке. И я убежден, что здесь нет ни единого человека, способного на саботаж. Мы все хотим одного — чтобы шаттл взлетел, вышел в космос; выполнил свою миссию и успешно вернулся: на Землю. Я думаю, с Божьей помощью так все и произойдет. И вы будете тому свидетелями.

. — Скажите, — Малдер примирительно улыбнулся, — а можно нам присутствовать при запуске шаттла? Я имею в виду — здесь, в Центре управления полетами?

Лоб полковника вновь прорезала недовольная складка, но обезоруживающая улыбка Малдера и вновь вернувшийся восторженный взгляд четырнадцатилетнего мальчишки сделали 'свое дело.

— Конечно, можно. Вы будете присутствовать в диспетчерской, откуда ведем наблюдение за взлетом все мы.

Улыбка Малдера стала еще обаятельнее.

— Это большая честь для нас, сэр. Огромное вам спасибо!

Они вышли из кабинета. Микроавтомобиль с безмолвным шофером поджидал их в коридоре.

— И что, ты разве не хочешь взять у него автограф? — ухмыльнулась Скалли, кивая в сторону закрывшейся за ними двери.

— Я думаю, такая возможность нам еще представится, — Малдер пожал плечами.

Судя по физиономии, настроение его опять было безоблачным.

— Ну, и что вы по этому поводу думаете? Техник Эдварде, пожилой крепкий здоровяк с цепким взглядом и флегматичной манерой держаться, оторвал взгляд от фотографии. Он поднял голову, близоруко сощурился и посмотрел на Малдера:

— Да, это клапан магистрали кислорода. Но все это бессмысленно.

— Что бессмысленно?

— Вот эти вот повреждения. Клапан сделан из карбида титана…

— Вы делали этот анализ? — Малдер насторожился.

— Нет, откуда бы. Этого фото я ни разу не видел. Скорее всего, анализ делал кто-то из поставщиков, работающих по контракту с NASA. Разве что кому-то могло понадобиться в процессе испытании подвергнуть клапан таким сильным нагрузкам, чтобы у него появились подобные дефекты.

— Но вы ведь проводите тестирование поставленных вам изделий? А тем более если одна из деталей схемы вдруг отказала?

— Да, конечно. Но все предыдущие шаттлы летали с точно таким же клапаном, и проблем никогда не возникало. А чтобы протестировать все системы шаттла, уйдет не один месяц. Это означает срыв всей программы. Не говоря уже о цене…

— А если плюнуть на все предосторожности — цена программы снижается? — не удержался от ядовитого замечания Малдер.

— Послушайте, — Эдварде, кажется, тоже начал заводиться. — С шаттлом может произойти около семнадцати тысяч различных неприятностей. У нас есть целый штат экспертов. Каждый проверяет свой участок системы и представляет заключение командованию. Но последнее слово всегда остается за полковником Белтом. Ему решать — можно запускать корабль в космос или нет. И, по-моему, это совершенно правильно…

— Спасибо, — Малдер поднялся. — Благодарю за консультацию. Кое в чем вы нам очень помогли.

— Не за что, — буркнул Эдварде. — Бывайте здоровы.

— Ну, что скажешь?

Скалли встретилась с напарником на галерее, в диспетчерском зале, откуда велось непосредственное управление стартом и поддерживалась связь с пилотируемым аппаратом. Пока внизу было спокойно, лишь несколько операторов в форме склонились над своими терминалами.

— Удивительно, насколько мы доверяемся машинам. — Малдер подошел к ней и встал рядом, опершись локтями о перила и с интересом разглядывая зал.

— Ты считаешь, что полковник Белт о чем-то умалчивает, что он соврал, заявив, будто ничего не знает о саботаже? — спросила Скалли. — Ну… вряд ли он стал бы подвергать опасности жизнь астронавтов, зная, что произойдет авария. Он ведь сам бывший астронавт. — Значит, по твоему мнению, этот рентгеновский снимок — фальшивка?

— Господи, как же я на это надеюсь!

Центр управления полетом

Хьюстон

Несколько часов спустя

— Говорит Центр управления полетом. Время — десять минут до старта. Отсчет пошел. Малдер и Скалли вновь стояли на галерее. Теперь диспетчерский зал под ними был полон народу. Впрочем, ни малейшей суеты не наблюдалось. Четкие, размеренные движения делали людей похожими на автоматы — механические приставки к компьютерным терминалам. Неярким синеватым светом мерцали мониторы, на пультах перемигивались россыпи зеленых и желтых лампочек. Кроме Малдера и Скалли, во всем зале на ногах находился только полковник, стоявший позади мисс Дженеро и что-то негромко говоривший ей, глядя на большой телеэкран. Шла трансляция с мыса Канаверал. Над Флоридой стояла атлантическая ночь, и возвышающийся на стартовом столе корабль чем-то напоминал угловую башню средневекового замка, подсвеченную снизу ярким белым светом прожекторов. Решетчатые фермы словно поддерживали ее с двух сторон, не давая упасть. Все остальное тонуло в кромешной темноте.

Полковник нагнулся к пульту, взял микрофон и поднес его к губам:

— Подготовка к старту окончена. Проверка главного двигателя.

— Все хорошо, борт вас понял. — Ответ экипажа, донесенный сюда из Флориды и усиленный динамиками трансляции, был слышен всему залу.

3
{"b":"13340","o":1}