ЛитМир - Электронная Библиотека

— Начинаем последнюю проверку. — Это распоряжение, скорее всего, относилось к наземным службам.

— Так точно! — донеслось из динамиков. — Аккумуляторы заряжены.

— «Эндевер», как вы меня слышите?

— Отлично, командор!

— Тестирование всех систем завершено! — Это вновь докладывали наземные службы. — Общая конфигурация шаттла в норме. Отходит заправочная мачта.

Одна из ферм на экране дрогнула и поползла в сторону.

— Отходит мачта электропитания. Аппарат переходит на внутренний источник энергии.

Медленно откинулась вторая ферма. Из-под корабля пошел легкий дымок.

— Продувка главного, двигателя завершена. — Это уже другой голос, — отсоединен шланг заправки кислородом. Внешний бак с кислородом — давление рабочее.

— Ребята, — это снова полковник, — можете открывать поток кислорода. Счастливого вам пути!

— Вас понял. До встречи, командор!

— Гидравлические системы отключены, — доложил первый техник.

— Запуск главного двигателя, — спокойным тоном скомандовал полковник. — Стартовый отсчет пошел. Десять… Девять… Восемь…

Выхваченный прожекторами из ночной темноты, корпус корабля начал окутываться снизу клубами белого пара.

— Семь… Шесть… Пять… Четыре… Три… Два… Один… Ноль. Старт!

Корабль на экране шевельнулся, под ним вспыхнул ослепительный огонь, затмивший свет прожекторов. Кажется, вой и свист донеслись даже сюда, в размещенный глубоко под землей бункер. Ослепительно яркое солнце, зажегшееся под кораблем, набирая скорость, поднималось вверх, неся на себе башню ракеты с прилепившимся к ней сбоку самолетиком шаттла.

Зал потряс взрыв восторга. Только что сидевшие недвижно, как истуканы, техники и онера-торы разом вскочили с мест и теперь вразнобой орали что-то нечленораздельное, аплодировали и едва ли не подпрыгивали у своих терминалов. Полковник Белт сдержанно улыбался, сжимая микрофон:

— Поздравляю вас, ребята. Ни разу в жизни не видел такого красивого старта!

Малдеру показалось, что он обращается к служащим Центра, но из динамиков сквозь легкий треск помех донеслось:

— Спасибо вам, командор! Конец связи.

— Двадцать секунд. — Это уже вновь голос наземного диспетчера. — Полет идет нормально, главный двигатель работает на мощности шестьдесят пять процентов от максимальной. Все системы функционируют без сбоев.

— Должен признаться: хотя бы одна из трех моих детских фантазий наконец-то осуществилась, — сказал Малдер.

Лицо его действительно светилось неподдельным восторгом.

Они шли по крытой галерее аэровокзала, ловко уворачиваясь от снующих мимо тележек и погрузчиков с багажом. Было людно и шумно, в воздухе висел доносившийся даже сюда монотонный гул разогреваемых турбин. За стеклянной, в потеках дождя, стеной расстилалось под освещенное прожекторами и огнями аэровокзала мокрое летное поле с отсвечивающими сигарами самолетов, оранжевыми цистернами бензозаправщиков и снующими людьми в блестящих от льющейся с неба воды плащах. Казалось, с отъездом агентов ФБР "погода наконец-то решила испортиться — дождь хлестал как из ведра, и не было и намека на то, что к завтрашнему дню погода может улучшиться.

— А две остальные — это что? — невозмутимо спросила Скалли.

— Завести себе пони и научиться разводить их в домашних условиях. Чтобы они кормились у меня из рук и давали на себе кататься. Ты представляешь — пони в городской квартире? И каждый вечер прогуливаться верхом по ближайшему бульвару. На зависть всем окрестностям.

Скалли внимательно смерила взглядом долговязую фигуру Малдера:

— Да, Центр управления — это все-таки тебе не пони… — Малдер, постойте!

Малдер и Скалли обернулись. По коридору, догоняя их, бежала взволнованная Мишель Дже-неро. Рассыпавшиеся волосы хлестали из стороны в сторону.

— Что случилось?

— Что-то не то с шаттлом! — Мисс Дженеро тяжело дышала. Глаза ее были испуганными. Малдер не впервые видел такие глаза, но тут ему все же стало не по себе.

— Неприятности начались вскоре после того, как вы уехали. Сначала были проблемы с твердо-топливным ускорителем, но мы их довольно быстро ликвидировали. Потом я сменилась с дежурства и пошла отдохнуть, но через пару часов меня разбудили. Сейчас с кораблем пропала связь.

Малдер замер на месте. Детское восторженное выражение исчезло с его лица.

— Поехали, — кивнул он Скалли. — Нам надо вернуться в Хьюстон.

Дождливая ноябрьская ночь в Техасе оказалась удивительно темной, хотя до рассвета оставалось совсем немного. Мокрая дорога в этот предутренний час была пустынной, но время от времени налетавшие шквалы ливня снижали видимость настолько, что габаритные огни идущей впереди машины Мишель Дженеро почти скрывались за пеленой льющейся с неба воды. А прибавлять скорость на скользком асфальте было рискованно — тем более что машину и так мотало из стороны в сторону, занося от одной обочины к другой. Взятый в прокате «бьюик», несмотря на громкое название, оказался не первой молодости, протекторы на колесах стерлись почти до кордовой основы. Малдер уже неоднократно помянул незлым тихим словом владельца бюро проката автомашин, который подсунул им эту дрянь.

— В прессе ничего не говорят, — прокомментировал он, выключив радио. — Такое впечатление, что ни одна газета и ни единая теле— или радиокомпания ни о чем не знает.

— Ты думаешь, это действительно саботаж? — спросила сидящая рядом Скалли.

— Не знаю. Неполадки случаются сплошь и рядом, но обычно с ними справляются. Хотя в прессу это время от времени и попадает.

— Обычно. Вот именно, что обычно… Погоди, а куда это она свернула?

Огни шедшей впереди машины исчезли с дороги.

Мишель Дженеро вела машину сквозь плети дождя, вцепившись обеими руками в руль, и пыталась успокоиться, слушая мерное поскрипывание «дворников». Но успокоиться не удавалось, хуже того, на глаза наворачивались непрошеные слезы. Этого еще не хватало!

Она вытерла лицо левой рукой, но пятнышко на ветровом стекле не исчезло. Черт возьми, неужели это встречная машина? Но почему с выключенными фарами? И, даже размытый дождем, силуэт машины выглядит не так… Боже мой, это птица, и она летит прямо навстречу! Нет, не птица — клок тумана, сгустившейся серой мглы, внутри которого сверкают и переливаются мириады маленьких точечных огней. Словно звездное небо, свернутое в тугой узел… Господи, неужели я засыпаю за рулем!

Мишель резко дернула головой, пытаясь вынырнуть из накатывающей дремоты, и в этот момент мерцающий клубок, сгустившийся в гротескное нечеловеческое лицо, ударил в лобовое стекло…

Малдер прибавил газу. На счастье, именно в этот момент дождь слегка поутих и видимость улучшилась. Но машины мисс Дженеро нигде не было. Черт возьми, да куда же она исчезла?

— Слева, у обочины, подсказала Скалли. — С ней что-то произошло

Тут Малдер и сам увидел, что едва не проскочил черный «форд» Дженеро в придорожном кювете. Машина лежала, почти перевернувшись вверх колесами и уткнувшись радиатором в дно глубокой канавы, так что над поверхностью дороги торчали только багажник и колеса. Малдер резко ударил по тормозам. Их «бьюик» занесло, развернуло на мокром асфальте и чуть было не сбросило к несчастной машине мисс Дженеро. Малдер и Скалли одновременно распахнули дверцы и выскочили наружу, бросившись к перевернутому автомобилю. Мишель на водительском месте не было.

— Мишель! — крикнула Скалли. — Мишель, где вы?

Они обошли машину кругом. Никого. И вдруг откуда-то снизу послышался тихий скрип, едва слышный за шумом вновь припустившего дождя. — Стой! — Малдер предупреждающе поддал руку. — Кажется, она тут.

И в подтверждение его слов донесся сдавленный стон.

— Мишель, с вами все в порядке?

— Я застряла, помогите мне, пожалуйста! Напарники, обежав машину, схватились за Противоположный борт, пытаясь высвободить Придавленную дверцу. Наконец им это удалось. Похоже, перед ударом машину занесло вбок, и девушку просто отбросило на противоположную сторону.

4
{"b":"13340","o":1}