ЛитМир - Электронная Библиотека

— Вы нашли, в каком именно?

— Нет.

— Черт возьми, а как же вы будете его менять? — удивляется Малдер.

— Мы просто отключим блок, в котором обнаружена неисправность, и заменим его на резервный.

— Так, хорошо. А кого-нибудь другого вы здесь видели?

Маленький техник отчаянно мотает головой. Видно, он уже готов к тому, что сейчас его самого объявят саботажником. 'Малдер вздыхает:

— Хорошо. В общем, никому не входить и не выходить из помещения Центра без пропусков. И вызовите охрану, я не знаю, как это у вас тут делается…

Центр управления полетом

Хьюстон, штат Техас

2 часа 5 минут полета

Какая высота? — спросил в микрофон полковник, все еще сидящий в кресле, но уже несколько подтянувшийся и постройневший. Малдер обратил внимание на то, что красные лампочки на пультах погасли. Расчетная. Они развернулись поглощающей поверхностью к солнцу. Температура в кабине стабилизировалась на сорока пяти градусах и больше не повышается. — Что у них с управлением? — Помехи периодически возобновляются, и мы никак не можем найти их источник. Кто-то или что-то мешает связи Земли с бортом и блокирует телеметрию. Челнок периодически не отвечает на сигналы управления с 3емли.

— Значит, им придется использовать ручное управление, — заключил полковник. — Отключаем систему контроля с Земли, — Может быть, не стоит? — вступила мисс Дженеро, до того стоявшая рядом со своим креслом, вцепившись пальцами в край пульта. — Иначе, отключившись один раз, мы можем потерять контакт навсегда.

— Мы обязаны рискнуть, — пожал плечами полковник.

— Но так мы можем их всех угробить! — вспыхнула Мишель.

— Они должны взять управление кораблем в свои руки, чтобы доставить полезный груз на орбиту, — четко, по слогам, как на уроке, произнес полковник. — Иначе весь полет и вся наша подготовка потеряют смысл. И вы знаете это не хуже меня.

— Подождите, но ведь может оказаться, что мы бросим их там на погибель — без связи, без поддержки!

Полковник только пожал плечами и снова, повернувшись к пульту, поднес к губам микрофон:

— Отключить систему. «Эндевер», теперь вы должны лететь на ручном управлении. «Эндевер», вы меня слышите?

В эфире, кроме свиста и треска помех, не было слышно ничего. Мишель повернулась к Малдеру и Скалли. На глаза навернулись слезы.

— Они собираются прервать управление модулем с Земли. Астронавты теперь будут маневрировать самостоятельно.

— Вы думаете, получится? — спросил Малдер. Непонятно было, кому он задал этот вопрос — полковнику или мисс Дженеро.

Тем временем полковник встал с кресла и указал на него Мишель. Она вернулась на свое рабочее место, не преминув наградить Белта ледяным взглядом. Затем взяла в руки микрофон. Голос ее был бесстрастен.

— Орбитальный модуль, говорит Хьюстон.

Орбитальный модуль, вы меня слышите? Как там у вас?

— Солнечно и тепло, Хьюстон, — донесся

с орбиты искаженный помехами голос. — А каков прогноз?

— Орбитальный модуль, — мисс Дженеро даже не улыбнулась. — Мы вынуждены отключиться. Вам придется лететь на ручном управлении.

— Хорошо, Хьюстон, — голос с орбиты по чти не изменился. — Спасибо.

— Орбитальный модуль… Дэвид… — губы Мишель наконец дрогнули. — Очень прошу, осторожней, берегите там себя…

Зал погрузился в молчание. На пульте замигали огоньки, затем экраны мониторов слежения потухли и вспыхнули вновь, но на них уже не было ничего, кроме хаотичного мельтешения черных и белых пятен — как бывает, когда переключаешь телевизор на пустой канал. Все в зале напряженно следили за этой картиной.

— Что сейчас произошло? — тихо спросил Малдер.

— Связь с шаттлом прервана, — ответила Мишель.

Руки ее дрожали, она не отрывала взгляд от мониторов. Но там все так же бесновалась черно-белая метель…

— Сорок пять секунд, — бесстрастно произнес диспетчер.

— Если бы у них была возможность произвести этот маневр, они бы его давно уже выполнили, — не выдержав, прокомментировал кто-то из техников.

Полковник даже не обернулся на голос.

— Ждем, все равно ждем, — медленно произнес он.

— Шестьдесят секунд…

Тишина в зале стала настолько плотной, что, казалось, ее можно было резать на куски. Только негромко пощелкивали пульты, трещали помехи в динамиках да еле слышно жужжали пропеллеры кондиционеров.

— Восстанавливайте контроль с Земли! — коротко приказал полковник в тот момент, когда молчание стало совсем уж невыносимым.

— Командор, сигнал не проходит! — после небольшой паузы доложил диспетчер.

— Орбитальный модуль, говорит Хьюстон, вы слышите меня? — Мишель Дженеро вновь приникла к микрофону. — Орбитальный модуль, говорит Хьюстон. Что с вами, отвечайте?

В эфире царило молчание, сопровождаемое лишь слабым треском помех. И вдруг сквозь них, слабый, но отчетливый, прорезался далекий голос:

— Как у вас дела, Хьюстон? Мы вроде бы выровняли наконец нашу птичку.

Несколько секунд зал заворожено молчал, затем разразился бурей аплодисментов. Мишель, сжимая микрофон, сияла в улыбке. Малдер заметил, что по щеке девушки еще ползла запоздавшая слезинка.

— Орбитальный модуль, вы слышите нас? — Да, это как музыка для наших ушей. — Температура в кабине снижается, — доложил диспетчер. — Сейчас сорок один градус. Полковник подошел к Мишель и взял у нее микрофон.

— Орбитальный модуль, говорит командор Белт. Как чувствует себя экипаж? — Экипаж в порядке.

— Хорошо, отдыхайте. — Он повернулся и обвел взглядом зал. — Все здесь присутствующие — тоже. В зале остаются только дежурные. Завтра у нас будет очень важный день.

Полковник открыл кран, набрал полную пригоршню холодной воды и выплеснул себе в лицo. Ожесточенно растер сначала щеки, потом скулы и виски. Головная боль, не проходившая уже три дня и не снимавшаяся никакими анальгетиками, вроде бы слегка поутихла. Сейчас бы еще в деталях вспомнить, что он говорил во время этого сеанса связи… А главное — о чем был разговор с двумя типами из ФБР. Молчаливая дама не в счет, но парень определенно раздражал. Он что, в самом деле фанат космических исследований или у них в ФБР принято так наивно притворяться? Проклятые провалы в памяти. Что это — старческий склероз или просто усталость? В любом случае хорошо бы показаться врачу. Нет, не стоит — штатные медики Центра могут еще ненароком обнаружить какую-нибудь пакость, информация пойдет наверх, и, не дай Бог, начальству придет мысль, не отправить ли выработавшегося старика в отставку по состоянию здоровья… Лучше уж выкроить время, выбраться на несколько часов в город и заехать в больницу к Лукасу — тот по старой дружбе может провести пару анализов, не оставляя никаких документов…

Полковник поднял голову и внимательно посмотрел на свое отражение в зеркале. Господи, ну и вид! Еще бы — после почти двух суток без сна и отдыха. Тут не только провалы в памяти и головная боль, но и кое-что похуже начаться может. Прямо-таки вампир из телесериала по Стивену Кингу: белки глаз красные, кровь отлила от кожи, сделав ее совсем бесцветной. А вокруг глазниц — темные круги, превращающие лицо в гипсовую маску, жуткую и гротескно-нелепую…

Полковник с трудом оторвался от созерцания своего отражения в зеркале, завернул кран и направился к выходу из туалетной комнаты. Черт возьми, но почему же это лицо так преследует его?.. Тьфу, с провалами в памяти он себе сейчас напридумывает невесть что. Ладно, разгребемся с запуском, а там и всерьез отдохнуть можно будет…

Центр управления полетом

Хьюстон, штат Техас

Небольшой зал пресс-центра был битком набит журналистами, в воздухе стоял неумолчный гул. Полковник поднялся на трибуну, встал перед микрофонами и прокашлялся. На фоне трехцветной эмблемы NASA его высокая фигура с военной выправкой смотрелась импозантно. Зал слегка утих. Полковник поднял руку, требуя внимания. — Я вижу, что сегодня у вас масса вопросов, — улыбнулся он. — Давайте же перейдем к делу. Я прошу у вас тишины.

6
{"b":"13340","o":1}