ЛитМир - Электронная Библиотека

— Что у них произошло? — спросил Малдер.

— Они сами не знают, — ответила Скалли. — Говорят, снаружи корпуса был какой-то удар. Диспетчер оторвался от наушников:

— Станция слежения в Виннипеге говорит, что они видят модуль. От него на милю простирается облако истекающего газа. Похоже, тот самый вытекший кислород.

— Проблемы, которые у них возникли, очень напоминают те, что были тогда у командора Бел-та, — тихо прокомментировал второй оператор.

— Сколько времени у них еще есть? — спросила Скалли.

— Не знаю, мы пытаемся определить это по данным телеметрии, но информации не хватает, — ответил диспетчер. — А где полковник Белт?

— Он должен был появиться здесь уже полтора часа назад, чтобы проследить за порядком вывода груза на орбиту, но его все еще нет, — отозвалась Мишель.

— Земля, — вновь раздался голос сквозь помехи. — Здесь у нас народ интересуется: нам как, задержать дыхание или пока еще не стоит?

Борт, мы сейчас работаем над вычислениями. — Мишель Дженеро склонилась к терминалу. — Билл, просчитайте мне, пожалуйста, Наихудший вариант развития событий. — Мы не знаем, один резервуар поврежден или два, — отозвался диспетчер. Я повторяю: наихудший из возможных вариантов. И разыщите кто-нибудь, ради Бога, полковника Белта!

— Мы его найдем! — поспешно отзывается Малдер.

— Зачем им нужен полковник? — спросила Скалли уже на бегу.

— Они даже не знают размеров утечки, а утечка кислорода — это вообще самое худшее, что может произойти с кораблем на орбите.

— Это понимаю даже я, — пожала плечами Скалли. — Но при чем здесь полковник?

— Полковник Белт пережил подобную неприятность во время своего памятного полета в восемьдесят первом году. Кому, как не ему,

знать, что надо делать. Он может попытаться найти выход из ситуации и сейчас…

Дверь квартиры полковника Белта по виду Ничем не выделялась. За спиной прошелестели, смыкаясь, створки лифта. Малдер позвонил в дверь, затем подергал ручку.

— Заперто, — пробормотал он и снова нажал кнопку, на этот раз не отпуская в течение полминуты. Звонок доносился из-за двери вполне отчетливо, но, кроме него, никаких звуков слышно не было.

— Полковник Белт! — Малдер вновь подергал ручку, затем постучал. — Полковник Белт, открывайте!

В квартире по-прежнему стояла тишина. Малдер постучал еще несколько раз и уже начал примериваться, как вышибить дверь плечом.

— Не надо, я лучше позову охрану, — тронула его за плечо Скалли и двинулась обратно к лифту.

В этот момент щелкнул замок, и дверь отворилась. На пороге стоял полковник, без галстука и пиджака, в мятой, будто жеваной рубашке. Лицо его было отекшим и измученным. Под покрасневшими глазами набухли мешки. «Пьянствовал он, что ли, всю ночь?» — мелькнула у Малдера мысль.

— Полковник, с вами все в порядке? — спросил он вслух.

Белт внимательно оглядел обоих агентов.

— Мне что-то нездоровится, — после паузы хрипловатым голосом произнес он.

— Полковник Белт, с модулем произошла еще одна авария. Вас срочно ждут в Центре управления полетом.

Полковник растер лоб рукой, пытаясь сосредоточиться.

— Хорошо, сейчас я собираюсь и иду, — немного помедлив, произнес он.

— «Эндевер», ваша система орбитального маневрирования еще работает? — спросил полковник, поднеся микрофон к губам. Все остальные сгрудились у него за спиной и внимательно вслушивались в диалог, стараясь не пропустить ни одной интонации. Но полковник был абсолютно спокоен, к нему вернулась даже его обычная выправка. — Вас понял, Хьюстон. Мы готовы. — Погодите пока. Какова скорость утечки? — Мы не можем определить. — Мы тоже. Опять барахлит телеметрия. Орбитальный модуль, — полковник, похоже, взял быка за рога, — что сейчас творится у вас в кабине? — В кабине стало труднее дышать. — Понятно. Не беспокойтесь, «Эндевер», все будет в полном порядке. Наденьте скафандры, подключитесь к резервной кислородной системе и будьте готовы перейти на нее. А пока включите систему регенерации воздуха и попытайтесь выжать из его остатков все, что только можно. Но, повторяю: как только почувствуете первые признаки удушья, герметизируйте шлемы. Похоже, вам придется провести в скафандрах все оставшееся до посадки время. Через полтора часа должен начаться вывод на орбиту полезного груза. У нас пока все.

— Но там же все-таки люди! — не выдержала Мишель.

— Вы что, будете учить меня, как мне выполнять мою работу? — полковник повернулся к девушке, смерил ее холодным взглядом. — Я уже был в подобной ситуации, мисс Дженеро. Если вы не готовы рискнуть жизнью, своей и чужой, если вы не способны здраво оценить ситуацию и эффективно действовать в таких условиях, то, может быть, вы оставите принятие решений тем, кто на это способен?

Мишель Дженеро вспыхнула, резко развернулась и, стуча каблуками, выбежала из зала. Все присутствующие проводили ее взглядами. Немного поколебавшись, Скалли выскочила следом. Полковник вздохнул и снова поднес к губам микрофон:

— Орбитальный модуль, вы хорошо слышите меня?

— Так точно, Хьюстон. Мы ждем ваших подсчетов по кислороду.

Скалли догнала Мишель лишь в самом конце коридора, схватила ее за плечи и резко развернула лицом к себе. По лицу девушки текли слезы.

— Они все там погибнут! — мисс Дженеро всхлипнула.

— Ну, этого мы еще не знаем, — сказал подбежавший Малдер.

— Это же абсолютно бессовестный поступок! — девушка всхлипнула снова и попыталась втереть слезы, но лишь размазала их по щекам. Теперь у нее был вид обиженного и смертельно напуганного ребенка. — Рискнуть жизнями людей ради какого-то груза! Агент Малдер, — почему-то она обращалась именно к нему, хотя он стоял за спиной Скалли, — вы же видите, что полковник сходит с ума. У него совершенно безумный вид.

— Но ведь он спас им жизнь, — резонно возразил Малдер.

— Да, спас — и вновь отправил на смерть!

— Если груз не будет выведен на орбиту, Конгресс лишит программу финансирования, — подала голос Скалли.

— А вы думаете, если астронавты погибнут, эффект будет иным? — Мишель уже не плакала, покрасневшее лицо ее стало злым. — По-моему, было просто преступлением продолжать эксплуатировать шаттл, в котором оказалось столько неисправностей за один полет. И, я уверена, полковник Белт знал обо всем этом с самого начала.

— Тогда надо… надо остановить его и спустить шаттл с орбиты, — нерешительно произнесла Скалли.

— Но ведь он же не желает гибели людей! — воскликнул Малдер.

— Откуда вы это знаете? — резко спросила Мишель.

— Я уверен, что полковник — честный и храбрый офицер. — Малдер старался быть спокойным и убедительным. — И он действительно единственный, кто может спустить людей оттуда живыми. Он ведь сам побывал в подобной передряге.

— Но почему вы так уверены, что он хочет спасти им жизнь? — выкрикнула Мишель, сверкнув глазами.

Малдер и Скалли переглянулись.

— Вот что, — сказал Малдер. — Я хочу получить доступ к вашим архивам. Немедленно.

Сотрудник, ведающий архивом, прочел удостоверение агента ФБР и робко поднял взгляд на беспокойного чужака, явно стараясь не выдать чрезмерного любопытства.

— Мне нужно все, касающееся исследований космического пространства за последние семнадцать лет — от телескопа Хаббла и графиков пульсации полярных шапок Марса до проекта «Спейс шаттл» и последнего полета.

— Но это же десятки тысяч документов! — сотруднику не удалось скрыть удивление.

Малдер прекрасно понимал его. Понимал он также, что шанс в ближайшие несколько часов выловить что-то действительно имеющее отношение к происходящему, у него весьма невелик.

— Скажите же конкретно, что вы ищете? — настаивал сотрудник.

Малдер печально вздохнул:

Снимки, чертежи, схемы — все, что угодно, способное подтвердить, что здесь имел место факт саботажа. Словом, иголку в стоге сена…

Центр управления полетом

Хьюстон, штат Техас

8
{"b":"13340","o":1}