ЛитМир - Электронная Библиотека

решетчатую дверь, проникла на захламленный заводской двор и исчезла в ближайшем корпусе.

Внутри здания, явно использовавшегося раньше под склад, было темновато и тихо. Булль оказался прав: все, что можно было продать или украсть, было уже давно продано или украдено, и даже бездомные не интересовались этим темным и пыльным, почти лишенным окон бараком. Осмотру сильно мешало слабое освещение. Однако егерь первым обнаружил какой-то предмет. Это оказалась древняя заскорузлая тряпка, испачканная, как показалось, кровью. Профессор жадно схватил ее, но, приглядевшись, передал с некоторым смущением Молдеру. Тот после беглого осмотра отбросил тряпку в ближайший угол. Она оказалась просто измазана суриком.

Хотя все четверо старались как можно тщательнее изучать каждый метр пола, именно профессор заметил что-то стоящее. Он обратил внимание на открытую дверь в соседнее помещение и подозвал остальных. Молдер сразу насторожился — как охотник, почуявший дичь. На пороге четко отпечатался в пыли след огромной босой ступни.

— Совсем свежий. Оставлен этой ночью, не иначе, — заключил егерь. — Интересно, может, оно и сейчас здесь?

Молдер решительно сказал:

— Вам лучше подождать нас с Дэйной у ворот, снаружи. В помещении от такого ружья толку немного, а вот если она попытается удрать по крышам…

— Вообще-то для крупных приматов это не характерно. У них нередко наблюдается страх высоты, — заметил профессор.

Молдер усмехнулся:

— Судя по тому, что я видел, она лазает так же хорошо, как и кошка. Кстати, в прошлый раз удирала по крыше соседнего корпуса.

Егерь кивнул, как солдат, получивший приказ, жестом подозвал Даймонда и пошел наружу, к воротам.

Для полицейского в таком маленьком городке, как Атлантик-сити, одно дежурство мало отличается от другого. Обычная рутина, кружение на патрульной машине по знакомым, давно надоевшим улочкам и мелкие происшествия. Вот и сегодня за весь день — единственное событие: один из бездомных украл в хлебной лавке батон. Угостили дубинкой, прочли краткую лекцию о праве собственности и, поскольку хозяин лавки не собирался предъявлять обвинение, отпустили. Причем отпустили вместе с батоном: сержант Дженкинс не был злым человеком. Он прекрасно понимал, что есть нужно не только ему.

Несмотря на то что в машине работал кондиционер, сержант истекал потом. Вечерняя жара была совершенно невыносимой, а мысли о длинном ряде пивных бутылок, выстроившихся в'домашнем холодильнике, делали ее еще хуже. До конца дежурства оставался целый невыносимо длинный час, и оттого Дженкинс, человек, как уже упоминалось, вовсе не злой, постепенно приходил в то состояние, когда мог загрызть собаку. Он уже был готов придраться к любой мелочи, и чувствовавшие его настроение патрульные даже прекратили обсуждать вчерашнюю партию в покер.

«Форд», подскочив на выбоине в асфальте, выехал на окраинную улицу, и тут внимание изнемогавшего от жары сержанта привлекла припаркованная у самого края свалки машина с зеленой полосой и значком парковой службы. Дженкинс нахмурился:

— Это еще что?

— Крыс считают на предмет охраны животных, — не удержался самый молодой из патрульных. Впрочем, под взглядом сержанта он тут же прикусил язык.

Дженкинс кивнул водителю:

— Останови! — и повернулся к шутнику. — Выяснить, в чем дело, быстро!

Тот Выскочил из машины как ошпаренный. Сержант, выжидающе посмотрев ему вслед, закурил сигарету и тут же закашлялся, подавив-

шись дымом. Нет, определенно этот день был совершенно невыносим!

Вернувшись, патрульный доложил:

— Там нет никого, сэр. Только у мастерских ворота открыты. Замок цел, перерезана проволока.

. Дженкинс на секунду задумался, потом взял трубку радиотелефона.

— Алло, сэр! Докладываю: кто-то проник в мастерские Уилсона. Рядом припаркована егерская машина, внутри никого нет. Приступаю к аресту злоумышленников^

Голос Томпсона прозвучал как рычание.

— Идиоты! — тут у Дженкинса создалось впечатление, что детектив имеет в виду вовсе не патрульных. — Сержант, ничего не предпринимать. Хотя нет: блокируйте здание со стороны оврага. Следите за всеми необычными явлениями. Есть основания предполагать, что в мастерских скрывается убийца. Еще: если появится хозяин машины, допросить и задержать до моего появления. Я сейчас подъезжаю со второй группой.

— Слушаюсь, — ответил Дженкинс и бросил трубку.

Он прекрасно понял, какое радостное приключение ему подвернулось: о существовании жуткой твари по городу давно ходили легенды. Бродяги частенько встречали ее по ночам на свалке. Но чтобы прямо здесь, среди бела дня… Тут сержант представил, какая в ближайшее время возникнет суматоха, и видение стройного ряда запотевших пивных бутылок начало медленно удаляться.

Мастерские никому не известного Уилсона напоминали скорее не маленький автосервис, а натуральный завод. Передний складской барак, снаружи казавшийся не очень большим, был разделен галереей фактически на два этажа с низкими, давящими потолками. Притом на втором этаже картина оказалась еще непригляднее, чем на первом: везде пыль и ошметки ветоши, штукатурка на стенах облупилась, а большая часть узких окон наглухо забрана ржавыми металлическими ставнями или затянута рваной сеткой.

Полюбовавшись на интерьер, Призрак решил, что здешний пейзаж напоминает декорации дешевого фильма ужасов и вполне подходит для смертельной схватки главного героя с жутким чудовищем. Да только он, Молдер, на роль героя подходит примерно так же, как дикое создание, которое он разыскивает, — на роль чудовища.

— Как ты думаешь, она достаточно разумна, чтобы с ней можно было говорить? — повернулся Молдер к бредущей следом за ним Скалли.

Та, не особо задумываясь, ответила:

— Говорить? Это зверь, притом людоед! Или, по крайней мере, просто дикарь.

Молдер посмотрел на спутницу и вдруг с неожиданным жаром сказал:

— Интересно, чем она занимается в свободное время?

— Ходит по магазинам за едой, — мрачно отозвалась Скалли.

В этот момент раздавшиеся снаружи голоса заставили обоих, прекратить беседу. Подойдя к окну, Молдер увидел рядом с Буллем и профессором неожиданных гостей — одетого в обычный костюм детектива Томпсона и двух полицейских в форме и с ружьями. Томпсон, явно взбешенный происходящим, напирал на профессора:

— Я не позволю творить в городе черт знает что и нагнетать обстановку! Вы приехали сюда с агентом Молдером? Опять мешаете следствию?

Профессор, видимо оскорбленный подобным отношением, ответил:

— Я понятия не имею ни о каком Молде-ре, мистер детектив! Мы с егерем приехали по вполне серьезному делу! Здесь обитает неизвестное науке животное…

Молдер порадовался, что полицейские не отобрали у. Булля ружье и явно не делали попыток скрутить обоих участников приключения.

— Я же говорила, что вся эта затея кончится общением с полицией! — не удержалась Скалли.

Молдер отозвался философски:

— Чему быть, того не миновать. Срочно осматриваем этот корпус, может, успеем обследовать и второй. Она наверняка здесь.

Скалли двинулась к вороху тряпья в дальнем углу, а Фоке обвел взглядом внутренний двор, пытаясь сообразить, где может скрываться «дьяволица». Мест оставалось не так уж много: дальний корпус даже отсюда был виден как на ладони. В этот момент внимание агента привлекло движение за одним из закрытых сеткой окон полуподвала. Он, не задумываясь, толкнул железный ставень и выпрыгнул в окно, чтобы сократить путь. Перекатившись на жестком щебне, Молдер вскочил легко, как упавшая на четыре лапы кошка, и бросился к открытой торцевой двери.

Скалли задержалась буквально на пару минут. Куча ветоши подозрительно напоминала чье-то лежбище, и Дэйна, увлекшись осмотром, сначала не обратила внимания на стук ставня и шум. Оглянувшись и не увидев напарника, она тут же подбежала к открытому окну. Во дворе не было ни души, но дверь в соседний корпус еще чуть-чуть покачивалась. Скалли, недолго думая, повторила прыжок Молдера. Однако, вскочив, она не кинулась

12
{"b":"13341","o":1}