ЛитМир - Электронная Библиотека

— Красиво. Не думал, что на побережье еще бывают такие леса. Наверное, у егерей здесь много работы, — сказал Фоке, чтобы завязать разговор;

Булль усмехнулся:

— Не больше, чем на Аляске. Кстати, вон там, на склоне, я и нашел того парня. Лежал вниз лицом на камнях. Сначала я подумал, что это просто пьяный в стельку бродяга, а вот когда подошел поближе…

— А что, бродяги часто сюда заходят? — поинтересовался Молдер. ' — Да нет. Они леса боятся. Молдер повернулся:

— А почему?

— Ну, не знаю. Боятся, и все. Предпочитают свалки на окраине.

Старый егерь слегка отвернулся, как будто не хотел, чтобы Молдер видел выражение

его лица. Тот не мог не обратить на это внимания.

— Здесь бывают какие-то опасные звери?

— Разве что еноты. Хотя… Я уже тридцать два года работаю и всякого навидался. Странные здесь места. . •:',

Но ведь история с «джерсийским дьяволом» произошла еще при вашем предшественнике, — невинно заметил Молдер.

— Ах вот вы к чему клоните… — Булль посмотрел на агента странно, как будто прикидывал что-то в уме. — Больно эта история смахивает на сказку.

— А вы сами верите в этого дьявола?

— Понимаете, верить — одно, а знать — другое. Я же говорю, всякого здесь навидался. И не хочу, чтобы меня приняли за тронутого.

— Я примерно это и ожидал услышать. Но поверьте, Питер, мне не раз приходилось убеждаться, что правда может лежать далеко за пределами привычных представлений.

Молдер постарался произнести эту фразу как можно более спокойно и доверительно, хотя чувствовал себя как взявшая след гончая.

Егерь глядел на него с сомнением, но все же решился:

— Так вот, дьявол он или не дьявол, а я его собственными глазами видел, так же, как и вас.

Вон там, на дальнем склоне. Видите несколько больших берез?

— Там? — указал Молдер.

— Да нет, дальше и немного правее. Ага, вон те. С них-то он и спустился. Большой мужчина, высокий и раза в полтора шире вас. Я его видел очень четко, потому что стоял за кустами на вон тех камнях, всего ярдах в шестидесяти. Притом это никак не мог быть обычный человек. Он был совсем голый и все время сопел, нюхал воздух, как простуженная собака. Увидеть он меня никак не мог, я стоял тихо и не шевелился. Но стоило ветерку подуть с моей стороны, как он метну лея за деревья и исчез, очень быстро, почти мгновенно, словно настоящий зверь. Четыре года назад это было.

— И с тех пор вы его не видели?

— Нет. Но я давно чувствовал, что в здешних краях что-то неладно. Находил коровьи и оленьи кости, вроде как пумой объеденные, только со следами странных зубов. Один раз и сам зуб, застрявший в кости, нашел: почти как человеческий, только больше и острее. Этот тип, наверное, мутировал. Да и следы иногда встречал: здоровенные отпечатки ступней. Так что с тех пор я сюда без ружья никогда не езжу.

Нельзя сказать, чтобы Молдер был сильно удивлен рассказом. Но он никак не ожидал,

что так легко доберется до подобной информации, и потому решил выжать максимум.

— Да, в заметке про «джерсийского дьявола» упоминалось, что его пристрелили в какой-то пещере, в логове. Вы не знаете, где это?

Егерь пожал плечами:

— Пещер здесь никогда не было. А всяких трещин, пустот под камнями — десятки. И во многие человек спокойно пролезет. Так что кто его знает…

Молдер слегка задумался, потом спросил:

— А как вы думаете, вы единственный, кто его видел?

— Может, и нет. Только кто об этом станет рассказывать? В лучшем случае посмеются. Я вон и то, кроме вас, почти никому не говорил. Мне до пенсии всего пару лет осталось, так что, сами понимаете…

— Да уж… — Молдер понял, что с рассказом егеря ему действительно на редкость повезло. — Тут до города далеко?

— Напрямую — миля, может, полторы, по дороге — немного больше. Вон в ту сторону, никуда не сворачивая.

— Хорошо. Спасибо вам за рассказ, Питер. Вы мне очень помогли. Если появится что-нибудь новое, позвоните мне, пожалуйста. Я остановился в мотеле «Гэлекси-гейт».

— А вы разве сейчас не со мной в город? — удивился егерь.

— Да нет, прогуляюсь пешком, раз здесь недалеко. А то городская жизнь совсем заела, а вечер сегодня хороший.

Молдер улыбнулся и, пожав руку собеседнику, не торопясь пошел по склону в сторону дороги. Глядя ему вслед, Питер Булль только пожал плечами.

Естественно, причиной одинокой прогулки Молдера была отнюдь не надежда, что навстречу ему немедля выбежит большеногий и волосатый «подозреваемый». Не собирался Фоке и любоваться местными видами, поскольку имел привычку в процессе расследования не замечать ничего постороннего. Скорее Призраку просто требовалось привести в порядок мысли и определить дальнейшее направление поисков. И он искренне сомневался, что сидение в номере мотеля окажется более полезным, чем прогулка на свежем воздухе. Да и день еще отнюдь не кончался.

Однако нынешнее дело напоминало не головоломную загадку, а детскую картинку «найди в лесу десять зверей». Точнее, одного. Притом, похоже „ не только Молдер был уверен в реальности его существования. Но кто еще? Кто, кроме опытного егеря, мог всерьез принять эту невероятную историю, заметить у себя под носом неведомое, да еще и рассказать об этом незнакомому человеку, не побоявшись загреметь в психушку?

Пожалуй, надо начать с другого конца. «Бездомные редко заходят в лес. Они его боятся», — сказал егерь. Боятся кого? Не отсутствующих 'же здесь гризли и пум! Значит, по меньшей ме-tpe слышали о лесном человеке. Возможно, даже пытались кому-то рассказать. Но кто поверит болтовне бродяги? И вытянуть из них что-нибудь тоже можно: они должны быть напуганы судьбой знакомого.

Медленно идущий Молдер вдруг тряхнул roll ловой, стараясь избавиться от ощущения, что из леса за ним наблюдают чьи-то внимательные глаза. Едва ли стоит увлекаться до такой степени.

Наверное, он удивился бы, если бы узнал, что навязчивый взгляд не был плодом его воображения.

Вашингтон,

O.K. 19 августа 1993

18:30

Несмотря на забитые машинами дороги, Дэйна умудрилась не опоздать. День рождения сына Джоан решила устроить в загородном доме, справедливо рассудив, что городская квартира мало приспособлена, чтобы принимать гостей маленького Криса. Сама Джоан уже с утра хлопотала по хозяйству, разрываясь между

кухней и десятком сорванцов пяти-семи лет, которые с воплями носились по дому, играя не то в Тарзанов, не то еще во что-то столь же шумное.

Ох, наконец-то! — с порога приветствовала она подругу. — Я уже совсем с ног сбилась. Откуда у детей столько энергии? Ни минуты тихо не посидят…

Скалли, уже привыкшая к подобным сетованиям подруги, прошла прямо на кухню.

— Ну, показывай, что надо делать.

— Дэйна, лапочка, сделай фруктовый салат. Ты его так замечательно готовишь! Все, что надо, — на столе или в холодильнике.

Объяснения Джоан прервал чей-то громкий рев. Всплеснув руками, она пошла выяснять, в чем дело.

«Елки зеленые, она еще хочет рожать второго! — почти с ужасом подумала Скалли, приступая к кулинарной деятельности. — Ей что, одного не хватает?»

Погрузиться в мрачные размышления на тему места детей в жизни женщины ей помешало явление Джоан и рыдающего Криса.

— Что случилось?

— Ничего особенного, просто упал и ударился головой. Сейчас все пройдет, — последняя фраза относилась уже к Крису.

Дождавшись, пока мальчик успокоится и снова побежит играть, Скалли обратилась к Джоан:

— А твой Джек, он где? Решил бросить хозяйство на жену, а сам сбежал к приятелям?

— Да нет, он только на следующей неделе вернется из Лондона, я же тебе говорила. Дела фирмы, — добавила Джоан с легким сарказмом.

Махнув рукой, она попросила Скалли посмотреть, не подгорел ли пирог, и принялась раскладывать пирожные.

Некоторое время женщины были заняты настолько, что говорить было некогда. Скалли несколько раз выбегала из кухни посмотреть, что в очередной раз опрокинули дети. Слава богу, пока дело обходилось только пирамидами' из стульев. Один раз пришлось прогнать из дома собаку, которую подарили Джоан на прошлый день рождения. Несносная псина, поощряемая детскими криками и смехом, умудрилась добраться до торта, который Джоан поставила слишком близко к краю стола.

4
{"b":"13341","o":1}