ЛитМир - Электронная Библиотека

За время работы в ФБР Молдеру не единожды приходилось бывать в полицейских участках больших и маленьких городов. Однако в качестве арестованного он -попал в подобное заведение впервые. Впрочем, и к этому повороту судьбы Молдер отнесся вполне философски. Руководствуясь знанием хватательной психологии полицейских, он вел себя с максимальным спокойствием, хотя давалось оно нелегко: слишком свежа была в памяти недавняя картина. Однако влезать в конфликт с младшими чинами смысла не имело. Прикинуться законопослушным гражданином, случайно влипшим в дурацкую историю, удалось настолько хорошо, что дежурный сержант, окинув привезенного скучающим взглядом, даже спросил:

— Ну, и на хрена вы его сюда притащили? Потом небрежно кивнул Молдеру на скамью у стены и снова углубился в чтение. Призрак тихо сел, понимая, что повезло ему значительно больше, чем второму пассажиру микроавтобуса, явно переоценившему свои способности в поглощении спиртного. Этого буяна сразу же уволокли в камеру, где, судя по доносившимся оттуда звукам, проводили теперь урок хороших манер при помощи полицейской дубинки. Молдер с живостью представил себе, как в понедельник является в вашингтонскую Контору с синяком под глазом и в подробностях объясняет шефу его происхождение. И даже рассмеялся.

Сонный сержант с некоторым удивлением оторвался от журнала, посмотрел на Молдера и уныло сказал:

— Ну-ка, парень, давай с тобой разберемся. Молдер пересел к столу дежурного и протянул ему водительские права. Полицейский открыл их и прочел вслух:

— Фоке У ильям Молдер, место жительства — Александрия, штат Вирджиния. И чего тебя к нам занесло? Приехал отдыхать или подрабатываешь здесь?

Молдер улыбнулся:

— Нет, скорее, на отдыхе. Работаю я в Вашингтоне. Федеральное Бюро.

Сержант глянул на него округлившимися глазами и задумался. Молдер с удовольствием наблюдал, как меняется выражение лица полицейского. Наконец сержант принял какое-то решение и, невнятно бросив что-то вроде: «Подождите, пожалуйста», — вышел в соседнюю комнату. Вернулся он только минут через пять и, по-прежнему обращаясь на «вы», проводил Молдера в отдельный бокс. «Наверняка связался с начальством, — подумал Молдер. — Не удивлюсь, если мне предстоит еще одна встреча с детективом».

Он не ошибся.

Томпсон появился через четверть часа. Спросонья он выглядел еще более тяжелым и обрюзгшим, мешки под глазами никак не добавляли ему обаяния, а на отвисшей щеке виднелась свежая царапина от бритвы. Захлопнув за собой дверь, детектив мрачно посмотрел на Молдера.

— Так это опять вы, господин доброволец? И стоило меня из-за этого будить в три часа ночи? Я, кажется, сказал, что мне не требуется ваша помощь. Будь вы хоть трижды из ФБР. А что если я позвоню окружному прокурору и сообщу, что некий агент вознамерился вставлять мне палки в колеса? Вам что, для хорошей жизни требуется обвинение в создании препятствий расследованию убийства?

Молдер, стараясь сохранять спокойствие, ответил:

— С удовольствием съезжу к прокурору с вами вместе, чтобы прояснить ситуацию. Интересно, что он скажет, когда узнает, что вы укрываете от следствия улики?

— Что за бред вы несете? — раздраженно спросил Томпсон.

— Я говорю о «джерсийском дьяволе». Можно подумать, никто не делал вам заявлений по этому поводу, — и тут же подумал, что, если он ошибся, эта фраза сильно испортит ему жизнь.

Однако детектив, вместо того чтобы возражать, молча побагровел. Тогда Молдер решительно продолжил:

— Вы прекрасно знаете о его существовании. Иначе зачем по ночам патрулировать окра-ины города?

— У меня по этому самому городу разгули-вает преступник, убийца. И мне плевать, людоед он или нет! — рявкнул Томпсон. — Моя работа — не слушать глупые сказочки, а защищать людей. А я, вместо того чтобы разыскивать его, беседую по ночам со всякими идиотами, которым вздумалось поиграть в Шерлока Холмса. Вы хоть понимаете, что отнимаете время у людей, занятых делом, и создаете идиотскую ситуацию?

Тут сарказм Молдера прорвался наружу.

— Ваша работа? Ваша работа — это чтобы рулетка крутилась и бары не пустовали. Чтобы все было шито-крыто. Чтобы репутация города оставалась девственно чистой. Вы просто боитесь выносить сор из избы. Потому что если эта история станет достоянием гласности, богачи перестанут приезжать сюда и оставлять здесь свои денежки. Тогда ваш городишко просто исчезнет, как монета в щели автомата.

Томпсон побагровел настолько, что на него было страшно смотреть. Некоторое время он просто глотал воздух, как рыба на берегу, явно пытаясь успокоиться и не сорваться на ругань.

— Между прочим,—продолжил Молдер, — полчаса назад я сам видел это существо. А вот вам еще одно доказательство, что оно — отнюдь не плод моего воображения, — и извлек из внутреннего кармана рисунок покойного бродяги.

Томпсон довольно долго изучал изображение.

— И эту мазню вы считаете доказательством? Да любой мальчишка нарисовал бы лучше! — детектив ухмыльнулся.—Вам просто надо было меньше рыться в мусоре, — и, пресекая возражения Молдера, добавил: — Хватит болтовни! Вы, например, утверждаете, что вы — сотрудник Бюро. Однако лично я вашего удостоверения не видел. Поэтому я задерживаю вас до полного выяснения личности. Так что посидите, отдохнете, может, пылу немного и поубавится. И запомните, Молдер: я не потерплю вмешательства в свои дела. А всякие бредни можете оставить при себе. Хотите участвовать в сафари — поезжайте в Африку.

Молдер промолчал, чтобы не выплеснуть случайно все накопившееся раздражение. Томпсон же, выходя, издевательски пожелал:

— Приятного уикэнда! — и громко хлопнул дверью.

Уже из коридора донесся его голос:

— Задержанного — в общую камеру. Молдер печально усмехнулся. Кажется, ему действительно предстояло провести выходные «со всеми удобствами».

Вашингтон,

О.К. 22 августа 1993

Утро

Нынче выдался тот редкий понедельник, когда Скалли не спешила на работу, как на пожар. Хотя она и ругала Молдера за привычку не замечать выходных, обычно уикэнды оборачивались для нее смесью скуки и несколько натужных развлечений. Но вчерашнее воскресенье порадовало ее. Наконец-то нашелся обаятельный и вежливый мужчина, с которым приятно поговорить. Судя по телефонной беседе, Робин явно умел найти темы поинтереснее, чем работа. И вечерняя встреча должна была это подтвердить. Именно поэтому Скалли собиралась появиться в своем кабинете лишь ненадолго и пораньше удрать, чтобы успеть зайти в салон красоты.

Отмахнувшись от кого-то из знакомых, сделавшего традиционный комплимент насчет цветущего вида, Скалли взлетела по лестнице на второй этаж и забежала в коммутаторный зал.

— Привет, Энн! — улыбнулась она знакомой телефонистке. — Надеюсь, мне еще никто не звонил?

— Как же! Уже весь телефон сорвали. Твой ненаглядный Молдер тебя с самого утра ищет.

Скалли фыркнула и уже собралась было объяснить Энн неприменимость в данном случае слова «ненаглядный», но ее прервал меж-дугородний звонок. Энн взяла трубку и спустя секунду официальным тоном сообщила:

— Агент Молдер — агента Скалли. Возьмите трубку у третьего аппарата.

Сквозь шуршание и треск в трубке Скалли с трудом расслышала молдеровское «Привет».

— Привет, труженик. Ты все еще в Атлантик-сити?

— Да. Тут такое дело… Ты не могла бы подъехать?

— Ну вот еще! А что, очень надо?

— Да. И захвати мое удостоверение. Оно в ящике стола.

Тут к шуму в трубке прибавился громкий звук, напоминающий симфонию сломанного унитаза.

— Что у тебя там происходит? — слегка заволновалась Скалли.

Молдер неопределенно ответил:

— Да тут тошнит одного…

— Где ты вообще находишься? — спросила Скалли с легким недоумением. И была просто поражена, когда услышала:

— В вытрезвителе.

Тут проклятая связь прервалась. Скалли тяжело вздохнула и положила трубку на рычаг. Похоже, ее сегодняшние планы претерпевали некоторые изменения.

7
{"b":"13341","o":1}