ЛитМир - Электронная Библиотека

— Что-то случилось? — спросила Энн.

— Ничего особенного. Этот чудак влип в очередную историю. Если меня еще кто-то будет спрашивать, я на выезде по вызову агента Молдера и сегодня уже не вернусь.

И, оставив Энн и ее сотрудниц сгорать от любопытства, Скалли выскочила из комнаты. Мысли ее, адресованные напарнику, едва ли поддавались описанию. Самой мягкая из них звучала: «О пресвятая дева! Ну почему он такой идиот?»

Атлантик-сити

22 августа 1993

День

Было около часу дня, когда Скалли и Молдер покинули гостеприимный полицейский участок Атлантик-сити, уладив все необходимые формальности. На улице было относительно безлюдно, яркий солнечный свет дробился в витринах и отражался от многочисленных вывесок. Посреди этой пасторальной картины небритый Молдер в пиджаке, украшенном пятнами, и с двухдневной щетиной смотрелся, по мнению Скалли, просто отвратительно. Она, естественно, не смогла удержать вызванного раздражением сарказма:

— Ну и видик! Неудивительно, что тебя приняли за бродягу. Хотя тебе до них немного

осталось. Привычка ночевать на свалках уже есть.

Молдер не отреагировал на явно провокационный тон.

— У меня есть что рассказать. Только давай зайдем в какое-нибудь кафе. Я чертовски голоден.

— Не раньше чем ты зайдешь в парикмахерскую, — ответила Дэйна. — Думаешь, мне приятно будет сидеть рядом с огородным чучелом?

Молдер смущенно развел руками:

— Разве что ты мне одолжишь десятку-другую.

— Я за тебя еще и платить должна? — взъярилась Скалли. — Ты что, действительно занимался кутежом?

Молдер улыбнулся:

— Да нет. Просто я сейчас обнаружил, что у моих сокамерников были своеобразные взгляды на собственность. Хорошо хоть бумажник положили обратно.

Рассмеявшись, Скалли решила сменить гнев на милость.

— Держи, — сказала она, протягивая купюру. — И немедленно брысь приводить себя в порядок. Потом пойдем в кафе. Там и расскажешь про свои успехи, охотник на дьяволов.

В небольшом полупустом кафе они заняли столик в углу, подальше от остальных, чтобы, как выразилась Скалли, «не пугать народ твоими бреднями». Впрочем, рассказывать Молдер не торопился, хотя было видно, что новости его прямо распирают. Он настолько увлекся яичницей с беконом, что Скалли, не утерпев, спросила сама:

— Ну, и какого дьявола ты обнаружил на этой помойке?

Молдер серьезно ответил:

— Больше всего он все-таки похож на человека. Этакий Маугли. Очень быстрый, сильный, лазает — куда там обезьяне. И грация в движениях почти кошачья.

— Так ты его действительно видел? — недоверчиво спросила Скалли.

— А как же! И не я один. — Молдер начал было рассказывать о своей встрече с егерем, но Скалли перебила:

— Слушай, а почему тебя посадили? Ты что, действительно что-то натворил?

— Да нет, это шуточки детектива. Якобы я нарушал общественный порядок. Скалли сделала серьезное лицо.

— А ты уверен, что это не отразится на твоей карьере? Когда об этом сообщат в ФБР, шеф тебя по головке не погладит.

Молдер, приступая к салату, отмахнулся вилкой.

— А, ерунда. Обвинение-то все равно снято. Меня просто держали «до выяснения». Прогнали по всем инстанциям. Всю эту историю можно просто считать мелкой пакостью.

— Или советом не лезть не в, свое дело, — уточнила Скалли.

— Да понимаешь, происходит какая-то ерунда. Об этом «дьяволе» чуть не полгорода знает, 'и полиция в том числе. Просто боятся, что их курортный бизнес накроется.

— С чего ты взял, что о нем все знают?

— Да его на окраинах видят регулярно. Недаром полиция их патрулирует.

— Кто видел? Бродяги? — скептически спросила Скалли.

— Да хотя бы. И покойник в том числе. Вот это он сам и нарисовал.

Молдер вытащил злосчастный листок. Посмотрев на рисунок, Скалли фыркнула.

— И это ты считаешь доказательством? Молдер решительно ответил:

— Вполне. Учти, я не охотился за ним целый месяц. Увидел в первую же ночь. Значит, он посещает окраины регулярно.

— Тогда у тебя одно с другим не сходится, — сказала Скалли. — Если этот людоед постоянно появляется в городе, то почему мы имеем всего один труп?

Молдер помрачнел.

— Вот это и меня смущает. Кстати, когда я видел это существо, оно вовсе не пыталось на меня напасть. Просто вело себя как испуган

ный зверь, словно посчитало, что я для него опасен. Так что нам нужно серьезно подумать, как за это дело взяться. Скалли ядовито ответила:

— Нет уж, это тебе нужно подумать. А я к семи часам возвращаюсь в Вашингтон.

— Опять чей-то день рождения?

— Нет, на этот раз свидание, — гордо ответила Скалли. И взглянула на Молдера, чтобы посмотреть, какое впечатление произведут ее слова.

Того явно больше интересовал салат, чем эта сенсационная новость. Тогда Скалли добавила:

— Ты мне нравишься, Молдер, но у меня все-таки должна быть личная жизнь. Молдер улыбнулся:

— Ну, у меня она уже есть.

«Господи, — подумала Скалли, — ведь этот ненормальный имеет в виду работу!» И, слегка смягчившись, сказала:

— Надеюсь, ты не собираешься поселиться в этом кафе? Доедай и поехали.

— Куда? — спросил Молдер с интересом.

— В Мэрилендский университет. Не только же по свалкам тебе шататься. У меня там есть один знакомый профессор. Можешь поговорить с ним о своем «дьяволе».

От такого сообщения Молдер явно повеселел и стал с удвоенной энергией расправляться с булочками и кофе. -

Мэриленд

22 августа 1993

День

Из деталей хрестоматийно-профессорского облика он имел лишь очки, да и те в модной никелированной оправе. Под стать очкам оказалась и прическа — слегка вьющиеся волосы ученого были собраны на затылке в смешной куцый хвостик. Когда этот странный человек встретился им в коридоре преподавательского корпуса у двери с надписью «Профессор биологии Фредерик Даймонд», Молдер сначала принял его за лаборанта. Но Скалли сразу же развеяла заблуждение фразой:

— Привет, Фред! Опаздываешь?

— . О, Дэйна! Да еще и не одна! — голос профессора звучал обрадованно. — Рад тебя видеть! Я как раз закончил на сегодня работу и уже собирался сбежать. Проходите!

В кабинете, захламленном непонятными чертежами и диаграммами, было неожиданно светло и солнечно. Сдвинув на столе кипу бумаг, хозяин включил электрочайник, слегка неуместно смотревшийся среди микроскопов и прочих малопонятных приборов, и предложил гостям садиться.

— Выбирайте какие-нибудь свободные места. И сразу извиняюсь за творческий беспорядок, — сказал профессор, выхватывая из-под

уже приземлявшегося на ближайший стул Мол-дера пачку студенческих работ. Тот с трудом удержался от улыбки.

Разговор должен был начаться, как и положено при встрече однокашников, с долгих воспоминаний о старых друзьях и веселых временах учебы. Но Скалли, нарушив традицию, сразу взяла быка за рога:

— Фред, знакомься, это Фоке Молдер, мой сослуживец. Мы, собственно, к тебе приехали по делу.

Профессор улыбнулся:

— Неужели на той суперсекретной работе, которую ты получила после Академии, кому-то потребовалась консультация знатока мелких зверюшек?

— Ничего особенно секретного в нашей работе нет, — перехватил инициативу Молдер. — Просто мы занимаемся в основном довольно странными вещами, вплоть до мистики, и иногда нуждаемся в самых разных специалистах.

В глазах профессора загорелись веселые огоньки, и он, поправив очки, спросил:

— И какую мистику вы намерены мне предложить?

— Да нет, вопрос достаточно тривиален. Мне просто хотелось бы узнать от вас, может ли существовать неизвестный науке хищник в лесах штата Нью-Джерси.

Профессор взглянул на Молдера с некоторым удивлением.

— Неизвестный науке? Нью-Джерси подвергся значительному антропогенному воздействию, так что и с известными хищниками дело обстоит паршиво. Есть, конечно, несколько довольно крупных лесных массивов вдоль побережья…

8
{"b":"13341","o":1}