ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Ничего, потерплю, — махнул рукой брат и прошептал трагическим голосом: — Сокровища еще и не таких жертв требуют. Так просто они никому не достаются. Все кладоискатели верят в дурную силу клада, так как каждую ценную находку судьба облагает данью. Некоторые, после того как что-то найдут, даже погибают. Или их близкие.

— xjto ты мелешь! — поморщился Артем. — Не мучайся, иди и поешь. Лешка пойдет с тобой, отведет Дика, а мы с Венькой здесь подежурим. Будем теперь ходить попарно, чтобы Друг за друга не беспокоиться.

Ромка думал недолго: голод взял своё.

— Ты, Темка, настоящий друг, — вымолвив это, он стремглав помчался домой. Дик, конечно, его опередил, а Лешка едва догнала.

— Так что за сокровища-то? — пыталась выяснить она на бегу.

— Сказал же, что золото. Наверно, чистое. Я его не очень хорошо разглядел, в темноте же сидел. Только ты смотри, о кладе никому ни слова.

— А про кость?

— Про кость, наверное, можно. Интересно же угнать, чья она. Сегодня же покажем ее Маргарите Павловне и Жан-Жаку.

Прибежав домой, Ромка помыл руки, накинулся на обед и съел все, что с ворчанием подала ему Нина Сергеевна. Потом сменил грязную футболку на чистую, шорты — на джинсы. Несмотря на жару, напялил носки и кроссовки и заторопился обратно.

Артем с Венечкой сидели под забором за густым кустарником. Брат с сестрой пристроились рядом и стали ждать, не уйдет ли куда зловредная тетка. Но Александра Прокофьевна сидела в своем доме как пришитая. Один раз только вышла, зашла к соседям и тут же вернулась назад с небольшим бумажным кульком в руках. Наверное, что-то одалживала.

— Знаешь что, Рома, — сказала Лешка, — раз ты не можешь туда влезть, то и никто другой не сможет. Но первых, кому это нужно, ни с того, ни с сего соваться в чужую крапиву? А во-вторых, эта тетка и есть лучший сторож твоих сокровищ. Она в этот сад никого не пустит.

— Все равно уходить опасно, — нерешительно проговорил брат.

Лешку поддержал Артем.

— Ничего не опасно. Сколько времени эта сумка в подземелье пролежала, не знаешь? А я знаю, что давно, видите, как вся позеленела? И если еще часика три в крапиве побудет, то ничего с ней не сделается.

Ромка внимательно оглядел высокие заросли жгучей травы. Вероятность того, что кто-то снова попа яблоню и, упав с нее, угодит не в малину, а в крапиву, была ничтожной. А добровольно в нее и в самом деле никто не полезет. И скрепя сердце он согласился с друзьями, и они отправились в дом с мансардой все вместе.

Конечно же, Маргарита Павловна, как всегда, спросила, не хотят ли они поесть, и Ромка, как обычно, с готовностью закивал.

— Очень хотим, У вас всегда вкусно.

Улыбнувшись, она погладила благодарного гостя но голове и захлопотала на кухне. Из мансарды спустился Жан-Жак и, увидев Венечку, разулыбался и распахнул навстречу мальчику свои объятия. Они подружились еще прошлым летом и с тех пор души не чаяли друг в друге.

— Вениамин! — Жан-Жак называл своего юного друга только полным именем. — Очень рад тебя видеть. Что у нас новенького?

Венечка вбежал по лесенке в мансарду и предъявил французу фотографию трехмесячного белого с черными пятнами щенка немецкого дога.

— Мой Дожик подрос. Видите, каким он стал красивым? Скоро я к нему обратно в Москву поеду, хоть здесь и хорошо очень. Правда, сегодня день трудным был, замучились Ромку искать, с трудом нашли.

— И где же он был? — удивился Жан-Жак.

— А он под кусты провалился, в подземелье.

— Как это — провалился? — Голос раздался из угла гостиной. Тут только все заметили сидящего в кресле соседа Валеру. Молодой человек даже привстал, с интересом глядя на детей.

Ромка водрузил на стол свою кругляшку.

— Под кустами в одном саду подземный ход, а в нем — вот что! Как вы думаете, что это такое?

Валера протянул руку.

— Похоже на ископаемую кость.

— Мамонта? — воскликнул Венечка.

От Валеры кругляшка перекочевала к Жан-Жаку.

— Мне кажется, что это спил бивня взрослого мастодонта, — сказал француз. — У меня есть друзья — палеонтологи, я от них многого набрался, да и сам когда-то интересовался этой наукой, кое-что почитывал. Кстати, по одной из теорий эти прекрасные животные, так же как и мамонты, уничтожены древними людьми. Интересная находка. И где же этот подземный ход, в котором лежат такие редкости?

— На Сосновой улице рядом с домом, где живет загорелый человек, похожий на моряка, его Федором Игнатовичем зовут, — сообщил Венечка.

А Ромка приступил к рассказу о том, как он из-за Лешки отправился на поиски пропавшего ежа, но тот оказался вроде как чужим, как потом полез на яблоню за попугаем, потому что подумал, что там сидит его Попка. Однако попугай тоже оказался чужим, но он этого тогда не знал и лез з>1 ним без оглядки до самой верхушки, откуда, конечно, сверзился и, пробив своим телом землю, угодил в самый настоящий подземный ход, а там и лежал этот кусок бивня.

— В подземный ход? — услышала его Маргарита Павловна, удивилась и недоверчиво покачала головой. — Сколько лет в Медовке живу, а никогда ни о каких тайных ходах не слышала.

Ромка повернулся к ней всем телом.

— Потому и не слышали, что он тайный!

— А что? Всякое может быть, — сказал Жан-Жак.

— Да-да, — не стала спорить Маргарита Павловна. — Всякое бывает. Надежду, кстати, такие истории интересуют, она ведь книгу пишет. Вот обрадуется, если вы расскажете ей о своем подземелье. Может, вставит об этом куда-нибудь. — И, пробормотав что-то вроде того, что не стоит откладывать дела в долгий ящик, тут же взялась за телефонную трубку.

— Представляешь, Наденька, — заговорила Маргарита Павловна восторженным голосом, — наши юные друзья, Рома, Оленька… Ты их знаешь, да? Так вот, они угодили в какую-то яму, и в ней нашли кусок бивня мастодонта. Да-да, прямо детективная история. Конечно, фантазией можно преобразить эту яму во что угодно, тем более что они говорят, что там подземный ход. Ну да, я сразу подумала, что тебя это наверняка заинтересует. Где? На улице Сосновой, под каким-то деревом. Какой дом? Да-да, они тебе сами его покажут. А больше вроде ничего. — При этих словах Маргарита Павловна оторвалась от трубки и вопросительно взглянула на детей. — Там ведь больше ничего не было?

Ромка наступил Лешке на ногу, толкнул локтем Артема, упреждающе взглянул на Венечку и затряс головой.

— Нет, совсем ничего, больше вообще ничего. Маргарита Павловна снова приникла к трубке.

— Кроме этого бивня, ничего. — И снова повернулась к ребятам. — Наденька спрашивает, вы не очень спешите? Она сейчас занята, затеяла уборку и стирку. Как приведет себя в порядок, так и придет с вами поговорить.

— Конечно, мы ее подождем, — кивнула Лешка, обрадовавшись предстоящей встрече с новой взрослой подругой.

Ромка выглянул в окно. На улице еще не стемнело, и за баулом идти было рано. Он повел носом, улавливая усиливающиеся запахи из кухни, и радостно потер руки.

— Пока чайку попьем.

— С удовольствием к вам присоединюсь, — заявил Валера, и у Лешки сложилось впечатление, что сосед Маргариты Павловны, как и ее брат, любит вкусно поесть, а жене готовить некогда, оттого его так и тянет в этот гостеприимный дом.

И вдруг внизу завизжала, на все лады тревожно завыла чья-то машина. Валера вскочил.

— Уж не моя ли? Я ее на улице оставил, а воров в поселке развелось…

Разведя руками, он бросился к окну и со словами: «Так и есть, моя», — ринулся вниз.

А Маргарита Павловна накрыла в мансарде стол, и не успели они за него усесться, как пожаловал новый гость. Петр Иванович освободился от своей работы в ларьке и тоже захотел посидеть у самовара. Ромка и ему продемонстрировал кусок бивня древнего животного и еще раз рассказал историю про то, как он искал ежа, гонялся за чужим попугаем и провалился под землю. В новом рассказе подземелье стало глубже, а сидение в ней обросло леденящими душу подробностями. И крысы там бегали, и привидение на миг мелькнуло, и звуки откуда-то неслись замогильные. Но о позеленевшем бауле Ромка не проговорился ни разу.

12
{"b":"133427","o":1}