ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Между прочим, меня вчера обокрали. Думал, что в Медовке воров нет, но это не так. Кто-то воспользовался пожаром и, пока я соседский сарай тушил, проник в мой дом.

Ромка насторожился.

— А что у вас пропало?

— Деньги. Уходя, я бросил бумажник на стол. Вернулся, открыл — пустой. А дверь не заперта, хотя я помню, что закрыл ее перед уходом.

— И много? Бы в милицию заявили?

— Не стал я с милицией связываться. Денег было немного, а больше ничего не украли, а могли бы и телевизор новый унести. Впредь умнее буду, запоры укреплю, а то и собаку заведу.

— Это правильно, — с одобрением кивнула Лешка, а Ромка дернул пожарника за руку.

— А кто здесь раньше, до вас жил?

— Женщина одна, Риммой Ивановной ее звали. Ей стало трудно с домом управляться, в Москву переехала. А больше я о ней ничего не знаю.

— А как ее найти, не подскажете? — спросила Надежда. — Она, наверное, много интересного про ваш поселок рассказать может.

— Где-то у меня был записан ее адрес. Пожарник прошел в другую комнату, до друзей

донесся шум от выдвигаемых и задвигаемых ящиков. Федор Игнатович вышел к ним и виновато пожал плечами.

— Никак не могу найти записную книжку.

— Ее тоже вор украл? — воскликнула Лешка. Пожарник усмехнулся.

— Книжку — не вор. Ко мне на днях дочь приезжала и уборку делала. После ее набегов я многие вещи месяцами ищу, потому что она их по разным местам рассовывает, лишь бы порядок был. А по мне, лучше беспорядок, зато знаешь, где что лежит.

— Я тоже, — обрадовался Венечка, встретив единомышленника.

Лешка про себя усмехнулась. У Венечки в комнате раньше ступить было некуда, а с появлением щенка дога вещи перекочевали наверх и теперь, чтобы сесть на диван или в кресло, сначала надо долго расчищать себе место.

Федор Игнатович улыбнулся и, сказав, что спешит, извинился. Когда все вышли из дома, Лешке тоже захотелось извиниться — перед Надеждой.

— Жалко, что это не тайный ход, да? — сказала она. — Вы только время с нами потеряли.

— Ничего страшного. Зато я вспомнила, как была подростком и тоже не упускала случая куда-нибудь проникнуть, раскрыть какую-нибудь тайну.

Новая Лешкина подруга вытащила из кармана зеркальце, увидела на лице черные разводы, картинно ахнула, из другого кармана извлекла платочек, вытерла нос и щеки и распрощалась с друзьями.

Сзади раздался шелест шин. Лешка оглянулась и увидела девушку, которая вчера привезла тетке Шуре письмо от внука. Девушка притормозила, так как дорога была узкой, и друзья расступились. Велосипедистка пронеслась мимо, видимо, спешила поскорее развезти свою почту.

Венечка равнодушно глянул ей вслед и схватил Ромку за руку.

— Рома, а как ты догадался, какой кирпич в стене надо отковыривать? Их же там много было, а ты сразу в точку попал.

— Так он мне сразу в глаза бросился. А вы разве ничего не заметили? Конечно, вы не такие наблюдательные, как я. — Ромка всегда выхвалялся, все к этому привыкли, и потому никто не обратил на его последние слова никакого внимания, все ждали, что он скажет дальше. И он продолжал: — Кирпич этот был исцарапан больше других и слегка выступал из стены. И поддался легко, раз — и отошел. А следы на полу от сдвинутой ванны тоже не заметили? А ты, Темка, не обратил внимания на небольшой камень, на котором я вчера сидел, вас дожидаясь? Он тоже сдвинут был. Ну да, ты не помнишь, как он раньше лежал, ты ж там не столько времени провел, сколько я.

Венечка напряженно сдвинул брови.

— Так ты хочешь сказать…

— Ну да, я уверен, что после меня там побывал кто-то еще. И… — Ромка задумался, и глаза его вспыхнули. — Мне, знаете, что кажется? Что деньги у пожарника украли для отвода глаз. Иначе бы он удивился, зачем к нему кто-то залез, и стал бы думать, что этот странный грабитель у него делал. И, узнав от нас про старый погреб, пришел бы сейчас к тому же выводу, что и я. А так решил, что то был обыкновенный вор, теперь замки поменяет и успокоится.

— Но… Значит, там что-то искали. Уж не баул ли твой?

— А что ж еще?

— И кто бы это мог быть? — задумалась Лешка.

— Ну, должно быть, тот, кто его туда спрятал. Кстати, он делал тайник за стенкой нового погреба и, скорее всего, понятия не имел о том, что к нему примыкает еще и старый, деревянный. А когда стена старого погреба сгнила, то клад в него и вывалился. Я, кажется, уже говорил, что баул мой прямо из гнилья торчал. Надо же, как повезло, что я нашел его до того, как за ним пришли. Странно, конечно, что тот, кто его туда спрятал, не сделал этого раньше.

— Действительно, странно, — согласился Артем.

— Ну и ладно, — махнул рукой Ромка. — Каких только совпадений не бывает. Но это говорит о том, что я и вправду нашел сокровища.

— А мы вчера вспомнили, что они называются аммонитами, — сказала Лешка. — Видели их на ВВЦ.

Ромка раздвинул рот до ушей.

— Класс! Наверное, они очень дорогие! Хорошо, что мы о них никому не сказали. А раз Федор Игнатович ничего не знал ни о старом погребе, ни о тайнике, то и баул этот не его. И, значит, ничей, потому что тот, кто его спрятал, нечестный человек, а потому не считается. Честный мог прийти к хозяину дома, сказать, что это его добро, и преспокойненько забрать свои сокровища. А раз он так не сделал, а я нашел баул первым, то он мой.

— Это еще как посмотреть, — сказал Артем, но его друг счел свою логику безукоризненной и помчался домой к своим сокровищам.

Не помывшись и не переодевшись, Ромка подбежал к своей кровати, выдвинул из-под нее старую сумку и стал выкладывать аммониты на пол, радуясь каждой раковине.

— Сегодня они кажутся еще красивее, чем вчера. Надо их пересчитать, вот что.

На лестнице послышались шаги. Ромка стянул с кровати покрывало и набросил на свой клад.

— Рома, почему у тебя покрывало на полу? Подними немедленно, — строго сказала Нина Сергеевна и обвела глазами друзей. — Надеюсь, вы надолго явились. Но если куда отойдете, не забудьте закрыть двери, потому что я ухожу.

— И куда направляешься? — спросил Артем. Нина Сергеевна потрясла большой хозяйственной сумкой.

— В магазин, скоро вернусь.

— Никуда мы не пойдем, — крикнул ей вслед Ромка, открыл свои сокровища, снова восторженно охнул и приказал: — Венька, немедленно включай компьютер и узнавай, сколько эти аммониты могут стоить и откуда они вообще берутся.

Венечка безропотно спустился вниз и направился к компьютеру, но не успел подключить к нему домашний телефон, как он громко зазвонил. Сняв трубку, мальчик крикнул:

— Просят пригласить Олю.

Лешка удивилась. Кто мог ей сюда позвонить? Может быть, мама соскучилась?

— Алло, — сказала она, отчего-то волнуясь.

— Оля. — Голос был незнакомый, и непонятно какой, то ли мужской, высокий и хриплый, то ли женский, но грубый. Или мальчишеский? Сразу и не разобрать. — Скажи, это не у тебя, случайно, еж пропал?

Лешка опешила.

— Вообще-то у… у меня.

— Приходи на станцию, к павильону, получишь своего ежа назад. Да сотню не забудь, отдашь за хлопоты.

— Ладно, — тут же согласилась Лешка. Деньги у нее с собой были. — А когда?

— Немедленно, — прохрипел неизвестный (или неизвестная?) и отключился.

Девочка бросила трубку и понеслась в свою комнату.

— Ты куда? — удержал ее Артем. — И кто это был?

Лешка подпрыгивала от радости и нетерпения,

— Не знаю кто. Он ждет меня на станции с ежом и просит за него сто рублей.

— А если это не тот еж? — привстав, спросил Венечка.

— Посмотрим, тот или не тот. А если и не тот, я все равно его куплю, пусть у нас в саду живет.

Вбежав в свою комнату, Лешка закрылась, чтобы переодеться. Артем остался за дверью.

— Одна ты никуда не пойдешь, слышишь? Хватит с нас того, как Ромка вчера за ежом ходил. Надоело мне играть в сыщиков!

Лешка обрадовалась еще больше. Как же приятно, что Артем за нее беспокоится. Ведь это подчеркивает то, что она ему небезразлична.

15
{"b":"133427","o":1}