ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Стойте-ка! Ведь по газете можно определить, сколько лет баул пролежал в тайнике! И почему я раньше этого не сделал?

С грохотом отодвинув стул, Ромка кинулся наверх. Но кирпичей в комнате не было, а пол сверкал первозданной чистотой.

— Теть Нин! — истошно завопил он, подбежав к лесенке. — Это вы наши кирпичи убрали? Зачем?

Нина Сергеевна с недовольным лицом вышла в гостиную.

— Как это — зачем? Не понимаю, что вам в голову взбрело натаскать их в комнату, — возмутилась она и покачала головой. — А я-то надеялась, что детки за год повзрослели, а они все такие же. Ну какой нормальный человек всякий мусор в дом носит?

— Это очень, очень важные кирпичи! Вам этого не понять, — воскликнул Ромка и осведомился: — Там еще газетка была. Ее вы куда дели?

— С грязным пакетом на мусорку отнесла. Да ручки по дороге оторвались, кирпичи рассыпались, еще и в гостиной пришлось пол затирать. — Нина Сергеевна вздохнула и повторила: — Как малые дети, ей-богу.

Не собираясь оправдываться, Ромка помчался на улицу к мусорным контейнерам. Их было четыре, и каждый доверху наполнен всякой дрянью. Будто назло ему вся округа поспешила избавиться от своих отходов, и неизвестно было, в недрах какого ящика находится пакет с кирпичами и газетой. Ромка сбегал назад узнать, в какой контейнер выбросила пакет Нина Сергеевна, но она этого не помнила. Ничего не оставалось делать, как приступать к раскопкам. Ромка взял палку и, оглянувшись, принялся ковырять мусор в первом контейнере. Услышал шаги и отскочил в сторону. Мимо прошла незнакомая женщина. Спустя несколько минут спрятался снова: протопали двое знакомых ребят. Потом он подумал, что если при каждом встречном нырять в кусты, то пакет сроду не отыщется, и стал разгребать отбросы, невзирая на прохожих.

И когда в начале улицы показалась велосипедистка, свое занятие юный сыщик не прервал. Светленькая девушка-почтальон на этот раз была без привычного красного рюкзака. Не снижая скорости, она пронеслась мимо. А Ромке вскоре повезло, и он вернулся в дом, размахивая, как флагом, старой газетой.

— Этому "Труду" пять лет, — объявил он. — Значит, и баул был спрятан пять лет назад.

Ромка расстелил газету на полу, направил на нее свет и стал водить пальцем по заголовкам. Друзья присели рядом. Лешка первая увидела маленькую заметку.

— Глядите, про аммониты!

— Где? — сощурился брат.

Она указала на колонку "Новости культуры" и прочла: "Большим успехом у парижан пользуется выставка ископаемых морских моллюсков — аммонитов, древнейших членистоногих — трилобитов и других уникальных образцов, представленных музеем Палеонтологического института РАН. Среди экспонатов преобладают…"

— Погоди, — Ромка поднял голову. — А что такое РАН?

— Насколько мне известно, Российская академия наук, — ответил Артем.

— Так, так, — быстро пробежав глазами небольшой текст, юный сыщик с воодушевлением воскликнул: — Темка, Лешка, это ж и есть улика! Значит, мои аммониты привезены из Парижа!

— Из Парижа? — перепросил Артем и недоверчиво покачал головой. — Если бы их вывезли из Москвы за границу, то не стали бы везти назад. Ведь подобные вещи обычно переправляют на Запад, а не наоборот.

— И правда, — не смог не согласиться Ромка. — Но все равно эта заметка так или иначе связана с нашими аммонитами. А как — нам и предстоит выяснить. Послушайте! — вдруг вскричал он. — Я вспомнил, что Валера был в Париже! Он сам об этом сказал! А помните, как он встрепенулся, когда услышал, что я провалился под землю? А потом ушел и не вернулся. Ясно, куда — туда! А когда из погреба вылез, то увидел нас с баулом, проследил, где мы живем, и сумел-таки нас перехитрить.

— Если это и Валера, ты ничего не докажешь, — сказала Лешка. — Он твои ракушки или спрятал, или продал.

— Ты думаешь, их так легко продать? Он что, их на рынок отвез? Нетушки, покупателя еще найти надо, и это не так просто. Кстати, можно в Интернете поискать, нет ли там какого объявления о продаже аммонитов. Веньку засадим, ему все равно делать нечего. — Ромка потянулся к телефону, но он зазвонил сам. Венечка оказался легок на помине.

— Я в Интернете нашел кое-что интересное и вам переслал, — сообщил мальчик, — откройте почту.

— Молодец. Вовремя. Мы здесь тоже кое-что обнаружили. — Ромка рассказал другу о заметке в старой газете и попросил поискать еще и объявления о продаже аммонитов, а сам вывел на экран Венечкино послание, быстро пробежал его глазами и, пораженный прочитанным, воскликнул: — Эй, слушайте! А я и не знал! Оказывается, палеонтологический бизнес дает сверхприбыли не меньше, чем наркоторговля. И вот еще что тут написано: "Экспедиции обходятся дорого, и поэтому нынешние "искатели" ископаемых редкостей промышляют в основном в музеях, и число краж в них увеличилось во много раз. Наиболее внушительные кражи совершены в Палеонтологическом институте РАН". Поняли! — Ромка даже в ладоши захлопал. — В этом самом, который в газете! Значит, мы с вами на верном пути. Ой, а еще вот что! "Исчезла даже коллекция амфибий и рептилий, которую привез знаменитый писатель-фантаст Иван Ефремов из пустыни Гоби. А стоила она миллион долларов".

— Так и не нашли? — ахнула Лешка.

— Сейчас узнаем. — Ромка снова всмотрелся в экран. — "Не раз возбуждались уголовные дела, создавались всевозможные комиссии, поиском пропавших экспонатов занималась международная рабочая группа ученых — все тщетно", — прочитал он и вздохнул. — Значит, не нашли. А вот, вот самое интересное! "Палеонтологические материалы из России периодически всплывают на Западе. И вообще вокруг ископаемых животных за границей царит настоящий бум, особенным успехом пользуются кости мамонтов и аммониты". — Ромка пробежался дальше по тексту и восхитился: — Надо же, цена одного аммонитика доходит до полутора тысяч долларов. А у нас их сколько было? Штук пятьдесят или больше? Я начал считать, потом сбился и решил, что еще успею. Не успел. Лешк, а давай твой загоним, а?

— Я так понял, что все твои аммониты однозначно украдены из музея, — сказал Артем. — И их придется туда вернуть. Если найдем, конечно.

— Сам знаю, что придется, — вздохнул Ромка. — Уж и пошутить нельзя.

А Лешка удивилась.

— Но как воры умудрились выкрасть все эти коллекции? Что ли в этих музеях никакой охраны нет?

— Способов много, — усмехнулся Артем. — Иначе бы воровства на свете не было. Интересно другое: как наши аммониты попали в Медовку.

А телефон зазвонил снова. Венечка сгорал от нетерпения.

— Пригодилось?

— Еще как, спасибо тебе, — проникновенно ответил Ромка.

— Я маме сказал, что телефон свой у вас оставил, как ты и велел. Ужасно жаль, что я не с вами. А ты уже догадался, у кого твой клад и мой телефон, или еще нет?

— Почти, — самонадеянно заявил Ромка. — На девяносто девять и девять десятых процента.

— И кто же?

— Валера, сосед Маргариты Павловны, — ответил юный сыщик и сам окончательно утвердился в своей версии. Ромка объяснил Венечке, почему пришел к такому выводу, а положив трубку, сказал: — А как припереть этого типа к стенке, я тоже знаю. Помните, когда мы в первый раз пришли к Маргарите Павловне, то Жан-Жак сказал, что где-то его видел. А вдруг на этой самой выставке? Давайте прямо сейчас покажем Жан-Жаку газету, и пусть он вспомнит, что делал весной пять лет назад. Ведь он говорил, что когда-то всем этим интересовался.

— Что ж, — согласился Артем, — можно попробовать.

22
{"b":"133427","o":1}