ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Юный сыщик засунул бублик в рот и откусил половину. Потом соорудил себе огромный бутерброд, попил чаю и в полнейшем довольстве улегся спать, предвкушая скорую победу над хитрым и коварным преступником.

Проснувшись утром, Ромка сразу схватился за телефон, намереваясь поговорить с Жан-Жаком. Но в доме с мансардой никто не взял трубку.

— Вышли куда-нибудь, — сказал Артем. — После завтрака позвонишь еще раз.

Чуть не подавившись ненавистной овсянкой — Нина Сергеевна положила им всем по огромной порции, да еще и проследила, чтобы они все съели, — Ромка снова позвонил в дом к Маргарите Павловне. И опять ему никто не ответил. Припомнив номер сотового телефона Жан-Жака, набрал и его. Сотовый был отключен.

— Должно быть., домашний телефон испортился, а они об этом не подозревают и не догадываются включить мобильник, — сказал он. — Надо им об этом сказать.

Через несколько минут друзья были у дома с мансардой. Но там никого не было.

— Куда ж они могли пойти? — проговорила Лешка. — Вроде бы собирались сегодня сидеть дома.

Ромка мотнул головой в сторону особняка с башней.

— Может, этот знает?

— Ты хочешь обратиться к Валере? — удивилась сестра.

— Ну и что? Он же не подозревает, что мы его уже раскусили. — Ромка нажал на звонок у высоких ворот. Но и оттуда никто не вышел.

Юный сыщик остановился посреди дороги и в растерянности пожал плечами.

— И где они все?

— Вы, случайно, не сюда? — спросила проходящая мимо женщина, указав на дом с мансардой. Лешка вспомнила, что видела ее когда-то разговаривающей с Маргаритой Павловной. Кажется, она живет за утлом, через дом отсюда.

— К ней, — кивнула девочка. — Но почему-то ни ее, ни Жан-Жака нет дома. Не видели, куда они пошли?

— Ох, ох, — завздыхала соседка и закатила глаза. У Лешки по коже пробежал неприятный холодок. Она схватила женщину за руку.

— Что с ними случилось?

— Тут такое было, такое… На француза напали, оглушили и ограбили. И денег-то у него было кот наплакал. Ну и люди пошли — за копейку готовы человека убить.

— Как напали? Когда? — вскричал Ромка.

— Рано утром. Он же чуть свет встает и пробежку делает. Потом иногда в магазин за хлебом забегает. Маршрут всегда один и тот же, вот его и подстерегли.

— Но он жив? Где он? В больнице? "Скорую помощь" вызывали, да? — затормошила тетку Лешка.

— Нет, чтобы не ждать врачей, его соседи в больницу повезли. — Женщина указала на особняк с башней и, продолжая вздыхать и охать, пошла по дороге. А Лешка всхлипнула.

— Как же так! Почему на него напали? Ясно же, что, собираясь на пробежку, никто не берет с собой много денег. Неужели, правда, из-за копеек?

— Ты что, не поняла? — Ромка погрозил кулаком пустому особняку. — Сам пристукнул, сам и повез. История повторяется. Забыли, что ли, как на этом самом месте жил некий Валерий Павлович и как он в прошлом году подпилил ступеньку, чтобы племянник Маргариты Павловны сломал ногу, а потом сам отвез его в больницу?

Лешка вспомнила улыбчивое лицо нового соседа Маргариты Павловны. Надо же так притворяться!

— Неужели это он напал на нашего Жан-Жака?

Ромка скривился.

— А кто же? И ясно, из-за чего. Испугался, что Жан-Жак вспомнит, что видел его на той выставке. Эх, не надо было мне при нем газету показывать. Не хотел я такой ценой получать доказательства. — Подпрыгнув, он попытался заглянуть в окно особняка. — Вот бы влезть в его дом, пока там никого нет. Только как? Замки небось сложные, станешь открывать — соседи увидят.

С хмурым лицом Ромка вошел во двор Маргариты Павловны и сел на лавочку. С реки подул ветер. Сотворенное Ромкиными руками ярко одетое пугало — верный страж дома с мансардой — неистово замахало пустыми рукавами старого пальто, заскрипело шестом, словно просило прощения за то, что не смогло покинуть свой пост и защитить хозяина.

Лешка присела рядом с братом и тут же вскочила. Темно-синяя "Ауди" затормозила посреди улицы, из нее вышли Валера с Викой, помогли выбраться Маргарите Павловне, кивнули ребятам и, снова сев в машину, заехали к себе во двор.

Такой они Маргариту Павловну не видели никогда. Глаза ее запали, и выглядела она изможденной и постаревшей сразу на много лет. Лешка кинулась к ней.

— Маргарита Павловна, "мы уже все знаем. Что с Жан-Жаком, как он?

— Ушиб черепа. Сотрясение мозга, — коротко ответила женщина, и на глазах ее блеснули слезы.

Друзья вместе с ней вошли в дом. На кресле в гостиной лежал старый помятый "Труд".

— Вы… Может быть, вы есть хотите? — устало спросила женщина,

— Нет, спасибо, мы сыты, — отказался Ромка, прекрасно понимая, что Маргарита Павловна лишь из вежливости задает такой вопрос и что сейчас ей совсем не до еды.

Свернув газету, он сунул ее в карман. Конечно, Жан-Жак не успел ничего вспомнить, а теперь ему, наверное, и думать-то вредно, не то что звонить во Францию и что-то выяснять у своих друзей.

— А в милицию вы заявили? — спросила Лешка.

— Да, конечно, Петр Иванович здесь был, обещал сообщить куда надо. Но я не уверена, что преступника когда-нибудь найдут. — Маргарита Павловна горько усмехнулась. — Только вчера подумала, как хорошо и весело мы живем, и нате вам, сама себя сглазила. Никак не предполагала, что в нашей жизни так скоро наступит черная полоса.

— Я недавно тоже думала о том, что наша жизнь, как зебра, — сказала Лешка и погладила по плечу свою старшую подругу. — Но скоро все снова будет хорошо, вот увидите.

— Спасибо, ты хорошая девочка. — Маргарита Павловна провела рукой по лбу и глазам. — Я, пожалуй, прилягу.

— Конечно, а мы пойдем, не будем вам мешать.

Глава XV

ОШИБКА В РАСЧЕТАХ

Дети вышли за калитку и увидели, что из ворот особняка вновь выезжает знакомая "Ауди". Сейчас в машине находился один Валера.

— И зовут его так же, как и того, что тут раньше жил! — с ненавистью глядя вслед иномарке, проговорил Ромка.

— Имя — не аргумент, — возразил Артем,

— Не аргумент, но роковое совпадение. — Юный сыщик окинул взглядом высокий забор, и в нем проснулась решимость. — Люди, надо действовать.

— И что ты предлагаешь? — спросила Лешка.

— Проникнуть внутрь и обыскать дом. И немедленно!

— И как ты это себе представляешь? Вика-то, его жена, дома осталась. А если б ее и не было, туда не попасть, сам только что сказал.

Но Ромка успел продумать все их дальнейшие действия.

— Это хорошо, что его нет, а жена осталась. Значит, так. Звоним, вы с Темкой входите, и ты, Лешка, падаешь в обморок. Она над тобой суетится, а я незаметно проникаю внутрь и обыскиваю все комнаты и что там еще есть. Правда, хороший план?

Лешка отшатнулась от брата.

— Я? А почему я? — возмутилась она.

— Ну не я же? И потом, ты уже как-то раз падала, у тебя это неплохо получилось. А раз опыт имеешь, значит, теперь сможешь еще лучше свалиться,

Но сестра, яростно помотав головой, отступила от брата еще дальше, с содроганием представляя, как, неуклюже взмахнув руками, она, словно куль с мукой, валится на пол, а Артем смотрит на это безобразие. А если очень постараться и упасть красиво, то это будет неестественно, и Вика сразу поймет, что она притворяется. К тому же такая жертва нисколько не гарантировала успех делу. И Лешка вновь тряхнула своими рыжеватыми кудрями.

— Не буду я. Ни за что! Сам падай. Ромка с осуждением уставился на сестру.

— Ты что, не понимаешь, как это важно? Ты что, не хочешь помочь Маргарите Павловне? Неужели до тебя не дошло, что теперь мы не только из-за ракушек и Венькиного телефона стараемся, а еще и из-за Жан-Жака? Он ведь из-за нас пострадал!

Лешка чуть не заплакала. Она все понимала, но упасть в обморок при Артеме было выше ее сил. И Артем за нее вступился.

— В самом деле, придумай что-нибудь другое.

— Что тут еще придумаешь? — насупился Ромка.

— Можно притвориться, что мы не видели, как уехал Валера, и сказать Вике, что он нам очень нужен, — предложила Лешка.

24
{"b":"133427","o":1}