ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Мальчик, ты в своем уме? При чем тут пирожки? Какая еще тетка Шура?

— г Это женщина, у которой сарай сгорел, — тихо пояснила Лешка.

Валера посмотрел на нее.

— А я тут при чем?

— А кто его поджег? — воскликнул Ромка.

— Я?! Сарай? Да что с тобой? — Молодой человек шагнул вперед и попытался приложить руку к Ромкиному лбу, но юный сыщик увернулся.

— Не придуривайтесь. Мы еще вчера обо всем догадались, жаль, не смогли предотвратить ваше последнее преступление. Из-за этого Жан-Жак в больнице, а Маргарита Павловна страдает.

Валера глубоко вздохнул и обратился к Артему с Лешкой.

— Может быть, все-таки объясните, что он от меня хочет?

— На вашей машине нет звуковой сигнализации. А вы сказали, что есть, — ответила Лешка и в напряжении замерла. Что он на это скажет? Валерий не смутился.

— Когда я такое говорил?

— В тот самый вечер, когда Ромка кусок бивня принес. Вы узнали, где он его взял, и сразу же ушли, сказав, что сигналит ваша машина. И больше не вернулись.

— А, теперь вспомнил! — воскликнул подозреваемый. — Так то и была моя машина. А сигнализацию я с нее на следующий день снял, потому что ставил временно, для того, чтобы съездить к другу в соседний поселок. Народ там такой — не угонят, так без колес оставят. А в Москве я звуковой сигнализацией не пользуюсь, сами знаете, ночной шум в городе запрещен. У меня теперь стоит другая противоугонная система. Да что я перед вами оправдываюсь, в самом деле, — вдруг опомнился он.

— А тогда скажите, — недоверчиво проговорил Ромка, — что вы пять лет назад во Франции делали?

— Пять лет назад я был не во Франции, а в… Да какая вам разница, когда и где я был! — По всему было видно, что Валерию надоело объясняться перед мальчишкой..

Но Ромка не обиделся, а, как дотошный следователь, въедливо продолжал:

— Ага, вы говорите, что не были во Франции. А почему тогда ваша жена вчера сказала, что там жила?

— Она и жила во Франции, но это было еще до нашего знакомства. Мы с ней всего два года назад поженились. Может, тебе паспорт показать?

— Вы говорите правду? Честное слово? Ну, тогда это… Тогда это она!

— Что она? Уверяю тебя, жена моя тоже не поджигатель. В тот вечер Вика вообще из дома не выходила.

— Даже в сад?

— Никуда. Теперь я и сам припоминаю, что на Сосновой что-то горело. Пожар, кажется, недолго продолжался.

— А на палеонтологической выставке ваша жена была? — не отставал юный сыщик.

— Не знаю, но вряд ли ее интересуют такие вещи. Она, вообще-то, не в Париже, а в Ницце жила, живописью там занималась. Вика — художник, а это все ее работы. — Валера указал на стены, где только сейчас Ромка заметил невзрачные, на его взгляд, акварели в нелюбимых им серо-зелёных тонах. Он признавал только яркие краски. Красный, желтый, оранжевый — вот это цвета!

У Лешки уже не осталось никаких сомнений в том, что Валера — не преступники и что они зря залезли в чужой дом.

— Вы нас извините, пожалуйста, — сказала она и потянула брата за руку. — Рома, пойдем.

— Погоди, — дернулся Ромка и задал последний вопрос: — Так у вас нет аммонитов?

— Аммонитов? — спокойно переспросил Валерий. — Кажется, где-то был один.

Ребята спустились за ним на второй этаж. Зайдя в одну из комнат, он подошел к шкафу со стеклянными дверцами и снял со средней полки небольшую штуковину. Маленькая, похожая на речную гальку окаменевшая раковина была прикреплена к подставке из малахита и сама слегка отсвечивала зеленым цветом.

— Вот, подарил кто-то.

— Мы такие на ВВЦ видели, они тоже на подставках были, — сказала Лешка, и повторила: — Рома, пойдем.

Но хозяин дома вновь преградил им путь.

— Ну уж нет. Никого из вас Дне выпущу, пока не расскажете мне все по порядку.

Валера спустился еще ниже, в гостиную, сам уселся в кресло, а вломившуюся к нему в дом троицу усадил напротив себя на диван, чтобы видеть всех сразу.

— Все началось с ее ежа, — указал на сестру

Ромка.

— Про ежа и подземелье я помню. Знаю даже, что там не подземный ход, а старый погреб.

— Надежда сказала, да? Но ни она, ни вы не знаете другого. Там еще и тайник был, и я нашел в нем не только кусок бивня мастодонта, но и огромный баул с красивыми аммонитами. И газета эта, — Ромка вынул из кармана старый "Труд", — тоже была там. А вот баула у нас больше нет.

И он рассказал Валере о таинственном незнакомце, который поджег чужой сарай, чтобы проникнуть и дом пожарника, украл у Венечки в поезде телефон, а им сказал, что Венечка похищен, и они отдали ему баул. Цепь преступлений довершило самое ужасное — жестокое нападение на ни в чем не повинного Жан-Жака.

Молодой человек слушал Ромку очень внимательно.

— Пожалуй, на вашем месте я бы тоже счел свою кандидатуру самой подходящей на роль преступника, — сказал он.

— Хорошо, конечно, что это не вы и не ваша жена. То есть вам хорошо. А нам — не очень. Надо все начинать сначала и искать новых подозреваемых, — тяжко вздохнул Ромка. — Вы бы панашем месте что сейчас сделали?

Валера задумался.

— Ну, наверное, постарался бы найти того, кто прежде жил в том доме, где находились аммониты, и попытался выяснить, кто их там спрятал. Согласитесь, совершенно посторонний человек на чужой даче свои вещи не оставит. Ну, а еще проще — обратиться в милицию, тем более что есть к кому. Насколько мне известно, приятель Жан-Жака — бывший милиционер.

— Это мы их познакомили, — с гордостью сообщил Ромка. — И внука его, Алексея, отлично знаем, а он тоже в милиции служит.

— Ну, тем более. Ромка встал с дивана.

— Надеюсь, вы больше не думаете, что мы хотели вас обокрасть? Ошиблись в расчетах, с кем не бывает.

Валерий развел руками.

— Нет худа без добра. Теперь я убедился, что надо поставить дом на охрану. Раз вы с такой легкостью проникли в нашу крепость, то и всякий другой сможет.

Глава XVI

ДОБРОВОЛЬНЫЕ ПОМОЩНИКИ

— Ну вот тебе и стопроцентная вероятность, — укорила брата Лешка, когда они вышли на улицу.

— А зато все, что нужно, выяснили. Я сколько раз говорил, что отрицательный результат — тоже результат, и он не менее важен. И… — Ромка замолчал, так как Лешка его больше не слушала. Она смотрела мимо. Обернулся и он. Быстрыми шагами к ним шла Надежда. Лицо ее было донельзя взволнованным. Она кивнула мальчишкам и обняла Лешку за плечи.

— Позвонила Маргарите Павловне, а она плачет. Вы не знаете, что случилось?

— Кто-то напал на Жан-Жака, — ответил Артем.

Надежда так и схватилась за сердце.

— Боже мой! Кто мог на него напасть?

— Кто угодно. Подлецов на свете много, — дернул плечом Ромка.

— Скажите, он сильно пострадал?

— Сотрясение мозга, — вздохнула Лешка и принялась рассказывать новой подруге о том, что знала сама. Надежда вздыхала тоже, а Ромка незаметно пихал сестру в бок, давая понять, что словами делу не поможешь и времени на разговоры у них нет, а потом не выдержал и, бросив; "Ждите меня здесь, я сейчас вернусь", — умчался в сторону станции.

Вернулся он скоро, как и обещал. Надежда уже ушла утешать Маргариту Павловну, а Лешка с Артемом остались стоять у калитки.

— К киоскам бегал? — догадалась Лешка. — И что, узнал что-нибудь?

Ромка был мрачнее тучи.

— Узнал, но мало. Прикинул, у какого ларька можно притулить велосипед, и спросил у продавца, не просил ли его кто-нибудь вчера присмотреть за своим транспортом, а он говорит, да, просил. Видите, я не ошибся, этот тип на велике ездит.

— Так кто это такой?

— А продавец не рассмотрел. Говорит, то ли девка, то ли парень, их теперь не различить.

— Н-да, — протянул Артем. — Тогда, по совету Валеры, давайте узнаем, как позвонить той женщине, которая прежде жила в доме пожарника. Кажется, Федор Игнатович говорил, что ее Риммой Ивановной зовут. Давно надо было это сделать.

Ромка наморщил лоб.

26
{"b":"133427","o":1}