ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Мы на другой даче гостили. Сейчас вам столько всего расскажем! — пообещал Ромка. Нетрудно было догадаться, что и спешил он сюда за тем, чтобы похвастаться своими подвигами перед внимательными слушателями, а заодно и вкусно поесть: когда Маргарита Павловна пригласила их к столу, а Лешка покачала головой: «Спасибо, мы уже ели», он толкнул сестру в бок. — Говори за себя.

По знакомой лесенке дети поднялись в мансарду, где гулял наполненный цветочными ароматами легкий ветерок, а на столе у окна стоял разукрашенный самовар. Лешка села за стол, посмотрела в окно, увидела закатное небо над густым лесом и, как всегда, подумала о том, что нет в мире места лучше маленькой Медовки.

А Маргарита Павловна, очевидно, готовилась к встрече. Она напекла для дорогих гостей вкусных пирожков, и даже Лешка не смогла отказаться от душистого чая, не говоря уж о мальчишках. Но не успел Ромка как следует наесться и приступить к рассказу о своих подвигах, как послышался рокот двигателя. К особняку с башенкой подъехала новенькая темно-синяя сверкающая «Ауди», из нее вышел высокий человек, посмотрел на окна мансарды и покачал вскинутой вверх рукой.

— Добрый вечер. — Голос у соседа был густой, звучал отчетливо. — Чаевничаете?

Жан-Жак приветливо закивал в ответ.

— У нас сегодня гости. Валера, присоединяйся! Молодой человек не заставил себя упрашивать, тут же поднялся наверх, кивнул ребятам, уселся за стол и, как у себя дома, без всякого стеснения стал лопать чужие пирожки. Ромка так и следил, как они исчезают у него во рту. А потом, давясь, и сам принялся за пятый пирожок, хоть и давно наелся. Потому что по собственному опыту знал, что когда не доешь что-то вкусное, то потом об этом долго жалеешь. Один раз Ромка пошел с отцом в кафе, а Олег Викторович расщедрился и разрешил ему заказать все, что душе угодно. Ромкиной душе, вернее, его желудку, были угодны все блюда из предложенного меню. Но своих сил он не рассчитал, и огромный кусок курицы гриль так и остался несъеденным. И потом всякий раз, оставаясь голодным — а Ромка часто оказывался в ситуациях, когда или некогда поесть, или нигде, — он, глотая слюнки, представлял себе золотистую кожицу той невостребованной курицы, а потому и зарекся никогда ничего не оставлять недоеденным. Вот и теперь хоть и был уже сыт выше головы, но наедался еще и впрок. И поскольку был всецело увлечен этим занятием, то упустил многое пи того, о чем рассказывал молодой человек. Впрочем, слушать его было необязательно, так как говорил тот о вещах совсем неинтересных: больших налогах и всяких трудностях, с которыми сталкивается его фирма. Внимал соседу один Жан-Жак. Маргарита Павловна, стараясь всем угодить, ходила туда-сюда, Артем листал журнал, а Лешка все смотрела в окно и просто радовалась жизни.

— Валера, ты был во Франции? — вдруг, перебив молодого человека, спросил Жан-Жак. — Мне все кажется, что я тебя где-то раньше видел.

— Был. Туристом, — ответил сосед. — Но, вообще-то, многие говорят, что я на кого-то похож.

Лешка пригляделась к Валере внимательней. It мощность его была располагающей: открытое лицо, широкие плечи, серые глаза, прямой нос, высокие скулы. Таких лиц полно на страницах различных изданий. Сосед Жан-Жака и Маргариты Павловны запросто мог рекламировать какие-нибудь дорогостоящие товары. Лешка перевела взгляд на журнал, который разглядывал Артем. Вот, пожалуйста, похожий на Валеру парень со счастливой улыбкой садится за руль дорогой иномарки.

А молодой человек, опередив Ромку, схватил с блюда последний пирожок, запил его чаем, вылив в свою чашку всю заварку, вытер со лба пот и поднялся.

— Спасибо за чай, не успел в Москве поужинать, а дома ничего нет, и жена моя сегодня у родителей останется. — И тут же с радостью воскликнул: — А нет, вот и она! Значит, передумала.

Ребята выглянули в окно и увидели двух молодых женщин, светленькую и темноволосую. А сосед крикнул:

— Вика, я здесь!

Женщина с темными волосами первой подняла лицо вверх и улыбнулась всем сразу.

— Здравствуйте! Валера, спускайся к нам. Вслед за ней со всеми поздоровалась блондинка, а Маргарита Павловна почему-то очень обрадовалась.

— Здравствуй, Вика, здравствуй, Наденька. Заходите к нам тоже, — пригласила она.

Но обе женщины сказали спасибо и, сославшись на то, что уже поздно, пообещали прийти в другой раз. Валера, еще раз поблагодарив хозяйку за чай, сбежал вниз.

Маргарита Павловна отошла от окна и, заварив свежего чаю, улыбнулась.

— А ведь это я Вику с Наденькой познакомила. И рассказала, как недавно в электричке встретила симпатичную молодую женщину, которая тоже ехала в Медовку. Приглядевшись, Маргарита Павловна узнала в своей спутнице дочь профессора Валагина — ученика своего первого мужа.

Ребята знали, что Жан-Жак был вторым мужем Маргариты Павловны. Хоть и познакомилась она с ним в далекой юности, судьба развела их на долгие годы, можно сказать, на целую жизнь. Жан-Жак уехал во Францию, а Маргарита Павловна вышла замуж за хорошего человека — профессора Балалейкина. Потом профессор умер, она несколько лет жила одна и лишь в прошлом году снова встретилась со своей первой любовью.

— Они с отцом у нас так часто гостили, что, можно сказать, девочка выросла у меня на руках, — продолжала Маргарита Павловна. — Она тогда была прелестным ребенком, а теперь превратилась в красивую женщину. И достигла в жизни многого. Знает несколько языков, защитила диссертацию, а сейчас пишет какую-то интересную книгу, а потому и приехала к нам в Медовку, чтобы уйти от городской суеты и спокойно поработать на природе.

Ну и, понятно, когда они сошли с электрички, Маргарита Павловна пригласила Надежду к себе, а наутро помогла снять в поселке жилье, потому что молодая женщина не захотела обременять их с Жан-Жаком своим присутствием. А поскольку новые соседи оказались тоже очень приятными людьми, то, придя в гости все скопом, сразу нашли общий язык.

— Но вы лучше о себе расскажите. Как жили, что делали? Мы же знаем, ваша жизнь без приключений не обходится, — обратилась Маргарита Павловна к детям.

— Не обходится, — деланно вздохнул Ромка и поведал о том, как замечательно они провели время в красивейшем уголке Подмосковья, где живет их новый друг Гарик, и заодно раскрыли очень запутанное преступление. А Лешка рассказала о своем экзотическом зверьке, которого только сегодня отправили на его родину, остров Мадагаскар. Она при этом снова загрустила и в который уже раз клятвенно заверила всех присутствующих, и прежде всего себя:

— Вот честное слово, никаких зверей больше не завожу!

От разговоров ребят отвлек телефонный звонок. Нина Сергеевна интересовалась, не собираются ли они домой. Артем взглянул на часы и присвистнул. Шёл первый час ночи. Нина Сергеевна беспокоилась не о детях: им троим, да еще с Диком, ничего не грозило, а вот хозяевам могли надоесть изрядно припозднившиеся гости. Но Маргарита Павловна ее заверила, что ребята ничуть им не мешают,

— Тогда я ложусь спать, — объявила Нина Сергеевна.

— И на здоровье, мы не станем тебя будить, — сказал Артем.

А у Маргариты Павловны подоспел новый противень с пирожками, и Ромка запихнул в себя парочку и налил еще чаю из самовара. Но Артем заметил, что Жан-Жак незаметно зевнул, и схватил друга за руку,

— Тетя Нина права, нельзя надоедать людям. Пойдем домой.

Ромка вздохнул, но согласился, а перед уходом вспомнил, что Жан-Жак обожает еще одного неотъемлемого члена их компании — вундеркинда Венечку, и на прощание порадовал француза:

— В следующий раз мы к вам с Венькой придем. А теперь спокойной ночи.

По обезлюдевшему давно поселку трое друзей отправились домой. Путь им освещала яркая луна. От росших по обочинам дороги деревьев и кустов веяло прохладой, аромат цветов усилился, и было немного жаль, что такой прекрасный и долгий день уже ушел в прошлое.

Перед сном друзья собирались немного посидеть во дворе на лавочке, но сил хватило лишь на то, чтобы помыться и свалиться в постели.

3
{"b":"133427","o":1}