ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Но спокойно поспать никому не удалось.

Глава III

НОЧНЫЕ СТРАХИ

Дик любил спать на полу возле Лешки, но сейчас, чтобы пес не мучился в своей шубе в жарком помещении, она уложила его под деревом у своего окна. И калитка, и входная дверь находились в поле собачьего зрения, то есть в надежности охраны можно было не сомневаться, хотя никаких грабителей, по правде говоря, и не предвиделось. Нина Сергеевна сколько уже времени прожила здесь одна, и ничего с ней не случилось, а теперь их много, так что и вовсе нечего опасаться.

Уснула Лешка быстро. У Ромки с Артемом тоже моментально воцарилась тишина. А Нина Сергеевна и подавно видела десятый сон. Она любила рано вставать и рано ложиться в отличие от ребят, которые всегда, будучи на отдыхе, засиживались далеко за полночь, а потом могли дрыхнуть, сколько им заблагорассудится.

Но крепкий Лешкин сон вскоре был прерван. Кто-то ужасно громко топтался на кухне. Лешка вздохнула и досадливо поморщилась. Вне всякого сомнения, это был Ромка, которому среди ночи опять вздумалось что-то слопать. Кто еще мог нисколько не думать о том, что в доме есть и другие люди и им, между прочим, нужен покой.

Подождав немного, Лешка встала, приоткрыла дверь и громким шепотом спросила:

— А потише нельзя?

Ромка не ответил. Похоже, что-то искал и продолжал топать, как слон. При этом он еще громко пыхтел, фыркал и чем-то непрерывно шуршал.

— Рома, что ты ищешь? — повысив голос, осведомилась Лешка.

Брат не отвечал, а производимый им шум уже

превосходил все допустимые границы.

Пылая праведным гневом, девочка направилась в кухню и широко распахнула дверь. Вмиг стало тихо, но в кромешной тьме — луна скрылась за тучку — она никого не разглядела. Лешка нащупала выключатель и заморгала глазами от яркого света и удивления, так как Ромки на кухне не было. И вообще никого, лишь слабый теплый ветерок медленно шевелил занавеску на окне. Куда же мог подеваться ее брат? Не удрал же он через окно? Странно.

Лешка вернулась в свою комнату, выглянула во двор. Дик неподвижно лежал под деревом, положив тяжелую мохнатую голову на вытянутые вперед лапы.

— Дик! — позвала она.

Пес приподнял голову, завилял хвостом, всем своим видом показывая: я на посту, во мне можешь не сомневаться.

И зачем Ромке от нее прятаться? Хотя он и не такое способен учинить. Скорее всего, испугался ее гнева и действительно выскочил в окно или умудрился потихоньку прошмыгнуть к себе наверх. А может, это и не Ромка вовсе, а Нина Сергеевна что-нибудь искала в темноте, лекарство например, а потом незаметно ушла в свою комнату. Хотя нет, она бы делала это как можно тише. Артем тоже не стал бы так греметь. Нет, вести себя подобным образом способен только Ромка. Ну ничего, утром она выскажет все, что о нем думает. Подумав так, Лешка сладко зевнула, улеглась и снова спокойно уснула.

А спустя короткое время подскочила от нового грохота. На кухне упала то ли кастрюлька, то ли сковородка, а скорее всего, и то и другое вместе.

Тут уж Лешка разозлилась по-настоящему. Неужели Ромке мало тех пирожков, которые он умял у Маргариты Павловны? Ну, сейчас она ему покажет!

Вылетев за дверь с разъяренным лицом, она метнулась на кухню, дернула выключатель, ожидая увидеть Ромку, растерявшегося и ищущего слова в оправдание своего обжорства.

Но на кухне снова никого не оказалось. Ромка не успел бы за это время выскочить в окно, если только не сидел на подоконнике. Лешка забеспокоилась. Неужели то была крыса? Эти мерзкие твари, попав в дом, валят все, что попадаются на их пути. Да, но крысы не топают. Она вернулась в комнату и посмотрела под дерево. Ее верный страж преспокойненько лежал себе на том же самом месте.

— Дик! — с осуждением прошептала Лешка. Пес подергал хвостом, поднял голову и склонил

ее набок, что означало: «Я тебе всегда рад, но никак не могу понять, что тебе от меня без конца надо».

— Иди сюда, — приказала девочка и, открыв входную дверь, провела Дика на кухню.

Пес остановился на пороге и с шумом втянул в себя воздух, а его морда почему-то показалась Лешке виноватой. Впрочем, это еще ни о чем не говорило. Он всегда так выглядел, когда она его ругала, даже если потом оказывалось, что она была не права и возводила на собаку напраслину.

— Нюхай, Дик, ищи!

Пес засопел и непонимающе посмотрел на хозяйку: кого искать-то?

— Где Рома? — прошептала Лешка.

Это Дик понимал. Он подошел к ведущей на второй этаж лесенке и коротко тявкнул. Лешка сомкнула его челюсти, прошептала: «Хватит» — и выпроводила обратно во двор. Дадут ей, интересно, сегодня поспать или нет?

Вернувшись в комнату, она улеглась, поворочалась и уснула, теперь уже с трудом. Но не прошло и получаса, как новый грохот заставил ее вскочить в третий раз. Это было уже слишком!

Лешка пулей вылетела на кухню и снова никого и ничего не увидела, кроме валяющейся на полу разбитой тарелки. Не было сомнений, что сюда кто-то проникал и что-то искал. Но кто? И как этот кто-то сумел провести ее чуткого Дика?

В нечистую силу Лешка не верила, стало быть, это был человек. А что, если он давно затаился в их доме, и Дик успел к нему принюхаться, а потому и никак на него не реагирует? Или это кто-то из их знакомых, кого пес считает своим, но раз этот знакомый от нее прячется, то человек он нехороший и замыслил недоброе. Значит, надо осмотреть всю дачу: и чердак, и ванную комнату, и кладовку, и веранду. Лешка вооружилась каминной кочергой и шагнула в темный коридор. Свет здесь она включить не решилась, чтобы не потревожить Нину Сергеевну, и в темноте ей стало страшно. И еще она вспомнила о том, как совсем недавно торжественно клялась Ромке с Артемом, Петру Ивановичу, а до того Жан-Жаку с Маргаритой Павловной и другим взрослым, что больше никогда, ни при каких обстоятельствах не будет проявлять никакой самодеятельности.

Она вернулась в комнату, накинула халат, взглянула на себя в зеркало, поправила волосы: ее воронежская подружка Катька говорит, что при любых обстоятельствах нельзя забывать о своей внешности, — и направилась на второй этаж.

Из комнаты ребят не доносилось ни звука. Лешка открыла дверь и включила свет. Оба крепко спали.

Первым проснулся Артем.

— Что случилось? — приподнявшись на локтях, встревоженным голосом спросил он.

— К нам кто-то проник, — прошептала Лешка.

— А? Что? — Ромка тоже разлепил глаза, пригляделся, увидел сестру, и лицо его стало похожим на гриб-сморчок. — Чего тебе надо? Такой сон не дала досмотреть!

Лешка, как ни была обеспокоена происходящим, все же успела отметить, что Артем в отличие от Ромки на нее нисколько не разозлился, и заговорила более решительно:

— Вы сами просили, чтобы я в случае чего одна ничего не предпринимала. А сейчас как раз такой случай. Там, — она ткнула пальцем вниз, — кто-то есть.

Ромка с Артемом дружно, как ваньки-встаньки, вскочили и один за другим скатились по лестнице. Яркий свет снова залил кухню.

— Где, кто? — закрутил головой Ромка.

У входа вдом громко зацарапался Дик. Видно, решил, что раз они все на кухне, то садятся есть, и захотел посмотреть, что именно. Артем впустил пса, опасаясь, что он начнет лаять и разбудит Нину Сергеевну. Дик остановился на пороге кухни и замер, как и в первый раз, втягивая в себя воздух.

Ромка, по своему обыкновению, пнул собаку коленкой.

— Какой ни есть бесполезный и противный пес, а все же и он бы учуял, если бы кто сюда влез. — Но все же заглянул во все шкафы и даже в холодильник, а после того осведомился: — Лешк, а у тебя, случайно, не глюки?

Сейчас, в компании ребят, Лешка уже и сама никак не могла поверить в то, что на дачу мог пробраться кто-то посторонний.

— А если в дом кто-то раньше зашел и Дик успел к нему принюхаться? Или давно его знает? — привела она свой последний довод.

— Что ж, пошли посмотрим, — согласился Ромка.

4
{"b":"133427","o":1}