ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Свет Ромка им включать запретил, даже свечу зажечь не позволил, и под ревнивым оком Дика они только и могли, что чуть слышно шептаться в темноте. Впрочем, Лешка была не против такого времяпрепровождения, Артем — тоже.

Вскоре на улице затихли шаги последних прохожих, у соседей смолкла музыка, и в комнату доносился лишь отдаленный лай собак да шелест деревьев. Лешка с Артемом стали разговаривать еще тише. Лешка поглаживала Дика по голове, чтобы пес не прислушивался к тому, что делается на кухне. По правде говоря, им с Артемом тоже было интересно знать, заявится к ним вчерашний визитер или нет.

Они готовились к длительному ожиданию, но прошло совсем немного времени, как тишину на кухне разорвал громкий шорох.

Ромка кубарем скатился с лестницы и помчался к цели. Движения его были быстрыми и четкими: юный сыщик еще днем рассчитал каждый свой шаг. Он открыл дверь, включил свет и зловеще прошипел:

— Ни с места!

Но не успели Лешка с Артемом добежать до порога кухни, как Ромка издал разочарованный вздох и донельзя расстроенным тоном проговорил:

— Фу ты, а я-то думал!

Все взоры устремились на пол.

Прямо посередине кухни сидел большой еж, а перед ним лежал свежий бублик. Зверек поднял острую мордочку, с любопытством принюхался и вместо того, чтобы убежать или свернуться в клубок, грозно зашипел и зафыркал.

— Что-то подобное я и предполагал, — сказал Артем.

Ромка, весь день мечтавший о раскрытии жгучей тайны, жутко разозлился. Лешка же пришла в полный восторг.

— Какая прелесть! — воскликнула она и протянула руку, чтобы погладить зверушку.

Ежик все же свернулся в клубок, выставив вперед все свои иголки. На его спине обозначилась небольшая проплешинка: часть колючек в этом месте отсутствовала.

— Ой! — вскрикнула Лешка, почувствовав, как в палец вонзилась острая иголка.

Дик оглушительно залаял, но к Лешкиному обидчику не приблизился и за хозяйку не вступился. И тут только до нее дошло, почему вчера пес так странно себя вел. Наверное, еще раньше унюхал невиданного зверя, решал узнать, кто это такой, ткнулся в него носом, больно укололся и понял, что лучше с этим страшным существом не связываться. Подобным образом пес поступал всегда, когда сталкивался с теми, кого не мог победить. Так было и с руконожкой. После того, как Аи-аи больно уколол его в загривок своим острым когтем, Дик перестал его замечать, будто Аечки и вовсе не было в их квартире.

— И как я сразу не подумал о еже! — сокрушался Ромка. — А уж ты-то должна была сообразить, что они всегда по ночам шастают. И могла бы под стол заглянуть, между прочим, он, наверное, вчера от нас туда прятался.

— И ты тоже мог, — отпарировала Лешка.

— Не мог, потому что не предполагал, что здесь такая мелочь орудует.

— О том, что ежи по ночам шумят и топают, я знала, — задумчиво сказала Лешка, — но что ежик способен влезть в окно, понятия не имела. И что с ним теперь делать?

— А, делайте, что хотите. — Ромка с досадой махнул рукой и отправился спать. Столько трудов — и все даром. Он-то рассчитывал поймать преступника, а какая-то лесная колючка его нисколько не интересовала.

На шум и лай прибежала Нина Сергеевна.

— Что вы здесь делаете, почему не спите?

— Да вот, — указал Артем на ежа. — Проник в дом, а Ромка решил, что это грабитель.

— Он и вчера, оказывается, приходил, — вставила Лешка. — Мы, правда, его не видели, а только слышали, как он топает, и не догадались, что это еж.

Нина Сергеевна ни капельки не удивилась.

— Этого ежика я давно знаю, он в нашем саду живет. Я ему каждый день молоко наливаю, может быть, видели блюдечко под яблоней? Ежи очень полезные, огороды от вредителей оберегают.

Об этом Лешка слышала, а еще она где-то читала, что они любят белый хлеб, молоко и мясо, и вообще большие обжоры — в день съедают столько, сколько сами весят. Но молоко из его блюдечка вчера, конечно же, вылакал Дик: она сама видела, как пес бегал под яблоню. Тогда же он, наверное, и неудачно понюхал невиданное колючее создание. А ежик, не найдя своей привычной еды, отправился на ее поиски и, скорее всего, унюхал, что из окна кухни пахнет колбасой, которую оставил на столе Ромка.

— Но как он мог сюда залезть? — тоже недоумевала Нина Сергеевна, — Никогда не слышала, чтобы ежи по стенам лазили.

— Я, кажется, понимаю как. — Артем подозвал всех к окну и указал на росшее под ним дерево. — Видите, какое короткое расстояние отсюда до его ствола? Еж упирался лапками в стену, анголками — в дерево, или наоборот. Колючки ему не только для защиты служат.

— А обратно шмякался на них, как на амортизаторы, — добавила Лешка.

Ежик на миг высунул из-под клубка остроносую мордочку, пошипел-пошипел, развернулся и придвинулся к желанному бублику.

— Какой же он хорошенький! — умилилась девочка. — А пусть он у нас живет. Мы его назовем… Как же его назвать-то?

— Бубликом! — подал голос Ромка. Он хоть и собрался спать, но не усидел, вернее, не улежал в одиночестве и снова спустился вниз. — А еще лучше — Кренделем, круглый потому что. Но только учти, что ни на какую кличку он отзываться не станет. Ежи глупые, не приручаемые и дрессировке не поддаются. В городских домах они, кстати, быстро погибают. К тому же в их иголках полно клещей, среди них даже энцефалитные попадаются. Ежи — разносчики заразы, ясно тебе? Хочешь, чтобы все его клещи на твоего Дика перешли?

— Все-то ты знаешь, — дернула плечом Лешка, однако к словам брата прислушалась. Клещей она боялась больше всего на свете. Если они заберутся в густую собачью шерсть, то их там сроду не найти, а

Дик может заболеть и погибнуть. К тому же не далее как вчера она зареклась заводить новых животных.

— Пусть живет в саду, как и жил, — сказал Артем.

Завернув ежа в полотенце, он взял его в руки и вынес из дома. Лешка заперла Дика в своей комнате, нашла две мисочки, в одну налила молока, в другую положила кусочки колбасы, мяса и самый большой бублик и побежала за Артемом. Ромка идти не хотел, но тоже потащился в сад.

Под большой яблоней Артем развернул полотенце и выкатил ежика на траву. Вскоре клубочек распрямился, еж юркнул под куст смородины и затаился. Друзья отошли подальше и выбрали место, чтобы ветер дул в их сторону — Ромка сказал, что у ежиков плохое зрение, но замечательный нюх, — и ребята стали ждать, что он будет делать дальше. Не прошло и нескольких минут, как колючий гость подбежал к миске с молоком и, никого не стесняясь, громко заурчал и зачмокал.

Лешка обрадовалась.

— Будем каждый день носить ему сюда еду, и тогда он к нам совсем привыкнет.

— Так все люди и делают, — кивнул Артем.

Глава V

В ПОИСКАХ РОМКИ

Наутро Лешка побежала под яблоню проверить, все ли съел их новый колючий знакомый. Все миски были пустыми, значит, их угощение ему понравилось. Она забрала из сада посуду, чтобы ее помыть, и весь день нет-нет да и думала о том, как там ежик. Спит, наверное, себе в какой-нибудь ямке, ежи — животные ночные.

А перед тем, как ложиться спать, они с Артемом отправились в сад с молоком, мясом и белым хлебом и, так же как и вчера, поставили миски на землю и отошли в сторонку. И ежик вскоре прибежал и сразу сунул мордочку в миску с молоком.

А на следующий вечер они заигрались в бильярд у Сашки Ведерникова и домой пришли поздно. Вспомнив о некормленом еже, Лешка снова наполнила миски и в сопровождении Артема помчалась в сад. И каково же было их изумление, когда лесная зверушка подбежала к еде, не успела девочка поставить ее на землю.

— А Ромка говорит, что они неприручаемые. Смотри, совсем ручной ежик, — прошептала Лешка и, присев на корточки, дотронулась мизинцем до иголки. Ежик фыркнул, словно хотел сказать: «Не мешай мне», — и продолжал чмокать дальше.

А еще на следующее утро к их даче подкатила старая светлая «Волга», и из нее вылез улыбающийся во весь рот Венечка. Конечно же, он был со своей неизменной, набитой всякой всячиной сумкой и в белой — по случаю жары — кепочке. Венечкин отец поздоровался с ребятами, поговорил с Ниной Сергеевной и, убедившись, что его сын будет жить под присмотром и в хороших условиях, уехал.

6
{"b":"133427","o":1}