ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Нет, я имею в виду не настоящие привидения, а., ну, что-то типа галлюцинаций, вызванных факторами окружающей среды. Может быть, какие-то специфические больничные запахи, может быть, химический состав здешней воды в сочетании с тем или иным препаратом, который дают пациентам… Словом, — непредусмотренное сочетание разных факторов, о части из которых мы сейчас просто не имеем информации. Кто знает, что таится в этом старом здании? Может быть, там в подвале, где никто не бывал уже лет десять, растут какие-нибудь грибы, которые вызывают галлюцинации, потерю памяти или отделение духа от тела..

— Знаешь, Скалли, в твоей гипотезе, конечно, есть некое благородное безумие, но, по-моему, все это напоминает детский песочный замок. Ткни твою версию пальцем — и она рассыплется.

— У тебя есть другие версии?

— Нет. Но мне кажется, что сейчас ты ищешь черную кошку в темной комнате. Я же подозреваю, что ее там вообще нет, а все дело не стоит выеденного яйца. Мишель Чартере просто терпеть не может свою работу, но хочет вылететь отсюда не со скандалом, а с почетом. Да еще получив при этом нехилую компенсацию. Как ты помнишь, такую штуку она пыталась проделать здесь уже не раз.

Скалли остановилась, обернулась к Молдеру и внимательно посмотрела ему в лицо:

— Ты же сам смотрел заключение травматолога и прекрасно помнишь, что врач наложил ей на лицо тринадцать швов. Плюс еще синяки на бедрах и запястьях, удар по голове и легкое сотрясение мозга. Ты хочешь сказать, что она все это подстроила сама?

Молдер неопределенно пожал плечами. Действительно, в этом деле имелась странность, — но слишком уж ему не хотелось сворачивать расследование в сторону мистики. Идиосинкразия, наверное…

— Вот что, — решительно произнесла Скалли, — ни по какому городу мы гулять не будем, а поедем обратно в больницу. У меня есть сильное желание поговорить еще с несколькими пациентами. Может быть, удастся выяснить кое-что новое. В конце концов, крюк до больницы небольшой, а самолет наш вылетает только вечером..

Больница «Exctlsis dei convalestion»

Уорчестер, штат Массачуссетс

— Посмотри, это ведь буквально ярмарка для гурманов. Ну, будь же хорошей девочкой, попробуй хотя бы один из экспонатов! Ну, пожалуйста, открой ротик…

Санитар Харт пел слащавым голосом, но лицо его выражало крайнюю степень тоски и отвращения. Возможно, старушка-херувим, которую он тщетно пытался накормить, ощущала чувства санитара и поэтому старательно отворачивалась от ложки.

— Нет, нет, я не хочу…

В тот момент, когда она это произнесла, Харту удалось сделать ловкое движение и просунуть ложку между зубами пациентки.

Старушка машинально сглотнула и тут же, подавившись, звонко раскашлялась. Брызги манной каши разлетелись по всей палате, но большая часть их все же угодила на халат Харта. Он скрипнул зубами и бросил ложку на столик, с которого пытался кормить больную:

— Прекрасно, Дороти! Если тебе так угодно, можешь умирать с голоду! Мне плевать! Возиться с тобой я больше не намерен.

Почти то же самое происходило и в соседней палате, где обитал Лео Кройцер. За тем исключением, что художника никто не кормил он ел сам. Точнее, задумчиво сидел над передвижным столиком с манной кашей, огуречным салатом и маленькой тарелочкой печеночного паштета. Взгляд старика упирался куда-то — в угол, о стоящей перед ним еде он давно забыл.

— Лео, почему ты ничего не ешь? — мягко спросил вошедший в палату Данг. — Ты должен есть все, иначе тебе не выздороветь. В чем дело?

— Дело в Дороти, — неожиданно ответил Лео. — Ей необходимо больше. Нам обоим надо больше…

Очевидно, Данг понял, что старый художник имел в виду не стоящую перед ним пищу. Он нахмурился:

— Лео, тебе вполне достаточно этих таблеток.

— Нет, — упрямо повторил старик. — Нам нужно их гораздо больше. Может быть, другим этого и хватает, но только не нам.

— Ну, все! — видимо, Данг тоже смог разозлиться. — Ешь, что тебе дают! Я приду через полчаса и заберу у тебя пустой поднос.

Через полминуты после ухода Данга из коридора послышалось легкое шуршание колес и в проеме полуоткрытой двери появился силуэт инвалидной коляски. Старушка-херувим ничего не произнесла и лишь загадочно улыбалась, глядя на Лео.

— Все в порядке, Дороти, — улыбнулся он в ответ. — Не волнуйся. Я думаю, что у Стэна где-то еще припрятаны таблетки. Все будет хорошо…

— Послушай, папа, но почему ты так упорствуешь? — удивлялась женщина в строгом деловом костюме, склонившись над мистером Филипсом. Пациент Стэн Филипс, хмуро нахохлившись, сидел у стола в директорском кабинете и демонстративно глядел в окно, где на подоконнике деловито чистила перья чем-то похожая на него галка.

— Я не упорствую, — нехотя произнес он наконец. — Мне действительно здесь очень нравится и я не хочу отсюда никуда уезжать…

— Но ведь год назад ты чуть ли не на коленях умолял нас, чтобы мы забрали тебя отсюда! — в голосе женщины чувствовалось неподдельное удивление, судя по всему, весьма непривычное для нее. — Так вот, времена меняются, и сейчас мы с Джеком имеем такую возможность.

Старик продолжал демонстративно молчать, и женщина решила слегка изменить тон.

— Папа, нам всем очень неприятно, что с мистером Арнемом произошел этот несчастный случай…

— Его звали не Арнем, а Адамс.

В этот момент в кабинет директора вошел санитар Харт.

— Мистер Филипс, я закончил паковать ваши вещи. Посмотрите, пожалуйста, сами и убедитесь, что я ничего не забыл.

Старик молча поднялся со стула и вышел из кабинета, не удостоив взглядом никого из присутствующих. Женщина вопросительно посмотрела на санитара. Харт широко улыбнулся в ответ.

— Не беспокойтесь, миссис Керни, все будет в порядке. Подъезжайте на машине к заднему входу, сейчас мы выведем его туда. Это наша работа, и мы делаем ее хорошо.

— Спасибо, — кивнула женщина. Санитар опять улыбнулся и исчез. Он действительно испытывал неизмеримую радость, почти эйфорию: наконец-то можно будет забыть этого зловредного старика, как страшный сон.

Скалли заглянула в дверь кабинета и, увидев незнакомую женщину, сделала вид, что смутилась:

— Простите, а где же доктор Симпсон?

— Она ненадолго вышла и появится минут через пять, — охотно ответила миссис Керни. — Могу я вам чем-нибудь помочь?

— Да, мы хотели бы поговорить с пациентом, мистером Филипсом…

— Я его дочь. А в чем, собственно, дело?

На этот раз делать вид, что удивлена, Скалли не пришлось. Впрочем, теперь пусть удивляется эта деловая мымра..

В кабинет протиснулся Молдер:

— Мы работаем в ФБР, — он продемонстрировал раскрытое удостоверение. — Нам хотелось бы задать вам пару вопросов относительно курса лечения, который проводился вашему отцу.

— Вы успели очень вовремя, — удивительно, но внешне дама сохранила полную невозмутимость. — Сейчас ему собирают вещи. Я хочу отвезти его домой.

День был яркий и солнечный, в осененном кленами больничном парке царили покой и благолепие. Очень здорово, что Скалли, если это ей нужно, профессионально умеет находить общий язык почти со всеми людьми. Вот и сейчас миссис Керни беседовала с ней очень охотно. Молдер спускался с крыльца на несколько шагов позади и внимательно вслушивался в разговор двух женщин.

— Очень жаль, что две наши девочки почти не навещали дедушку. Но они слишком испугались этой больницы, когда я привезла их сюда в первый раз.

— Здесь все боятся, — кивнула Скалли. — Включая даже пациентов. Наверное, гнетущая атмосфера этой больницы действует на человека помимо его сознания.

— Возможно. Мы очень сожалеем, что пришлось отправить отца в дом для престарелых, но у нас с Джеком просто не было иного выхода. Тогда я стала вторым вице-директором фирмы, а он получил должность генерального менеджера в своей конторе… Понимаете, иногда нам приходилось работать двадцать четыре часа в сутки, а врач сказал, что за больным отцом требуется постоянный уход. Плюс еще эта атмосфера в доме, а у нас к тому же дети… Теперь же доктор сказал, что папе стало гораздо легче, да я и сама это вижу.

7
{"b":"13343","o":1}