ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Левая рука Харта сорвалась и повисла в воздухе, а холодное прикосновение уже ощущалось и на правой руке. И вот тут-то он закричал по настоящему.

Будто в ответ на крик над карнизом появилось лицо следователя ФБР, — кажется, его звали Молдер. Следователь был деловит и сосредоточен.

— Давай сюда руку! — произнес он, нагнувшись и протягивая свою.

Харт как можно сильнее напряг правую руку, вцепившуюся помертвелыми пальцами в карниз и вытянул левую навстречу следователю. Тщетно — между их сблизившимися пальцами оставалось не более четырех дюймов. Следователь пошевелился, покрепче цепляясь другой рукой:

— Не бойся, все будет в порядке. Осталось совсем немного. Держи!

Харт из последних сил попытался подтянуться на одной правой руке. Расстояние между их вытянутыми пальцами медленно, но неуклонно сближалось. Два дюйма, один… Руки коснулись друг друга. Харт рванулся, и следователь сомкнул пальцы на его кисти…

Поздно! Ногти судорожно сжавшихся пальцев скользнули по ладони Молдера, оставляя на ней глубокие царапины. Санитар закричал, и теперь в этом крике слышался животный ужас. Побелевшие пальцы второй руки, отчаянно цеплявшиеся за карниз, разжались. Отчаянный крик канул вниз и оборвался звуком коснувшегося твердой поверхности тела. Затем наступила звенящая тишина.

* * *

— Ты уверен, что тебя действительно толкнули в спину?

— В том-то и дело, Дэйна, что я абсолютно ни в чем не уверен. Вполне возможно, что мне это показалось. Я действительно очень рисковал, высунувшись из окна так сильно и цепляясь за раму одной рукой. Еще немного и я сам бы мог потерять равновесие и отправиться вслед за беднягой-санитаром. Хотя, с другой стороны, если бы я рискнул, не исключено, что мне удалось бы его спасти. Представляешь, там ведь оставалось всего пара дюймов, и парень остался бы жив…

— Выброси это из головы, Фокс. Ты сделал все, что мог. Лучше объясни, что в этот момент делал Стэн Филипс и где ты его обнаружил.

— Понятия не имею. В смысле, не имею понятия, где в это время находился старик. Но, когда я вылез с чердака обратно, он торчал на площадке третьего этажа рядом с лестницей.

— То есть он вполне мог незаметно подкрасться сзади и столкнуть санитара вниз? А затем попытаться проделать то же и с тобой?

— Возможно. Но для этого надо было обладать нечеловеческой ловкостью, да вдобавок превосходно ориентироваться в этом пыльном лабиринте. Если бы на месте Стэна Филипса был молодой человек лет двадцати, я еще мог бы поверить в такой финт…

— Но ты хотя бы можешь сказать — был Филипс на чердаке или нет?

— Мне кажется, что был. Но подтвердить эту мою уверенность можно будет только тогда, когда мы с фонарями заберемся туда снова и проверим все отпечатки следов на пыли.

— Тогда пошли и сделаем это немедленно… В этот момент в кабинет директора, где находились Молдер со Скалли, вихрем ворвался главный врач. Его белый халат был застегнут только на одну верхнюю пуговицу, а лицо и голос мистера Грейвза выражали крайнюю степень ошеломления.

— Мне сообщили, что санитар сорвался с крыши… разбился насмерть… Вы видели, как это произошло?

— Да, — кивнул Молдер. — Все случилось буквально на моих глазах. Либо он свалился сам, либо его кто-то вытолкнул.

— Но кто это мог сделать? И за каким чертом он вообще полез на эту крышу?

— Предполагаю, что погнался за Стэном Филипсом, когда тот попытался от него сбежать.

— Неужели вы полагаете, что Стэн… мог его столкнуть?

— Доктор, — Молдер глубоко вздохнул. — За последние двадцать четыре часа в вашей больнице умерли два человека. И в обоих случаях Стэн Филипс оказывался рядом. Согласитесь, что это не может не навести на некоторые подозрения…

— Послушайте, но ведь у Стэна Филипса больные ноги и не слишком здоровое сердце. Если не верите, можете посмотреть его историю болезни. Он просто не смог бы сбежать от санитара и забраться на чердак!

— Тем не менее, он это сделал. Во всяком случае, я обнаружил его на третьем этаже, а не на втором, где находится его комната.

— Каким образом он туда попал? — доктор Грейвз был искренне удивлен, — Ведь у центральной лестницы находится дежурный, а все выходы на пожарную закрыты.

— Вы ошибаетесь. Я проверял специально: закрыт был только выход на пожарную лестницу с первого этажа, да и то на хлипкий замок. Выходы на второй и третий этаж были открыты. Также открыты оказались выходы с пожарной лестницы на чердак и в подвал. Кстати, кто у вас в больнице отвечает за состояние неиспользуемых помещений?

Доктор Грейвз замялся.

— Вообще-то санитар Данг Бантау… ну, этот самый малаец, вы его видели. Но, если говорить совсем честно, это лишь одна из многих его обязанностей…

— То есть формально виновного в том, что двери оказались незапертыми, найти будет невозможно? — подытожил Молдер. — Ладно, оставим это на потом. У меня к вам есть еще один вопрос, доктор. Вы получили из патологоанатомической лаборатории заключение о смерти?

— На Хэла Адамса? Нет, но мне должны были переслать его по факсу сегодня утром.

— Не могли бы вы посмотреть, пришло оно или нет?

— Конечно. Давайте прямо сейчас поднимемся в мой кабинет. А что вы надеетесь в нем найти?

Молдер пожал плечами и улыбнулся:

— Пока еще не знаю.

— Почему отца снова допрашивали? — спросила у Скалли встревоженная миссис Кер-ни. Она еще не совсем отошла от зрелища смерти санитара и продолжала комкать в дрожащих пальцах носовой платок. Тушь в уголках глаз поплыла синими разводами, придавая женщине заплаканный вид.

— Обычная процедура, — Скалли улыбнулась как можно милей. — Да вы не волнуйтесь, ничего особенного.

— Его что, могут снова оставить здесь?

— Это вам лучше спросить у доктора Грей-вза. Мы здесь совершенно ни при чем. Извините, — Скалли подняла вверх правую ладонь, демонстрируя желание прервать разговор. — Я думаю, что ваш отец уже свободен, и вы можете поговорить с ним. А мне сейчас нужно найти директора.

— Спасибо вам большое! — миссис Кер-ни быстрыми шагами направилась к переходу в восточное крыло, где размещался кабинет директора. А Скалли сделала пару шагов в сторону, к приоткрытой двери комнаты дежурных медсестер, откуда слышались жене-, кие голоса.

— И как же, по-вашему, я справлюсь в одиночку со всем вторым этажом? — сварливо спрашивала Мишель Чартере. — Может быть, вы считаете, что у меня восемь рук и четыре ноги, а также, что я умею летать на крыльях?

— Не знаю, — голос миссис Симпсон был совершенно усталым. — Поверьте, мисс Чартере, у меня сейчас и без того куча проблем, чтобы разбираться еще и в ваших. Мы платим вам за сверхурочную и ночную работу, но и вам придется поработать за двоих, пока нам не удалось нанять еще одну медсестру. В конце концов, с вами же будут дежурить еще два санитара..

— Как бы не так! — по голосу Чартере было видно, что она криво усмехнулась. — Они совершенно отказываются меня слушаться. А Лесли Апшоу в последнюю ночь вообще не явился на работу.

— Вот как? — миссис Симпсон явно была в затруднении. — Хорошо, милочка, я постараюсь что-нибудь сделать. Только вот на эту ночь вряд ли что-нибудь удастся изменить…

В воздухе повисла пауза. Потом Мишель Чартере явственно всхлипнула. Скалли не поверила своим ушам. Но в голосе Мишель, когда она заговорила вновь, слышались с трудом сдерживаемые слезы.

— Я боюсь, мне здесь страшно. И им страшно, но они только смеются и не ходят на работу. Одному Дангу не страшно, но я и Данга боюсь. У нас в больнице что-то нечисто: сначала мистер Адаме, затем Харт…

— Да ладно, не волнуйся, что-нибудь придумаем. А пока подежурь хотя бы еще одну ночь..

Выйдя в коридор, Симпсон заметила Скалли и приветливо кивнула ей:

— Очень хорошо, что вы уже здесь. Тогда мы сможем осмотреть палаты прямо сейчас.

Западное крыло больницы было почти не заселено, по табличкам на дверях Скалли могла определить, что только четыре или пять палат имели своих жильцов. Дверь в одну из палат была распахнута настежь, старушка-херувим Дороти со своим инвалидным креслом стояла прямо в дверном проеме и что-то резко выкрикивала своим тоненьким голоском, обращаясь внутрь комнаты.

9
{"b":"13343","o":1}