ЛитМир - Электронная Библиотека

— Э-э, нет! Кажется, у котяры — свой ключ… Видела, куда он шмыгнул?

— Куда?

— Вот сюда. Посмотри, я посвечу. Внизу. Здесь лаз. Здесь тяга. За стеной — пустоты… Ну-ка, ну-ка!

— Молдер, не сдирай картины! Поаккуратней! Молдер, ведь все-таки произведения искусства!

— Не горящий очаг на куске старого холста — и ладно!.. Скалли! Дверь! Здесь дверь. Ну-ка, ну-ка… Стой здесь. Я сейчас.

— Молдер, не ходи туда! Там темно!

— А фонарик? Дай.

— Молдер, но здесь тоже темно! Молдер! Ты хочешь оставить меня без фонарика? В темноте?

— Стой и молчи! Я сейчас!..

— Молдер? Как ты там? Молдер, не молчи! Молдер, что там у тебя? Молдер!

— Здесь куча горгулий! Целая куча!

— Ж-живые?

— Скалли, не сходи с ума! Они все — из глины. В натуральную величину. То есть, тьфу, в натуральную человеческую величину.

— Молдер, зачем бы Магулии прятать их в потайную комнату? Ну, не молчи, Молдер!

— Брысь, сволочь!

— Т-ты… мне?!

— Коту, срань господня!

— А он там, да?

— Куда он денется! Брысь, сказал!

— Молдер?

— Представляешь, эта сволочь пометила меня!

— Молдер, только не бей котика!

— Я его бить не буду! Я из него шмазь сотворю!.. Иди сюда! Ид-ди сюда, сволочь, кому сказал!

— Т-ты… мне?!

— Ему!

— Молдер! Может, скажешь, что у тебя там происходит?!

— Представляешь, эта сволочь прыгнула от меня на голову горгулий и уселась! Мне до него даже не достать!

— Ой, какой умный!

— Ты про меня?

— Про котика. А что он сейчас делает? Ну что?

— Сейчас эта сволочь шипит и точит когти об башку этой глиняной уродины. Ну, что уставилась на меня своими базедовыми глазами,сволочь?!

— Т-ты… мне?!

— Ему! Он, сволочь, расколупал эту глиняную башку до… О, Господи!

— Молдер?

— О-о-о, Гос-с-споди!

Если атеист Молдер восклицает «О, Господи!», да еще с такой экспрессией, то — что же там такое?!

А такое! Под слоем глины, раскорябанной кошачьими когтями — череп. Не глиняный!.. А если дальше отколупнуть? О-о-о, Гос-с-споди! Случайно ли все статуи горгулий в натуральную человеческую величину?! Знаете ли вы, что такое — человек в футляре?! Нет, вы не знаете, что такое человек в футляре! А спецагент Молдер теперь знает…

Человек, а точнее, мумия (давно стоим, отцы!) — в футляре. В глиняном. По анекдоту: «Похороны дорого? Памятник на могилке дорого? А ты наполовину закопай, наполовину покрась!»

Но — не анекдот. Если анекдот, то скверный. Скверный анекдот…

— О-о-о, Гос-с-споди!

Госпиталь св. Терезии Вашингтон, округ Колумбия

— Доктор? Как состояние пациента Рэма Орбитмэна?

— Вы — родственник?

— Я лейтенант Цинциннат Хачулия, группа поддержки следствию, ФБР.

— О! У Рэма Орбитмэна такие родственники!

— Я не родственник.

— Отрадно.

— Доктор?

— Будь вы родственником, вы бы очень огорчились.

— Он так плох?

— Мы наблюдаем за ним круглосуточно. Однако… В общем, ему еще крупно повезло, что он до сих пор жив. Или не повезло.

Не знаю, что бы лично я выбрал на его месте, тьфу-тьфу-тьфу… Простите. Мисс! Мисс, а вы куда?! Сюда нельзя! Мисс!

— Я хотела бы взглянуть на пациента Рэма Орбитмэна.

— Да что вы все, сговорились сегодня?! Не на что тут смотреть! Сплошные бинты! Кокон!.. Вы родственница?

— Я спецагент ФБР Дэйна Скалли!

— Точно, сговорились!

— Доктор, оставьте нас одних. С этим молодым человеком.

— Мисс, палата интенсивной терапии не самое подходящее место для рандеву с молодым человеком.

— Доктор!!!

— Как угодно, впрочем. Но учтите, камеры слежения здесь в палате работают.

— Учтем. Идите, доктор, идите… Цинци?

— Мы перевернули студию Магулии вверх дном. Еще пять тел. Закатанных в глину. Все — молодые мужчины. У всех лица обезображены. У всех в области паха… ну, в общем…

— Я поняла. М-да… Сказать, что до свадьбы заживет, — значит, быть беспочвенным оптимистом. Свадьбы не будет… Как и у семи предыдущих жертв.

— У восьми. Еще Рэм Орбитмэн — вот…

— Этот… кокон на койке и есть Рэм Орбитмэн?

— По крайней мере, он все-таки жив. Пока…

— Но сказать ничего не в состоянии?

— Да уж. Язык…

— А Патерсон? Что он хоть говорит?

— Что он может сказать?! Полный провал. Три года работы — и коту под хвост.

— Гм, что коту, то коту. Если бы не кот, Молдер бы не обнаружил… то, что он обнаружил.

— Агент Молдер — это высокий класс!

— Правда? А мне показалось, вы его недолюбливаете.

— Это он меня недолюбливает.

— Извините его, Цинци. Это из-за Патерсона. Вы работаете с Патерсоном рука об руку. А тот невысокого мнения о способностях Молдера и мнение это выражает где ни попадя.

— Да слышал я это мнение! И сколько раз! Но, однако, агент Скалли, несмотря на это, Патерсон сам настоял перед Скинне-ром, чтобы именно Молдер был придан нашей группе.

— Правда? Невероятно!

— Невероятно, но факт. Непредсказуемый он наш!

— Вы о Патерсоне, Цинци?

— О нем, о родимом! Что такое Патерсон? Пара бутылок пива после бессонной ночи — и он готов рассказывать и рассказывать о себе-родимом в таких превосходных степенях, что нобелевские лауреаты корчатся от комплекса неполноценности.

— Правда? А мне показалось, вы его боготворите.

— Вам показалось. Я просто блюду приличия и субординацию. Работаем же вместе.

— Тогда… блюдите. Он идет сюда к нам.

— Черт побери! Нигде от него не скрыться! Хоть на часок! Хоть в палате интенсивной терапии!.. О-о, мистер Патерсон! Как нам вас не хватало!

— Цинци? Агент Скалли?.. А где агент Молдер?

— В библиотеке.

— Ну, компания! Интеллектуалы! Одни по арт-галереям прохлаждаются, другой книжки в библиотеке читает! Работать кто будет?!

— Мистер Патерсон! При всем моем к вам уважении, хочу напомнить, что именно мой напарник обнаружил потайную комнату вместе с ее… содержимым. Ваша же группа при задержании Джорджа Магулии эту комнату прохлопала.

— Моя группа проводила силовое задержание, агент Скалли, а не рутинный обыск.

— Вы, конечно, схватили подозреваемого. Честь и хвала! Но преступления продолжаются, не так ли? И вот, на койке, — яркое тому свидетельство.

— Это — пострадавший?

— Это пострадавший.

— Он сообщил о приметах нападавшего?

— Он не в том состоянии… И, вообще, непонятно, выживет ли… Ой, кажется, у него агония!

И то верно — стоило полковнику Патерсону объявиться в палате, забинтованный кокон задергался, затрепыхался. Зуммеры запищали, кривые в мониторах запрыгали.

Агония?

— Доктор! Доктор!

— Так! Я требую, чтобы все покинули палату! Это я вам как врач говорю! И вы, мисс, и вы, молодой человек! А вы кто, мистер?

— Я глава орготдела ФБР, полковник Патерсон!

— Н-нашествие! Точно, сговорились!.. Не родственник?

— Кому?

— Больному Рэму Орбитмэну.

— Нет.

— Тогда попрошу на выход. Па-а-апрошу!

Университет Джорджа Вашингтона Библиотека, читальный зал Вашингтон, округ Колумбия

Книга — источник знаний. В таком случае, жаждущих — по пальцам одной руки пересчитать. Да что там! По пальцу! Один… а всё. Более никого. Один Фокс Молдер над книжным вымыслом корпит:

«Химера — (др-гр. миф.) тератоморфное существо, порожденное Эхидной и Ти-фоном. См. Аполлодора: „Не только один человек, но даже целое воинство не могло бы одолеть чудовище. Передняя часть туловища Химеры была львиной, хвост — дракона, из трех же ее голов находящаяся посреди туловища была головой козы и из-рыгала пламя. Химера опустошала землю и губила скот“. Победил Химеру герой Бел-лерофонт, перед тем подчинивший себе крылатого коня Пегаса. См. Р. Грейвса „Мифы Др. -Гр.“ ): „Беллерофонт одолел Химеру, сначала взлетев над ней на Пегасе и осыпав ее стрелами, а затем протолкнув концом копья кусок свинца меж ее челюстей. Огненное дыхание Химеры расплавило металл, и он потек ей в глотку, прожигая внутренности“.

14
{"b":"13345","o":1}