ЛитМир - Электронная Библиотека

— Каким углом?

— Внутренние разборки международных террористов, соперничающих друг с другом за сферы влияния и, соответственно, уничтожающих друг друга. Чеченцы и примкнувшие к ним грузины;

— Молдер, что ты мелешь?!

— Кофе! Будешь кофе? После твоих булочек всухомятку всего шаг до заворота кишок. И шаг этот, кажется, уже сделан.

— Заворот мозгов у тебя, а не кишок! Разборки, понимаешь! Террористов, понимаешь! Чеченцев-грузин, понимаешь!.. Последняя жертва, Адонис Кастракис, кстати, грек.

— Сама говорила, греки — почти грузины.

— Не передергивай! Я говорила, грузины — почти греки.

— Что в лоб, что по лбу!

— Ох, Цинци Хачулия тебя не слышит!

— Еще услышит! Потом. Если захочет… Ладно! Чеченцы и примкнувшие к ним грузины и примкнувшие к ним греки. М-м? Все жертвы — мужчины от семнадцати до тридцати трех лет, самый подходящий возраст для действующих боевиков, от нижней до верхней границы. М-м? Характер нанесенных травм, несовместимых с жизнью, — тоже по почерку присущ боевикам. М-м?

— Бред!

— Что наша жизнь, как не упорядоченный бред, Скалли? Вот меня и занимает сейчас, исключительно из чистого любопытства хотя бы, — группа Патерсона, три года пыхтящая над этим делом, пробовала упорядочить список жертв, исключительно из чистого любопытства хотя бы?

— Согласись, моя версия не хуже любой другой?

— Согласись, моя версия всяко лучше фантазии с маньяком-одиночкой и вселившимся в него злым духом?

— Согласись, моя версия, как минимум, реально поддается проверке на прочность — достаточно пройтись по списку жертв, прочесать всю базу данных на них?

— Скалли?!

— Я думаю, думаю.

— И?

— Соглашусь, пожалуй.

— Ну наконец-то!

— Но и ты согласись — версия с духом, вселившимся в Магулию, имеет право на жизнь.

— Имеет, имеет…

— Ну наконец-то!

— …но не может.

— Молдер!

— Хорошо-хорошо. Там видно будет.

— Где — там?

— В Лортонской тюрьме. Надо посмотреть на этого Магулию.

— Надо.

— Но и список жертв изучить надо.

— Надо.

— Но и выспаться надо.

— Надо.

— Вот хорошая девочка! Само послушание!

— Да иди ты к черту, Молдер!

— Уже в пути!

Лайонел Локридж. 28 лет, белый, холост, род занятий — археолог, прож. — г. Атланта, штат Джорджия. Обнаружен в раскопе поселения Эйрика Рыжего. Травмы, несовместимые с жизнью, — выколоты оба глаза, отрезаны язык и гениталии.

Мейсон Кепвелл — 19 лет, белый, холост, род занятий — бас-гитарист кантри-группы «Трава у дома», прож. — г. Луисвилл, штат Кентукки. Обнаружен на траве у дома. Травмы, несовместимые с жизнью, — выколоты оба глаза, отрезаны язык и гениталии.

Круз Кастилъо — 33 года, белый, холост, род занятий — частный детектив, прож. — г. Бостон, штат Массачусеттс. Обнаружен в аллее парка аттракционов, в кабинке большого колеса обозрения. Травмы, несовместимые с жизнью, — выколоты оба глаза, отрезаны язык и гениталии.

Керк Крэнстон — 31 год, белый, холост, род занятий — дизайнер-интерьерщик, прож. — г. Конкорд, гит. Иъю-Гэмпшир. Обнаружен в интерьере Дизайн-центра. Травмы, несовместимые с жизнью, — выколоты оба глаза, отрезаны язык и гениталии.

Кейт Тиммонс — 24 года, белый, холост, род занятий — грузчик-такелажник, прож. — г. Джэксонвилл, штат Флорида. Обнаружен в портовом таможенном складе. Травмы, несовместимые с жизнью, — выколоты оба глаза, отрезаны язык и гениталии.

Крис Картер — 27 лет, белый, холост, род занятий — водопроводчик, прож. — г. Уилмингтон, штат Северная Каролина. Обнаружен в подвале супермаркета. Травмы, несовместимые с жизнью, — выколоты оба глаза, отрезаны язык и гениталии.

Адонис Кастракис — 21 год, белый, холост, род занятий — натурщик, прож. — г. Вашингтон, округ Колумбия. Обнаружен у центрального входа в Университет им. Джорджа Вашингтона. Травмы, несовместимые с жизнью, — выколоты оба глаза, отрезаны язык и гениталии.

Имена-фамилии, однако! Будто из «мыльных» сериалов специально надерганы. Типа «Сайта-Барбары», типа «На острие». Но маловероятно, что жертвы стали жертвами из-за имен-фамилий. Хотя, если по совести, затаенная мечта всякого полноценного телезрителя — уничтожить под корень всю эту говорливую сериальную братию. И желательно с особой изощренностью — глаза им выколоть, язык отрезать, гениталии оторвать. В крайнем случае, как полумера, — ногами запинать до полусмерти. Возражения от обожателей «мыла» не принимаются — сказано, речь о полноценном телезрителе.

Хорошо, что Фокс Молдер не смотрит «мыльные» сериалы, не отвлекается на виртуальную чепуху. Реальная жизнь богаче наших представлений о ней. Тем более, богаче убогих представлений «мыльных» виртуалыциков.

Тут вам не там, виртуалыцики!

Тут — семь жертв за три года.

Закономерностей во всех семи убийствах не обнаружено (кроме характера травм, разумеется!).

Разве что:

Все семеро — белые.

Все семеро — холостяки.

Все семеро — из восточных штатов.

И все семеро — внешне весьма привлекательны, судя по картинке, услужливо предоставленной компьютером по каждой персоналии.

Впрочем, не Фоксу Молдеру судить о привлекательности других мужчин. Он не гомик, чтобы обращать специфически-пристальное внимание на однополых: ка-акой милый!

Но что есть, то есть, — «великолепная семерка» объективно, что называется, не уроды (при жизни, а не после нанесения им травм, несовместимых с жизнью, разумеется).

Не здесь ли кроется причина превращения их в жертв? Холостяки — белые и привлекательные. Белые и привлекательные — почему холостяки? Геи?

Положим, Адонис Кастракис, Тэд Локридж, Мэйсон Кепвелл, и, с некоторой натяжкой Круз Кастильо — геи. Все-таки по роду занятий личности творческие. Но грузчик-такелажник и водопроводчик — определенно, не геи, а обыкновенные педерасты. Ну да то нюансы, важные в среде геев-педерастов!

Положа руку на сердце, Фоксу Молдеру начхать — хоть летающим фаллосом назовись, только на чужую задницу не претендуй. В конце концов, лучший источник, с которым Фоксу Молдеру доводилось сотрудничать, имел оперативный псевдоним Глубокая Глотка, но был сугубым натуралом по части сексуальной ориентации.

Однако, если эта самая «великолепная семерка» — гомики, то напрашивается вариант… В среде гомиков чувства-эмоции аффектированы, преувеличены, надрывны. Из чувства ревности готовы задушить про-ти-ивного — Отелло понуро курит в сторонке, а дедушка Фрейд хлопает в ладоши, подпрыгивает и радостно вскрикивает: «Я говорил! Я говорил!». И если окажется, что и подозреваемый Джордж Магулия нетрадиционно ориентирован… Он ведь тоже холост? Темпераментный мужчина Востока — и холост!.. Тогда мотив налицо. И отстри-гание у жертв гениталий вкупе с языком — логически оправдано. С точки зрения голубой логики, конечно. Мол, так не доставайся же ты никому!

— Он не гомик, Молдер. И семеро жертв Магулии — не гомики.

— Доподлинно?

— Доподлинно. Вот медицинские карты каждого из них.

— Жаль. Версия напрашивалась.

— У тебя и версия с чечено-грузино-греческими боевиками напрашивалась.

— Ну, извини. Один — один, Скалли.

Что-что, а на членов чечено-грузино-греческой организованной преступной группировки никто из жертв не тянет. Ни по роду занятий, ни по стажу проживания в США, ни по именам-фамилиям, наконец. Разве что Адонис Кастракис. Но — один в поле не воин. То есть бывает, что и воин, но строить версию по национальному признаку, на основании единственного проходящего по делу грека-почти-грузина — время терять.

Хотя… не странновато ли: подозреваемый — грузин Магулия, а в группе расследования — грузин Хачулия. Кучность малочисленного грузинского народа на квадратный метр страны Бога и моей не настораживает ли?

Не настораживает. Не должно. И даже не ирония судьбы, но всегдашняя американская сбалансированность.

Если ФБР разоблачает тайную организацию арабских террористов-смертников, то в составе оперативной группы непременно оказывается характерный смуглый-курчавый-носатый Ахмет-Омар-Курбан, завзятый пацифист.

7
{"b":"13345","o":1}