ЛитМир - Электронная Библиотека

— Я понял, о чем вы говорите, — кивнул Спинни. — Джип угнали мы, когда убегали от светящегося облака — ну, я вам рассказывал о гибели дровосека. Джип там, в старом лагере, но он не заводится — генератор сел окончательно. А о тягаче я ничего не знаю, мы его не трогали. Нет.

— А ваши товарищи? — быстро спросил Мур, увидев выход из беспросветной ситуации.

— Тоже нет, я уверен.

— Хм, — сказал Хамфрис, — тогда прямо сейчас отправляемся на южную вырубку, тягач наверняка там. Если же нет, то придется идти на дальний участок, тот, что у озера.

— Туда мы сегодня уже, наверное, засветло не дойдем, — размышлял вслух Мур. — А если и дойдем, то вернуться точно не успеем. А южная — совсем недалеко. Сейчас сходим, проверим там, а если тягача не окажется, то переночуем здесь и утром отправимся на дальнюю делянку. Это, наверное, самое лучшее решение, как ты думаешь, Стив?

— Не знаю, — пожал плечами Хамфрис. — Пойдем, посмотрим южный участок, а там видно будет.

Южная вырубка

Национальный парк «Олимпик»

Штат Вашингтон

День второй

Вторая половина дня

На южный участок решили идти все вместе и взять с собой Спинни — Хамфрис опасался, что он сбежит, если оставить его в лагере одного. Мур был согласен с Хамфрисом.

Они вышли из поселка по той дороге, по которой пришли утром, какое-то время шагали по ней, потом свернули по ответвлению на юг.

— По-моему, — сказала Скалли Малдеру, — я сегодня находилась по лесу на всю оставшуюся жизнь.

— Ты устала?

— Вообще-то не очень, но от леса меня уже воротит.

— Быстро же он тебе надоел, — усмехнулся Малдер. — Не так давно тебе хотелось расправить крылья и запеть.

— Ты веришь рассказу этого типа, Дуга Спинни? — вместо того, чтобы ответить ядовитой репликой, спросила она.

— Может быть — да, а может быть — нет. Не забывай, Скалли, что он — преступник.

— Но такое трудно придумать — светящееся облако. Если бы он хотел скрыть правду, если бы он на самом деле врал, то рассказал бы про каких-нибудь бандитов или про внезапную эпидемию, вызывающую безумие например. Но фантастическое облако…

— Поэтому я скорее верю, чем нет, — улыбнулся Малдер. — Это трудно придумать.

— Что же в таком случае представляет собой это светящееся облако? Какого-нибудь инопланетного хищника, залетевшего на нашу планету поохотиться, так, что ли, по-твоему? Или призрак какого-нибудь злодея, выбравшийся из могилы и жаждущий крови? — в ее голосе звучала откровенная ирония.

— Поживем, увидим, — флегматично ответил Призрак.

Через четверть часа они вышли на такую же вырубку, какую незадолго до того обследовали Скалли и Малдер, только здешний участок был намного больше, и его пересекал извивающийся ручей, серебрившийся в солнечных лучах.

— Вот — подтверждение моих слов! — воскликнул Спинни, указывая на огромное спиленное дерево. — Оно стояло здесь испокон веков и помнит динозавров, которых истребили подобные вам губители природы.

— Вот-вот, — насмешливо покачал головой Хамфрис. — Подождите немного, и в исчезновении мамонтов он тоже обвинит компанию «Шиф и Ламбер».

— Этому дереву, — сказала Скалли, — несколько сот лет, по меньшей мере.

Малдер забрался на огромный пень, привстал на цыпочки и всмотрелся вдаль, застыв, словно памятник на величественном постаменте.

— Это дерево раза в три старше, чем вы думаете, — заметил Спинни. — Вы посмотрите на срез, сколько колец. Конечно, из такого дерева можно получить много досок. Сотни погонных метров. И это для лесорубов — самый важный аргумент. Гораздо проще спилить такого гиганта, чем равное по объему количество молодых елей.

— Видите, на стволе нарисован синий крест, — показал Мур. — Это означает, что комиссия по окружающей среде по каким-то своим соображениям разрешила спилить это дерево. И в таком случае ваши претензии можно адресовать к комиссии, но никак не к лесорубам.

— А вы поскребите под синей краской, вдруг там обнаружатся остатки красной? — не унимался Спинни.

— Этому дураку доказывать что-либо бесполезно, — закатил глаза к небу Хамфрис. — Ему место лишь в психиатрической клинике. Или, еще лучше, — в федеральной тюрьме.

— Смотрите-ка, — сказал Малдер, присев на корточки. — Как вы думаете, что это такое?

Мур и Скалли сразу подошли к нему. Спинни сел прямо на землю, всем своим видом показывая, что не желает даже смотреть на следы преступления, Хамфрис тоже оказался безразличен к находке.

Почти у сердцевины огромного пня было странное годичное кольцо — одно из многих, но не такое, как прочие: в том месте, где на него падала тень Малдера, оно едва заметно светилось зеленоватым цветом.

— Черт возьми, ничего подобного раньше не встречал, — задумчиво произнес Мур. — В центре такого огромного ствола, как правило, уже нет живых клеток. Что бы это могло быть?

— Если я не ошибаюсь, — сказала Скалли, — этому кольцу очень много лет, ведь эти круги означают года, так?

— Да, вы правы, — кивнул егерь. — По кольцам можно судить о климате в те годы, когда дерево было молодым, о лесных пожарах… Вот видите — этим кольцам шестьсот-семьсот лет примерно. И климат тогда был влажным и теплым, А это… это я даже не знаю.

— Надо срезать образец для исследований, — сказала Скалли.

— Да, — кивнул Мур. — Я видел: в лагере, в кабинете Перкинса, есть специальная лупа.

Малдер вынул нож и принялся выпиливать из пня клин.

— Вы занимаетесь всякой ерундой, но так и не ответили на вопрос, что же все-таки случилось с дровосеками, — не выдержал Хамфрис.

— Мы пытаемся это понять, — возразила Скалли.

— Разглядывая пни? Может быть, лучше допросить этого человека как следует? — он кивнул на Спинни. — Не слушать его байки о светящихся облаках, а выжать из него всю правду — что было на самом деле?

— Я думаю, к исчезновению лесорубов он не имеет никакого отношения, — сказал Малдер.

— А мне плевать на то, что вы думаете. Все равно я его арестовываю, — Хамфрис навел ружье на сидящего на земле Спинни.

— А зачем? — усмехнулся Малдер. — Он ведь никуда отсюда не убежит.

— Конечно, не убежит, — согласился Хамфрис. — Потому что при малейшей попытке я всажу в него пулю и любой суд меня оправдает, не так ли, Ларри? Дуг Спинни объявлен в федеральный розыск, и я просто обязан доставить его в полицейский участок, что, черт побери, я и сделаю!

— Если останешься жив, — спокойно усмехнулся Спинни.

— Ты мне еще смеешь угрожать, мерзавец? — взревел Хамфрис.

— Успокойся, Стив, — вмешался Мур. — Если уж на то пошло, ты действительно обязан доставить его в полицию, но никак не пристрелить на месте.

— А ты не думал, Ларри, что будет, если в лагерь явятся его дружки с оружием в руках? Они не будут цацкаться с нами, как вы с ним! Давайте возвращаться обратно в лагерь, ведь совершенно ясно, что тягача на этом участке нет.

— Подожди, нам нужно вырезать образец ткани, — стараясь сохранять спокойствие, сказал Мур.

— А мне нужно ответить перед семьями дровосеков, пропавших без вести. Вам, Ларри, надо заниматься делом — расследовать гибель лесорубов. И нечего разглядывать деревья.

— Вообще-то, — небрежно заметил Спинни, — надо как раз расследовать гибель этого дерева.

Хамфрис посмотрел на него испепеляющим взглядом, набрал полную грудь воздуха, словно собираясь бросить в адрес преступника самые страшные проклятия, но, сообразив, что это совершенно бесполезно, сплюнул, резко повернулся и пошел прочь.

— Стив, ты куда собрался? — вслед ему крикнул Мур.

— Я не хочу и лишней минуты находиться в обществе этого негодяя, — повернувшись, ответил Хамфрис. — Сейчас я отправляюсь к твоему грузовику и по рации свяжусь с Мартином. Пусть присылает сюда взвод солдат. Они без всяких ваших душеспасительных бесед арестуют и его, и его дружков, засевших в старом лагере.

— Стив, не ходи. Ты не успеешь вернуться до темноты.

8
{"b":"13346","o":1}