ЛитМир - Электронная Библиотека

Хамфрис посмотрел на часы.

— Успею, я пойду один и налегке. Принесу вам рацию в лагерь, пусть и Малдер свяжется со своими.

— Стив, я не пущу тебя одного!

— Да пусть идет, — сказал Спинни. — Пусть сам узнает, с чем столкнулся.

— К сожалению или к счастью, — вздохнул Хамфрис, — я тебе не подчиняюсь, Ларри. До темноты я вернусь.

Мур и Скалли смотрели, как он, перекинув ружье через плечо, быстро идет по дороге. До захода солнца еще достаточно времени, он вполне может успеть вернуться в лагерь.

Малдер вырезал кусок дерева и спрыгнул с пня.

— Вот, Ларри, этого вполне достаточно для исследований. Вы не могли бы положить образец в свою сумку?

Лагерь лесорубов

Национальный парк «Олимпик»

Штат Вашингтон

День второй

Ближе к вечеру

— Странно, в этом кольце какие-то живые организмы, — воскликнул Мур, разглядывая в лупу принесенный срез дерева. — Типа маленького жучка… Чушь какая-то!

— Почему чушь, разве жучки не могут жить в дереве? — удивленно спросила Скалли.

Малдер взял лупу у Мура и навел на кусок дерева, лежащий на чистом листе бумаги. Его взору предстало огромное количество маленьких жучков, копошащихся в пористом дереве. Жучки очень напоминали по внешнему виду обычных вшей, только были почти прозрачными и странного зеленоватого цвета, они словно испускали сияние, подобно светлякам, при свете практически не заметное.

— Паразиты нападают на деревья разными способами, но их никогда не находят в одном-единственном годовом кольце, — ответил Мур на вопрос Скалли. — Ну там… на листьях, корнях… на новых побегах или плодах.

— Может быть, эти насекомые питаются сухим деревом? — предположил Малдер. — Правда, я таких раньше никогда не видел и даже не слышал о подобном.

Заинтригованная, Скалли взяла у него из рук лупу и подвинула к себе лист бумаги с куском вековой древесины.

— А могло так случиться, что они живут в этом дереве сотни лет? — спросил Малдер.

— Я не понимаю — как, — ответил егерь. — Ведь эти центральные кольца полностью омертвели, а животным нужна вода для выживания.

— Кажется, в порах дерева жили личин-Ки, — разглядывая жучков, сказала Скалли. — Может, спилив это дерево, лесорубы пробудили их к жизни после многовековой спячки?

— Да, но могли ли такие крошки создать кокон, в котором мы нашли лесоруба?

— Почти сразу после того, как спилили то дерево, самое большее через несколько дней, исчез первый лесоруб, — подал голос Спинни. Он сидел на табурете, прислонившись спиной к стене, и, казалось, дремал. На самом деле он внимательно прислушивался к разговору. — На следующий день пропали еще двое. Тот случай, о котором я рассказал, произошел еще через день.

— То есть вы думаете, что именно эти маленькие жучки убивают людей? — спросила Скалли.

— Может, как вы сами предположили, они были в спячке сотни лет. Может быть, лесорубы их разбудили. На свою голову.

Мур вздохнул, встал и направился к своему рюкзаку.

— Ладно, давайте обедать, — сказал он, доставая из рюкзака хлеб, круг колбасы и консервы. — Если нам не удастся завтра найти тягач, придется дожидаться спасателей. Надеюсь, Хамфрис сообщит Мартину о нашем положении и машина придет завтра, в крайнем случае — послезавтра. Это мы узнаем, когда Стив вернется.

Спинни хотел что-то сказать, но промолчал.

Они поели — быстро и молча. Мур волновался за Хамфриса, но не желал обсуждать эту тему. Малдер, думая о чем-то своем, ел, уставившись в точку где-то за окном, словно здесь присутствовала лишь его оболочка, принимающая пищу для поддержания сил — без вкуса, без радости, — а дух витал далеко-далеко отсюда.

Скалли первой закончила трапезу. От нечего делать она снова взялась за лупу.

— Странно, — сказала она вдруг. — Эти жуки больше не движутся. Либо они умерли, либо впали в спячку.

— Это от света, — пояснил Спинни. — Я же говорил, что по какой-то непонятной причине им не нравится свет.

— Действительно странно, — поддержал разговор Мур, чтобы отвлечься от своих тягостных дум. — Насекомые обычно наоборот тянутся к свету.

— Очевидно, эти жуки не относятся к разряду обычных, — пожал плечами Малдер.

— Это еще мягко сказано! — воскликнул Спинни.

Мур в очередной раз обеспокоено посмотрел на часы, потом в окно. До темноты оставалось еще довольно много времени. Он чувствовал усталость — всю ночь вел машину, потом пришлось предпринять вынужденную прогулку, а поспал всего несколько часов. Но он знал, что все равно сейчас заснуть не сможет.

— Скалли, а что ты вообще знаешь о насекомых? — спросил Малдер.

— Только то, что преподавали на курсе биологии университета. Помню, что насекомые — основа нашей экологической системы. Что их огромное множество разновидностей — от крошечных, почти невидимых, до огромных пауков… И количество их очень велико, около двухсот миллионов особей на каждого жителя планеты.

— Насекомые существуют на земле уже очень давно, не так ли? — задумчиво спросил Малдер.

— Да, лет этак шестьсот миллионов примерно.

— Они даже старше динозавров.

— К чему ты это говоришь?

— А дереву сколько лет? Шестьсот-семьсот примерно? — Малдер посмотрел на Мура.

— Да, — ответил егерь. — Около семисот.

— И эти кольца отражают историю климатических изменений. Надо полагать, что в этом году произошло некое событие, в результате которого и появилось странное кольцо.

— Ну, и что это за событие, по-твоему? — поинтересовалась Скалли.

— Например, вулканическое извержение.

— Очень даже может быть, — согласился Мур.

— Вся эта горная цепь — от самого Орегона до северных границ Вашингтона — исключительно активна. Скалли, помнишь извержение вулкана Святой Елены?

— Да, — кивнула Скалли. — Но к чему ты клонишь?

— После извержения вулкана Святой Елены остаточная радиация вызвала очень странные мутации. Ты помнишь озеро, где нашли амебу, — он растопырил пальцы на обеих руках, показывая примерные размеры

чудовища, — которая высасывала из человека мозги? Буквально.

— Мозгососущая амеба? — удивилась Скалли. — Впервые слышу.

— Это озеро Спирн — уточнил Мур. — Я читал об этом в газетах, и даже по телевизору показывали.

— Подобных случаев удивительных мутаций зафиксировано довольно много, -

продолжил Малдер.

— Но амеба — одноклеточный организм, — возразила Скалли. — Одна особь может претерпеть мутацию, но насекомые… целый новый вид мутантов… Это мутация длилась бы долгие годы.

— Может быть, то, что мы видим, вовсе не мутация? Что, если в старом кольце векового дерева сохранились личинки древнего насекомого? Вернее, зародыши древних насекомых, которые вышли на землю во время извержения вулкана, проникли в систему дерева и отложили там яйца? Древние яйца древнего насекомого, которому, может быть, сотни миллионов лет.

— До тех пор, пока дерево не спилили дровосеки, эти зародыши лежали в спячке, — закончил за Малдера Спинни. Он встал и стал вышагивать по комнате. — Да было бы весьма поэтично думать о подобной справедливости: природа мстит тем, кто ее уничтожает, — провозгласил экотеррорист. Он подошел к двери, открыл ее и вышел на улицу.

Мур посмотрел, как за ним закрылась дверь, взглянул на часы, вздохнул и обернулся к Скалли:

— Дайте я еще понаблюдаю этих жучков.

Дуг Спинни, стоя у закрытой двери, внимательно прислушивался к происходящему за ней; наконец решился и быстрым шагом направился к ближайшему автомобилю, на котором, как он знал, приехали спасатели, разделившие печальную участь лесорубов.

Капот был поднят, Спинни взглянул на мотор, попробовал пальцами гайки на клеммах аккумулятора — без гаечного ключа открутить невозможно.

Он быстро прошел в автобус, дверь которого была распахнута настежь, забрался в него и поднял водительское кресло. Результатом его поисков был лишь старый промасленный и грязный, но довольно объемистый рюкзак. Спинни подергал лямки и, удовлетворенный, высыпал из него мусор прямо на пол. Закинув пустой рюкзак на плечо, он вышел из автобуса, прошел под навес, заглянул в багажники обоих автомобилей и отправился за угол, где, как он знал, находился генератор.

9
{"b":"13346","o":1}