ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

─ Что, целое подразделение вышло из повиновения? ─ спросил Крайчек.

─ Ну это не совсем так, мы просто перестали обращать внимание на распоряжения военных инстанций. Это был не сознательный бунт, мы о них как бы просто забыли… Понимаете, они ─ там, в Сайгоне, а мы здесь ─ в джунглях. Два разных мира, не имеющих точек соприкосновения…

─ Ладно, ─ сказал Малдер. ─ Предположим. Но от кого в таком случае вы получали приказы?

─ В том-то и дело, что уже ни от кого, сэр. Мы сами разрабатывали свои задания по ходу дела, сами планировали, сами организовывали снабжение и все прочее, ну и сами ─ выполняли то, что наметили. Просто через какое-то время нам стало уже все равно, с кем воевать, за что и кого убивать ─ крестьян, женщин, детей. С таким же успехом мы могли бы сражаться и против своих… ─ Он потушил сигарету и сразу же достал новую. Заговорил медленнее, тяжело вздыхая после каждого слова. Чувствовалось, что рассказ порождает в нем сильное внутреннее напряжение. Она даже побледнел, так что рыжина волос стала заметней. ─ Около Хубая, это на Западном побережье острова, было школа… Не помню уже, кто первым высказал мысль, что объект по своему расположению имеет тактическое значение… Мы вышли туда ранним утром, джентльмены… Понимаете, они были всего лишь дети…

Он затянулся сразу на половину сигареты. В образовавшейся паузе слышно было, как переговариваются мужчины за столиком у окна.

В их сторону они уже не смотрели.

─ И никто не пытался остановить ваши действия? ─ спросил Крайчек.

─ Нет, сэр. Скорее всего, они не знали, как это сделать. Мы ведь были солдатами американской армии, сэр. Нельзя же заставить одних американцев стрелять в других. Потом, я слышал, местонахождение лагеря вычислили и накрыли с воздуха. Но я тогда уже был ранен, потерял сознание, каким-то чудом не попал в плен к вьетнамцам. Вряд ли бы они оставили меня жить ─ после всего…

─ А ваши товарищи?

─ Они меня бросили. Видимо, решили, что убит. А может быть, просто не захотели возиться с раненым. Зачем им такая обуза? Когда долго не спишь, начинаешь совсем по-иному смотреть на разные вещи…

Малдер негромко сказал:

─ Мы подозреваем, что за убийствами Гриссома и Виллига может стоять ваш бывший соратник Аугусто Коул…

Сальваторе Майола выпрямился, и на лице его выступили капельки пота.

─ Кто? Пастор? Мы обычно так его называли. У него была Библия, и он все время читал нам оттуда разные отрывки ─ то, се, судный день, апокалипсис, всадники, пришедшие в мир, чтобы сеять смерть… Говорил, что в один прекрасный день нам придется заплатить за все содеянное. ─ Он вдруг замер, пораженной неожиданной мыслью. ─ Да-да, джентльмены, он именно так говорил тогда. Придет некий день, и мы ответим за все наши грехи…

─ Когда? ─ спросил Крайчек. И почему он выбрал именно Гриссома. Гриссом ─ ученый, нейрофизиолог, он не служил в вашем подразделении…

─ Как это не служил? Конечно, служил. Это как раз Гриссом сделал нас тем, чем мы стали. Он, можно сказать, был самый главный. ─ Сальваторе Майола вытер салфеткой пот и закурил следующую сигарету. ─ Он, Гриссом, и еще один там был, доктор Джеральди.

─ Кто такой доктор Джеральди?

─ Второй врач, участвовавший в этом проекте. Доктор Джеральди хирург, он делал нам операции. Это из-за него я не сплю, как и Коул, вот уже двадцать четыре года…

─ Так вы тоже не спите? ─ быстро переспросил Крайчек.

─ Доктор Джеральди, ─ сказал Малдер. ─ Кажется, я видел в списках эту фамилию…

скоростное шоссе на Лонг-Айленде

Пробка на шоссе было чудовищная. Она тянулась насколько хватало глаз; настолько во всяком случае, насколько Малдер мог видеть, приоткрывая дверцу и выпрямляясь, из салона машины. Сплошной железной змеей уходили вперед трейлеры, легковушки, микроавтобусы, и не было никакой надежды, что хотя бы в ближайшие полчаса удастся протолкнуть вдаль эту громадину. Двигались они так: проедут метров пятьдесят и опять остановятся. Чад отработанных газов висел над колонной.

Малдер закашлялся и убрался внутрь, щелкнув дверцей.

─ Основательно закупорило, ─ сказал он.

Крайчек, будто не слыша, уставился в габариты ближнего автомобиля.

─ Все совершенно ясно, ─ ответил он злобновато-торжествующим голосом. ─ Ему больше не удастся морочить нам голову.

─ То есть вы полагаете, что Коул будет теперь охотиться за этим Джеральди? За врачом, который когда-то сделал ему операцию? Так? Это его следующая жертва?

─ Вы шрам у Майолы заметили?

─ Еще бы!

─ Аугусто Коул, по всей вероятности, считает себя ангелом-мстителем. Типичный случай религиозного помешательства. Кстати, не такой редкий случай на войне, да и в мирное время тоже. У него, по-видимому, заговорила совесть. Коул полагает, что каждый, кто прямо или косвенно ответственен за преступление, должен быть безусловно наказан. А себя он назначает судьей и одновременно ─ исполнителем приговора. Такова в его глазах справедливость.

─ Да, ─ кивнул Малдер, ─ но почему только сейчас? Почему? Почему? Столько лет прошло с того времени, а он лишь теперь начал мстить.

─ Хубай был одним из самых кровавых эпизодов войны. Замолчать его не удалось, хотя определенные усилия в этом направлении предпринимались. Слишком чудовищные масштабы. Более трехсот детей там было убито. Но ни один из солдат США так никогда и не был ни в чем обвинен. Военное командование держалось стойко. Двадцать четвертая годовщина резни была два дня назад.

Мелодично запел телефон, и Малдер выхватил трубку из кармана. Говорила Скалли, и по торопливой ее интонации, чувствовалось в каком она нетерпении.

─ Малдер, кажется, я нашла доктора Джеральди, которого ты разыскиваешь. Профессор нейрохирургии, работает в Гарварде. Он действительно находится в списках тех, кто был в то время на острове Харрис. Хорошо хоть эти списки теперь не секретны…

─ У тебя есть его адрес и телефон?

─ Да, я выяснила, он уже много лет живет в преподавательском коттедже. Только тебе его адрес вряд ли сейчас пригодится.

─ Почему?

─ Потому доктор Джеральди сегодня приезжает в Нью-Йорк на похороны Гриссома.

─ Когда, боже мой!

─ Прямо сейчас, на станцию в Бронксе. Его поезд прибывает туда в семь тридцать две. Моли бога, Малдер, чтобы он опоздал хотя бы на десять минут.

─ Ах, черт!..

─ Ты сейчас где?

─ Все там же.

─ Поздравляю, Малдер.

─ Слушай, Скалли, в личном деле доктора Джеральди наверняка есть его фотография. Передай в службу безопасности вокзала в Бронксе. Пусть полиция хотя бы знает, кого им ждать. И передай также фотографию Аугусто Коула. Предупреди, что этот человек смертельно опасен. Чтобы собрали все силы, какие имеются в их распоряжении.

─ Хорошо.

─ Мы едем туда.

─ Желаю удачи, Малдер!

Он посмотрел на часы. Шесть сорок одна… Колонна дернулась и прошла вперед метров двадцать.

И остановилась опять.

─ Ну что? ─спросил Крайчек.

Малдер помотал головой:

─ Не успеваем…

станция в Бронксе

платформа прибытия

Стрелка на старинных вокзальных часах дрогнула, переместилась и показала девятнадцать тридцать восемь, когда Малдер и Крайчек выскочили из машины и, расталкивая встречных, точно сумасшедшие, понеслись через вокзал к платформе, куда прибывал поезд.

Состав, естественно, уже замер там, где ему и положено, а пассажиры, кто с ручной кладью, кто без нее, неторопливо шествовали вдоль вагонов. Впрочем, можно было надеяться, что еще не все потеряно, но тут Малдер, внезапно остановившись, потряс в воздухе кулаками.

─ Что, что такое? ─ задыхаясь, спросил Крайчек.

─ Выход на обе стороны. Надо же ─ невезение! ─ Подбежавший полицейский передал ему фотографию доктора Джеральди. Несколько мгновений Малдер всматривался, а потом сунул снимок Крайчеку. ─ Ждите его здесь! Сразу же уводите в полицейский участок!..

11
{"b":"13347","o":1}