ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

─ Это сейчас устанавливается. Кажется, исчезло несколько упаковок серотонала. Серотонал ─ это такое лекарство для психов… Направо, и теперь ─ еще раз направо, ─ возбужденно командовал Крайчек. ─ Слава богу, недалеко отсюда. Мы начали поиск, как только сторож опознал Коула по фотографии, и дежурный первого же отеля сообщил, что человек с такими приметами живет у них уже несколько дней. Он, наверное, и в самом деле безумен. Только сумасшедший решится на ограбление в такой близости от своего дома.

─ Просто он не спал двадцать пять лет, ─ сказал Малдер.

─ Но вы, Малдер, так и не ответили мне: где вас черти носили?

─ Ответил: разные дела, ─ сказал Малдер.

─ Ну и черт с вами! Сейчас возьмем Коула, он у нас быстро расколется. Не вздумайте, Малдер отстранять меня от допроса! В конце концов, хотя бы формально, это расследование веду я. Я имею такие же права, как и вы.

─ Конечно, имеете, никто не собирается их ущемлять, ─ сказал Малдер.

─ А чем вы тогда, по-вашему, занимаетесь?.. ─ спросил Крайчек.

Малдер ему не ответил.

Машина остановилась, и оба они бросились по ступенькам крошечного отеля, а навстречу им выскочил человек, в котором за версту можно было признать полицейского:

─ Инспектор Хоркин.

─ Агент Малдер, агент Крайчек. Мы занимаемся этим делом…

─ Я жду вас, ребята. Группа захвата уже прибыла. Я пытаюсь пока удержать спецназовцев, но они уже начали нервничать.

─ Что здесь произошло?

Обмениваясь на бегу фразами, они миновали похожий на клетку для птиц вестибюль отеля, махнули испуганному портье, чтобы тот не высовывался и очутились на деревянной лестнице, до самого верха застеленной ковровой дорожкой, которая заглушала шаги.

Тут инспектор их немного притормозил.

─ Коул еще не «отошел» после аптеки. Мы ему предложили сдаться, он ─ что-то кричит о божьей каре. Наверное, там таблеток нажрался…

Малдер вытащил пистолет.

─ Пошли наверх.

─ Там сейчас ребята из группы захвата…

Два отчетливых выстрела прокатились по лестничной клетке, и сразу же вслед за ними отчаянный женский крик пронзил здание от подвала до чердака.

Все инстинктивно присели.

─ Вперед! ─ скомандовал Малдер.

Мелькнули перила, скудно освещенный коридор на втором этаже, снова ─ крашеные перила, и снова ─ коридор уже этажом выше. Приоткрылась одна из дверей и кто-то осторожно осведомился:

─ А что случилось?

─ Сидеть внутри!.. ─ рявкнул инспектор Хоркин.

Дверь захлопнулась. Щелкнул изнутри замок. Малдер отмечал все эти детали точно со стороны. Сознание, как всегда в таких случаях, отключилось№ он принимал решения и двигался, словно на автопилоте. Мелькнуло ─ распахнутая дверь номера, группа людей, теснящихся наподобие рыбок в аквариуме, переплеск голосов: «Сюда, сюда!.. Тут ─ раненый полицейский… Еще один полицейский… Вызовите „скорую помощь“!.. Эй, кто-нибудь, помогите переложить его на постель!..» Затем всплыло серьезное, как бы опухшее от напряженности лицо Крайчека. Тот указывал пистолетом на дверь соседнего номера. Удар ногой… вывернутая задвижка… портьера, ринувшаяся в лицо и сорванная одним движением… Внутри ─ стандартная гостиничная обстановка: кровать, застеленная покрывалом, тумбочка, встроенный платяной шкафчик.

Окно на противоположном конце номера была открыто. Малдер перегнулся, всматриваясь в темноту, скопившуюся внизу. Разгонял ее только свет синеватого, какого-то надрывного фонаря, выхватывавшего мелкую плитку, которой был застлан дворик, остекленные ребра парадных, четыре автомобиля, приткнутых каждый на положенном месте, слева от входа, и громадную кирпичную стену, которая отделяла эту часть человеческой жизни от остальной. Она загораживала обзор. Полное спокойствие, тишина. Малдер, во всяком случае, никого не видел.

─ Ну что там? ─ нетерпеливо, протискиваясь плечом, спросил Крайчек.

─ Кажется, упустили…

Лицо у Крайчека была растерянное:

─ Ничего не понимаю, какая-то трагическая случайность. Двое опытных полицейских просто выстрели друг в друга. ─ Он вертел головой, оглядывая тот же дворик и стену. ─ А вы что-нибудь понимаете, Малдер?.. О черт, ничего ни вижу!..

Они и не могли ничего увидеть отсюда. Аугусто Коул стоял за этой самой стеной, тяжело дыша и прижимаясь к теплому кирпичу всем своим крупным тренированным телом. Голоса и кваканье «скорой помощи» доносились, уже заметно размытые расстоянием, но он знал, что сверху, из номера, сюда наверняка смотрят. Переходить улицу на другую сторону было опасно. Он зубами разодрал аптечную упаковочку, которую так сжимал в кулаке с того момента, как выпрыгнул из окна, заслышав приближающуюся сирену, шумно втянул в себя воздух, ловя губами таблетку ярко-синего цвета, проглотил ее, постоял секунду, чувствуя, как она царапает пищевод жесткими гранями, и пошел ─ вдоль стены, прижимаясь к ней и слегка припадая на ушибленную и теперь отдающую болью ногу.

Строчки возникали на экране компьютера, по мере того как Скалли их набирала. Пальцы ее, как бабочки, порхали над клавиатурой. От напряжения она непроизвольно покусывала губы. Следовало торопиться, Малдер мог позвонить в любую минуту. Она хотела бы закончить работу к этому времени. Тем более что при чтении документов у нее возникали и собственные соображения, которые она тоже впечатывала, выделяя, чтобы не перепутать, другим шрифтом.

─ …Это можно охарактеризовать как состояние полного пробуждения. Данная процедура включает в себя хирургическое удаление задней части мозга в затылочной области… Вот как объясняется шрам Генри Виллига. Подобный шрам, вероятно, должен наличествовать и у остальных. Определить принадлежность человека к команде «Джей Си» будет легко… Послеоперационный период включает в себя обязательный и регулярный прием веществ, дефицит которых в головном мозге вызван отсутствием сна продолжительное время. Набор лекарств примерно соответствует тем, который украл Коул, ограбив аптеку. Лекарства поддерживают определенный уровень серотонина в крови… Серотонин ─ это биологически активное вещество, являющееся медиатором центральной и периферической нервной системы и производимое организмом, главным образом, во время сна… Синтезируется из триптофана и принимает участие в гуморальной регуляции работы головного мозга… Нарушения в обмене серотонина ─ причина некоторых психических заболеваний… И хотя теоретически возможно уменьшить таким образом потребность человека во сне, я пока не могу делать выводы, не имея под рукой решающих клинических доказательств…

Она на мгновение подняла голову, и в это время резко зазвонил телефон.

─ Слушаю!..

Малдер сообщил явно пониженным голосом:

─ Говорю из больницы. Оба полицейских еще в бессознательном состоянии. Кома, и все такое. Никто не может сказать, что же произошло.

─ Есть надежда, что они выживут и заговорят?

─ Надежда, кажется, есть, но врачи утверждают, что не слишком быстро. По крайней мере, в ближайшее время на это рассчитывать не приходится.

─ Ясно…

─ А у тебя ─ что?

─ Я как раз закончила перепечатывать те документы, которые ты мне прислал по факсу. Знаешь, Малдер, это просто невероятно. Теперь становится ячным, почему они хотели прикрыть это дело. Почему Коул провел двадцать четыре года в психиатрической больнице. И все же это никак не объясняет пока заскок тех двух полицейский и тем более ─ аномальные результаты вскрытия Виллига и Гриссома.

─ Кстати, я тут тоже кое-что выяснил. Знаешь, что происходит с корой головного мозга, если к ней приложить электрическое напряжение?

─ Возникают слабые визуальные и слуховые галлюцинации. Содержание их обычно непредсказуемо. Это знает, наверное, каждый студент первого курса…

─ Не надо иронизировать.

─ Извини.

─ Лучше сообрази: а что если источник тока был где-то извне? Что если Коул как-то выработал в себе способность проецировать свои подсознательные галлюцинации на других людей?

─ Тогда, скорее уж ─ сознательные галлюцинации…

9
{"b":"13347","o":1}