ЛитМир - Электронная Библиотека

— Нет.

— Мама сказала мне, что ты там был и что-то говорил на родном языке.

— Мой родной язык — английский.

— Разве?

— И меня у бабушки не было.

— Зачем же ты говоришь неправду? — терпеливо, с давно отработанной ласковостью в голосе спросила мисс Коссеф. — Тебя там многие видели. И мама, и офицер…

— Меня там не было!!! — отчаянно закричал Чарли и стиснул кулачки. Он стоял перед сидящей мисс Коссеф, напряженный, как натянутая до предела струна. Вот-вот лопнет, подумал Молдер.

И что тогда?

— Но ведь… — начала мисс Коссеф, но Чарли не дослушал. В бессильной ярости он затопал ногами, а потом принялся носиться по комнате и ногами расшвыривать и опрокидывать ни в чем не повинные замечательные игрушки.

— Меня там не было! Не было! Не было!!

И тут то ли от полной безнадежности, то ли по наитию мисс Коссеф спросила:

— А кто там был?

Чарли замер. В полной растерянности он долго смотрел на специалиста, который наконец задал правильный вопрос. Он боялся ответить — и еще больше боялся соврать.

Наконец он тихонько пробормотал:

— Майкл…

Миссис Хоуи вздрогнула.

— Кто? — недоуменно спросила она.

— Майкл!! Майкл!! Это все он! Я ничего плохого никому не делал!

Он готов был зарыдать — и явно держался из последних сил.

— Как же тебе не совестно выдумывать такие небылицы? — ласково спросила мисс Коссеф. — Сваливать на кого-то…

— Миссис Хоуи, — негромко сказал Молдер и повернулся к потрясенной женщине, замершей с прижатыми к мокрым щекам кулаками. — Миссис Хоуи. Кто такой Майкл?

Скалли удивленно покосилась на Молдера.

— Откуда он мог узнать..; — прошептала миссис Хоуи. — Откуда? Мы никогда ему не говорили…

— Кто такой Майкл? — мягко, но настойчиво повторил Молдер.

Миссис Хоуи глубоко, порывисто вздохнула и опустила руки.

— Это его брат, — сказала она. — Брат-близнец. Он родился мертвым. Еще там, в Румынии… У нас со Стивеном был уговор держать все втайне — чтобы не травмировать ребенка… Но мама… — она опять вздохнула. — Она согласилась молчать, но все время хотела провести обряд… как это… обряд разделения. Чтобы души близнецов разделились. Она говорила, что если мы этого не сделаем, мир мертвых будет преследовать Чарли. Но как я могла пойти на это? Как можно верить в такую чушь — в наше-то время, в нашей-то стране! И как стал бы смотреть на меня Стивен!

Из-за прозрачной стены донесся отчаянный крик:

— На помощь!!

Через боковую дверь все трое ворвались в детскую буквально в следующее мгновение.

Чарли бился на полу, у рта его выступила пена. Мисс Коссеф, что было сил, пыталась удержать его — но это явно было ей не по плечу.

— Помогите! — снова крикнула она, и Молдер обрушился на мальчика, всем своим весом придавив его судорожно ерзающие и брыкающиеся ноги. Ноги были будто из стальных пружин.

— У него какой-то припадок, — переводя дух, сообщила мисс Коссеф.

— То-то я смотрю, — немного невнятно ответил Молдер.

— Поверните его набок, — сказала мисс Коссеф. — Он может задохнуться.

Чарли обмяк. Молдер еще несколько секунд держал его, готовый ко всему — но тут глаза Чарли открылись; в первый момент они были совсем пустыми и бессмысленными, будто со сна, потом в них проступил испуг.

— У мальчика серьезное психическое расстройство, — сказала мисс Коссеф. — Генезис мне пока непонятен, но ясно, что необходима госпитализация.

— Необходимы калушари, — сказал Молдер, вставая.

— Кто? — спросила мисс Коссеф. Молдер принялся отряхивать колени. Полчаса спустя они встретились со Скалли на лестничной площадке между этажами, у огромного окна, выходящего во двор медицинского центра. Здесь можно было спокойно поговорить. По этажам сновали служащие и посетители, но лестница оставалась почти пустой, все предпочитали пользоваться лифтами. Что было вполне объяснимо.

На улице совсем уже стемнело. Влажная мгла накрыла город; чуть расплываясь в мороси, сияли фонари вдоль подъездной дороги, и мокрые покатые спины припаркованных внизу машин тускло и мрачно отблескивали в их лучах.

— Как Чарли? — спросил Молдер.

— Отдыхает. Боюсь, его перекормят лекарствами теперь…

— Боюсь, тот, кто попробует что-то делать с ним против его воли — сильно рискует, — ответил Молдер. — А что миссис Хоуи?

— Поразительно, как она еще держится. Отказалась уехать домой. Ей дали одеяло. По-моему, когда я уходила, она начала задремывать…

Некоторое время они помолчали. Потом Скалли неловко спросила:

— Ты позвонил?

— Да.

— Молдер… Ты правда веришь… Молдер смотрел сквозь стекло в темноту.

— Хочу верить, — проговорил он негромко и упрямо.

Медсестра, перехватив подносик с лекарствами в левую руку, правой резко откинула гигиенический полог у постели — и Чарли, лежавший на боку лицом к стене, перепуганно обернулся.

— Прости, Чарли, — приветливо сказала девушка, ставя поднос на тумбочку у изголовья кровати, — я не хотела тебя напугать. Меня зовут сестра Каспар. Мужайся. Сейчас я тебе дам таблеточку, чтобы ты заснул.

— Я не хочу.

— Надо. Доктор прописал, ты же знаешь. Тебе совершенно необходимо успокоиться. Чарли, ну будь умницей.

Чарли с отвращением взял таблетку.

— Ну, вот и славно, вот и молодец… — она стала торопливо готовить шприц. Ее смена уже кончалась.

— Я не хочу укол, — настороженно следя за ее действиями и все сильнее вжимаясь в стену спиной, проговорил Чарли.

— Надо. Доктор прописал.

— Не надо.

— Надо.

— Не надо!

— Ну успокойся, маленький. Это совсем не больно.

— Я не маленький. Я не боюсь, что будет больно. Я просто не хочу. Понимаете вы — не хочу!!!

— Опять принимаешься буянить? — ласково спросила сестра Каспар со шприцем в руках. — Так не годится. Это вот как раз и значит, что тебе совершенно необходим укол.

— Оставьте меня в покое!

— Один маленький укольчик. Будто комарик укусит. Раз — и все.

— Перестаньте со мной так разговаривать!

— Чарли, веди себя как следует! — Мне совсем не нужен укол!

— Ну, хватит болтать, давай-ка руку. Бесполезно, понял Чарли. Ей ничего не объяснить. И ни в чем не убедить. Никому ничего невозможно объяснить, все слушают только себя. Все уверены, что, раз им что-то надо, это сразу надо и тебе. Стенка. Мертвая стенка. Проклятая мертвая стенка, а не люди. Мертвая…

Хуже мертвых. Потому что живые и могли бы жить — а ведут себя, как мертвые. Придется снова уступить.

— Смотри, какая сейчас будет потеха, — сказал Майкл, на цыпочках подкрадываясь из угла.

— Майкл, не надо! — закричал Чарли, уже зная наверняка, что и Майкл его опять не послушает ровно так же, как никто никогда его не слушал. — Она же просто дура, но ничего плохого не хочет!

— Ты как это разговариваешь? — перестав улыбаться и даже перестав думать про новую кофточку, которую собиралась сегодня в первый раз продемонстрировать на вечеринке, сердито спросила сестра Каспар. — Кто это выучил тебя так грубить?

И тут поняла, что Чарли смотрит не на нее, а куда-то мимо.

Она успела обернуться и сказать «Джизус».

Миссис Хоуи проснулась за мгновение до того, как маленькая рука коснулась ее локтя.

— Чарли? — встревоженно спросила она, торопливо садясь и спуская ноги на пол. Нащупала туфли. — Ты зачем встал?

Сын стоял перед нею напряженный, сосредоточенный и какой-то совсем взрослый. И какой-то совсем чужой. Маленький, чужой и, похоже, враждебный мужчина с лицом Чарли пристально, холодно, требовательно вглядывался в нее.

— Чарли? — упавшим голосом повторила она. По спине у нее потек озноб.

— Мама, — сказал Чарли. — Я хочу домой.

— Почему ты оделся?

— Потому что мне сказали, что я могу идти домой.

— Кто сказал? — в полном ошеломлении спросила миссис Хоуи.

— Доктора. Они все-все сказали, что я могу идти домой.

Миссис Хоуи облизнула губы. Она ничего еще не понимала — но все уже чувствовала. И только не могла в это поверить.

12
{"b":"13348","o":1}