ЛитМир - Электронная Библиотека

Ну, так и есть, подумала Скалли.

— Она следила за детьми и заботилась о них лучше всякой няньки.

Молдер отметил, как при этих ее словах мимолетно скривилось лицо мистера Хоуи, словно он совершенно не был согласен с этой оценкой. Возможно, он предпочел бы няньку. Но мистер Хоуи смолчал. . — В тот день с утра, перед поездкой, вы не заметили ничего странного, непривычного в доме или рядом с домом? Чего-то, что заставило бы вас не то что насторожиться или встревожиться, а… скажем так — с недоумением пожать плечами и отмахнуться. Мол, мало ли что бывает, а у нас свои дела.

— К чему вы клоните? — опять возмутился мистер Хоуи.

— Я не клоню. Я выясняю.

— Ничего, — сказала миссис Хоуи.

И вдруг противно заверещал какой-то сигнал.

— Никаких перемещающихся объектов или странных звуков?

Мистер Хоуи вскочил.

— Вот вам странный звук, — в сердцах бросил он, идя к двери. — Проклятый детектор дыма, то и дело срабатывает впустую. Сейчас странный объект под названием Стивен Хоуи начнет перемещаться в поисках поломки. Через минуту вернусь.

Оказывается, у него сохранились какие-то рудименты чувства юмора, удивленно подумал Молдер. Только почему-то с явным привкусом горечи. Что-то его гложет. Свет погас.

— И часто у вас так? — участливо спросила Скалли.

В полощущем рдяном свете камина лицо миссис Хоуи окончательно сделалось лицом прекрасной жрицы какого-то древнего варварского культа. Возможно, требующего жертвоприношений. Возможно, человеческих. Рубленые тени иссушили и состарили ее, юная скругленность линий пропала, проглоченная пятнами тьмы, и сходство с матерью стало неоспоримым. Откуда же она родом, мучилась Скалли.

— У нас старый дом, и проводка давно не чинена, — почти виновато ответила миссис Хоуи. Однако, подумал Молдер. Старый дом… Какую резиденцию она хотела бы нынче?

Свет зажегся, и заглох мерзкий, зудящий звук тревоги. Ожидая увидеть возвращающегося мистера Хоуи, все оглянулись к двери — но там, гордо и мрачно распрямившись и придерживая за плечи мальчика, стояла старая женщина в черном.

— Не проводка! — отрывисто выкрикнула она с сильным акцентом. — Не проводка! Дьявол Лул! Из-за него все наши беды! Дьявол Лул!

Мороз прокатился по спине Молдера. Женщина будто каркала, возвещая приближение несчастий.

— Мама! — вскочила миссис Хоуи.

— Дьявол Лул!

— Мама! Побойся Бога, это всего лишь ложный сигнал тревоги! — в голосе миссис Хоуи была паника. — Какая-то искорка проскочила случайно…

— Нет! Дьявол Лул!

Чарли стоял совсем спокойно и смотрел совсем спокойно. Непонятно спокойно. И тут Молдер увидел свастику, нарисованную то ли шариковой ручкой, то ли тонким фломастером на тыльной стороне его правой ладони. Ну и дела, подумал он. Сфотографировать бы их сейчас, да пропустить фото через программу Чака… Много интересно, возможно, удалось бы увидеть.

— Мы должны провести обряд, дочь! Только так! Не то смерти продолжатся!! Им не будет конца!

— Глупости!

И тут старая женщина взмахнула рукой, будто вызывая духов ночи, и хрипло закаркала на каком-то никому, кроме миссис Хоуи, не понятном наречии. Словно читала заклинания. Голос ее был мощным, требовательным и грозным.

— Что она говорит? — бессмысленно спросила Скалли, прекрасно понимая, что миссис Хоуи сейчас не до того, чтобы служить толмачом. Но тут вбежал мистер Хоуи.

— Мэгги!

Он в два шага оказался возле жены и, будто защищая, обнял ее за плечи и прижал к себе. Так они некоторое время стояли молча: старая колдунья с жилистыми, в морщинах руками на плечах у равнодушного мальчика с мистическим символом на руке — и перспективный состоятельный служащий Государственного департамента Соединенных Штатов Америки с пухлыми розовыми руками на хрупких плечах перепуганной красавицы. Потом колдунья сплюнула.

— Ты вышла за дьявола! — выкрикнула она по-английски. — И сын твой вот-вот станет дьяволом! Может, он уже дьявол!!

Мальчик стоял безучастно. Словно это все его не касалось.

Ведьма развернула его за плечи и, не выпуская, увела.

Только тогда миссис Хоуи разрыдалась. Муж, обняв ее и что-то бормоча, гладил ее по голове, потом вспомнил, что они не одни. Поднял взгляд.

— Извините, — сухо произнес он. Это прозвучало как «подите прочь».

ФБР

Кабинет Фокса Молдера

— Садись, Скалли. Что-нибудь есть?

— Как сказать…

— Посмотри сюда, — Молдер с некоторым напряжением, обеими руками, протянул ей через стол открытый на середине впечатляющий том «Энциклопедии оккультных символов». — Знакомая картинка?

Скалли бросила взгляд на страницу.

— Конечно. Это свастика.

— Известная также как греческий крест и разновидность мальтийского креста.

— Ты уверен?

Молдер снова повалил неподъемный том на стол перед собой.

— Тут так написано. Скалли пожала плечами.

— Это символ, который использовался для защиты от зла или как талисман на удачу. Он в ходу уже со средних веков.

Скалли саркастически поджала губы.

— Я без всякой энциклопедии тебе скажу, что он в ходу еще с античности. Самый распространенный из солярных знаков. А уж если взять буддийскую символику…

— Да знаю я, знаю, — Молдер засмеялся и замахал руками, сдаваясь. — Кто их только пишет, эти энциклопедии… Ладно, суть не в том… не в Тибет же нам ехать, в конце концов. У ребенка Хоуи был на руке точно такой вот рисунок. Думаю, его сделала старуха. И думаю, для того, чтобы от чего-то защитить.

— Я видела, как она его рисовала. Это было сразу после того, как в камине полыхнуло.

— Ага, ты тоже обратила на это внимание?

— Еще бы! Я думала, сейчас вся гостиная займется.

— Тебе не кажется, что все это странно?

— Вспышка? — Скалли покачала головой. — Нет, не кажется. Скорее всего, просто полено упало, и облако искр…

— Ох, Скалли. Ну, хорошо. А то, что бабушка… импозантная, надо сказать, особа…

— О да!

— …Украшает внука двусмысленными татуировками?

— Почему двусмысленными?

— Ну, лет пятьдесят назад никто не стал бы разбираться, мальтийская она или буддийская, эта крестовина. Старуху мигом заподозрили бы в пронацистских симпатиях, и наш обожаемый мистер Хоуи закончил бы свою карьеру в Госдепе гораздо раньше, чем рассчитывал.

— Молдер, ты еще салемских ведьм вспомни. Какое нам дело, что подумали бы пятьдесят лет назад, сто лет назад, тысячу лет назад…

— Тоже верно.

— Нам надо разбираться с тем, что есть сейчас.

— Свежая и богатая мысль.

— Так вот. Миссис Хоуи и ее мама явно приезжие. Явно с какой-то варварской периферии Европы, где еще живы всевозможные суеверия. Особенно среди старшего поколения. А мальчик определенно нуждается в защите, и отнюдь не от потусторонних сил.

— Очень интересно, — Молдер положил ногу на ногу и откинулся на спинку кресла. Теперь висящий на стене с незапамятных времен здоровенный самодельный лозунг «Хочу верить!» маячил для Скалли прямо над его головой. А я — не хочу, подумала Скалли. Я хочу знать. Верят пускай пожилые сумасшедшие дамы неопределенно-пещерной национальности. Прости, Фокс.

— Вот посмотри это, — проговорила она, протягивая Молдеру принесенные с собою листы. Наклонившись вперед, он проворно взял.

— Что это?

— Выписки из медицинских документов детей Хоуи.

— Ага.

— Ты слышал когда-нибудь о наведении порчи?

— О! И ты туда же. Я рад за тебя, материалистка Дэйна.

— Не ерничай. В нем может и не быть никакой мистики. Сопровождаются подобные действия, как правило, теми или иными простейшими магическими операциями, но в основе лежит совершенно материальное воздействие — введение с пищей или питьем малополезных снадобий, разновидности гипноза… Все, что может исподволь нанести вред здоровью, физическому или психическому. Если ты посмотришь на документы Тедди Хоуи, то увидишь, что он госпитализировался десять раз. Десять раз за два года жизни, Молдер! То есть почти что раз в два месяца!

5
{"b":"13348","o":1}