ЛитМир - Электронная Библиотека

— Они что, хотят забрать у нас Чарли? — кричала мама, и ее всегда в такие моменты становившийся отвратительно визгливым голос отчетливо доносился в прихожую. — Они хотят лишить нас прав на него?

— Да нет же, Мэгги! Они только хотят с ним поговорить, все по закону! При разговоре будет присутствовать детский специалист!

— Они хотят забить медицинскую карту Чарли сплошной ложью! Они хотят выставить его сумасшедшим! Какое право они имеют издеваться над нами и нашим сыном?

— Мэгги, ты ведешь себя неразумно! Они хотят помочь нам и Чарли, и у тебя нет ни малейшего права им мешать!

— Да? Ты обвиняешь меня в смерти Тедди! А теперь ты хочешь отнять у меня и Чарли!

— Я не желаю говорить с тобой в таком тоне! Тебе нужно успокоиться! Я беру Чарли и уезжаю, а ты, если хочешь, оставайся дома!

— Я не позволю! Чарли не только твой сын, но и мой! Он никуда не поедет!

— Он поедет!

Они решают, ехать мне или не ехать, но то, что папа хочет меня повезти, а мама — оставить, совершенно не имеет отношения ко мне, безнадежно думал Чарли. Просто каждому важно настоять на своем. На принцип пошли. Кто распорядится сейчас мной — тот и главный. А спросить меня, хочу я ехать или не хочу, им и в голову не приходит.

Сейчас он ненавидел родителей.

Впрочем, он сам не знал, хочет ехать, или нет. Если бы он был уверен, что там, куда вознамерились отправить его эти, ему действительно помогут одолеть Майкла… Но он совсем не был в этом уверен — а злить Майкла попусту было слишком опасно. Он чувствовал: вот-вот случится что-то очень плохое. И он опять не сумеет этому помешать.

Может быть, потому, что в доме от всех ко всем брызгала злость, и из его собственной души вот-вот готова была во все стороны брызнуть злость — он не очень-то и хотел ему мешать.

Отличная семья, в который раз думал Молдер, стараясь не слышать доносившихся из гостиной голосов. Скалли мрачно смотрела в пол, глубоко засунув руки в карманы плаща.

Красный, будто ошпаренный мистер Хоуи выскочил из гостиной.

— Одевайся, Чарли, — бросил он.

Хоть бы раз спросил меня, с тоской подумал Чарли напоследок — и отчетливо ощутил, что они не доедут туда, куда собрался ехать папа.

— Мы будем ждать вас в своей машине, мистер Хоуи, — сдержанно сказал Молдер.

— Да-да… — рассеянно отозвался мистер Хоуи, с трудом продевая руки в рукава.

До гаража было десять шагов, но Чарли шел с трудом. Он отчетливо ощущал, как приближается нечто, чего он совсем не хотел — и все же каким-то странным, изогнутым и вывернутым образом хотел. Он не знал, что будет, и насыщенное картинками комиксов и ужастиков воображение подсовывало ему образы стандартных детских апокалипсисов: атомное нападение из Советского Союза (но его уже нет!), прилет тарелки с жуткими пришельцами-рас-членителями (но их никто никогда не видел!), плотный гудящий рой кусачих мух-мутантов (это было бы даже интересно!). Он сел в машину и аккуратно пристегнулся, чтобы раздраженный папа хоть на него не стал орать; под горячую руку папа орал на него из-за каждого пустяка, а ко всем мелочам, обеспечивающим безопасность на дорогах, папа всегда относился буквально с религиозным пиететом. Как бабушка к оберегам против демонов. Папа тоже пристегнулся и, подняв руку к потолку кабины, ткнул пальцем в кнопку дистанционного открывания гаража.

Дверь и не подумала реагировать.

Папа чертыхнулся.

Бабушка, если бы она была сейчас тут, укоряюще и презрительно скривилась бы, назидательно сказала со своим дурацким акцентом: «Опять твой отец зовет нечистого» — и сейчас же принялась бы бормотать охранительные заклинания.

Папа потерзал безответную кнопку и, снова чертыхнувшись в сердцах, принялся отстегиваться. Чарли молчал и сидел неподвижно, будто его все это не касалось, будто его вовсе нет.

Папа торопливо подтащил стремянку под люк в потолке, за которым, невидимый сейчас, громоздился черный и тяжелый механизм дверей, и полез вверх.

— Привет, — сказал Майкл. Чарли к нему даже не обернулся.

— Майкл, — тихо и безнадежно сказал он. — Не надо.

— Хлюпик ты, — сказал Майкл.

— Это же папа, — сказал Чарли.

— Строго говоря, до определенного времени папа, конечно, необходим — но только если делает то, что хочешь ты, а не наоборот.

Против этого нечего было возразить. Чарли зажмурился.

Мистер Хоуи, стоя на верхней ступеньке, откинул люк, просунул в него голову и плечи — и принялся, что-то шипя сквозь зубы, копаться в механизме. И тут мотор заработал.

Чарли все-таки не выдержал.

— Майкл!! Не надо!! Нет! Папочка!! Не надо! Пожалуйста!!

Майкл, словно это он уже стал папой, как от назойливого насекомого отмахнулся от Чарли — и, повинуясь далекому движению его ладони, ветровое стекло машины вдруг взорвалось, будто в него попали ракетой.

Кричащий и плачущий Чарли не слышал, как папа хрипел, и не видел, как дергались его повисшие над стремянкой ноги, Молдер и Скалли сидели в своем автомобиле, уже немного нервничая и время от времени поглядывая на часы — то она, то он. Потом они увидели, как неторопливо и спокойно поползла вверх, втягиваясь в пазы, створка двери гаража — и изнутри выхлестнул отчаянный детский крик.

Два часа спустя

Скалли вошла в гараж. Молдер, стоя на коленях возле машины, повернулся к ней.

— Ну, как мальчик?

— Плохо. Ему сделали уже два укола — но он так и не может уснуть. Мать в полном шоке, ей самой впору колоть барбитураты. А бабка ходит королевой. И, знаешь… по-моему, готовится к какому-то обряду.

— Вот как? Любопытно, — он поднялся, наконец, и принялся отряхивать колени. — К какому именно обряду?

— Почем я знаю, Молдер? У нее в спальне расставлены свечи, только что притащили двух мертвых петухов… Понятия не имею. А у тебя?

— Что я могу сказать… Придушил его ремень передачи. Как у нашего дипломата ума хватило сунуть голову в буквальном смысле слова в петлю — никаких идей. Слепое доверие к механизму, что ли… Мой механизм, дескать, мне вреда не сделает. Не знаю. Я не психолог. Может, он был настолько взвинчен, что вообще плохо соображал. Теперь мы этого уже никогда не узнаем. И, похоже, никогда не узнаем, что случилось с мотором. И совершенно нет никаких идей относительно ветрового стекла. Кто и чем его так долбанул — тайна сия велика есть. В общем, весело.

— Они жаловались на проводку, помнишь? Может, мотор коротнул?

— Да нет, Дэйна, я все проверил. Механика в прекрасном состоянии. Чувствуется, Хоуи за ней следил очень бережно.

— Извини за нескромный вопрос…

— Да?

— Каково тебе было вставать на ту стремянку?

Молдер кривовато усмехнулся.

— Честно говоря, не очень. А уж соваться туда, к двигателю… Ладно, это неинтересно. А вот что интересно, — он протянул к Скалли свою раскрытую ладонь, полную какого-то тускло-серого, очень мелкого порошка.

— Что это? — приглядевшись, спросила Скалли.

— А ты как думаешь, эксперт?

— Похоже на пепел.

— Да, похоже. Он тут повсюду. Вот, на капоте… на сиденье машины чуть-чуть, и плотный налет на осколках стекла. И на верхней ступеньке стремянки, даже на пол с нее просыпалось. И полно — там, наверху.

— Все-таки замыкание…

— Нет, не замыкание. Электромотор — не собака, на нем само ничего не заживает, Дэйна.

— Что же тогда?

— Я не знаю. Надо поскорее отвезти это на анализ.

— Странно все это… Как думаешь, старуха из Румынии может настолько разбираться в технике, чтобы подсыпать какую-нибудь дрянь в шестеренки?

Молдер внимательно посмотрел на нее. Скалли встряхнула головой, по-прежнему держа руки глубоко в карманах плаща.

— Отсюда и пепел, — уверенно пояснила она.

— И раздробленное стекло, — сказал Молдер. — Как ты думаешь, старуха из Румынии может кулаком вдребезги, расколотить небьющееся ветровое стекло автомобиля?

Скалли поджала губы.

— Ребенок в опасности, — сухо сказала она. — Пока мы ничего не можем понять, надо его увезти из этого дома. Немедленно. Я только что позвонила мисс Коссеф, она приедет и составит протокол так быстро, как только сможет.

7
{"b":"13348","o":1}