ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Нажал кнопку и снял трубку.

— «Атлантик Бэлл» слушает, — услышал он в трубке женский голос.

— Здравствуйте. Я федеральный агент Фокс Молдер, номер моего удостоверения «JTT — ноль сорок семь сто один сто одиннадцать». Я разыскиваю сбежавшего из тюрьмы беглеца вместе с маршаллской службой штата. Не могли бы вы сказать, куда за последние два часа звонили из этой будки?

— Подождите, пожалуйста.

Молдер приготовился ждать сколь угодно долго. Странный посторонний шум врезался в обыденные звуки. Дребезжащий шум все нарастал, заполняя собой пространство. Молдер обернулся.

Прямо перед бензоколонкой сел небольшой грузовой вертолет. Винт не останавливался, дверца распахнулась, из нее выскочили двое людей в герметических костюмах и принялись вытаскивать агрегат, подобный тому, что он уж видел в коридорах окружной тюрьмы Камберленд.

— Алло, вы слушаете? — раздалось в трубке.

— Да, да, я записываю, — откликнулся Молдер, отвлекаясь от вертолета.

— За последние шесть часов с этого аппарата звонили один раз — в пять часов тринадцать минут.

— Какой номер? — нетерпеливо спросил Молдер.

— Девятьсот двадцать пять СТ пять пять пять шестьдесят девять тридцать шесть.

Молдер быстро занес в записную книжку цифры и попросил:

— Повторите, пожалуйста.

Убедившись, что все записал правильно, он поблагодарил телефонистку и быстро повесил трубку.

Люди в герметических костюмах загрузили в вертолет саркофаг с телом Пола Варрена, и никто не возражал против этого. Но другая четверка силком, без каких-либо разговоров (все были в стеклянных шлемах, но со встроенными микрофонами), укладывали в агрегат Анжело Гарза в клетчатой рубашке, испачканной серо-грязной слизью.

— Эй, да что происходит? — испуганно кричал он, полагавший, что на сегодняшний день все его приключения закончились. — Куда вы меня ведете?

Его бесцеремонно уложили в саркофаг и захлопнули крышку — он ударил в стекло раскрытой ладонью, но специальное стекло могло выдержать и не такое воздействие. Четверо в костюмах ловко подхватили тяжелый агрегат и довольно споро, несмотря на свой нелепый вид, побежали к вертолету с крутящимися лопастями.

— Кто вы такие? — подбежал к носильщикам Молдер. — Почему нас не поставили в известность?!

Его грубо оттолкнули, установили саркофаг на порожек дверцы, те, кто были внутри, быстро втащили его в салон вертолета. Четверо, не реагируя на гневные вопросы федерального агента, запрыгнули в машину.

— Кто у вас старший? Я хочу поговорить с ним! — потребовал Молдер, доставая свое удостоверения.

Но дверь перед ним захлопнулась, и машина сразу поднялась наверх. Молдер пригнулся, уберегаясь от воздушных струй. Желтый вертолет с черной надписью на борту (которую Молдер не успел прочитать), поднялся вверх и быстро полетел в северном направлении.

— Это вы приказали? — подошел к ошеломленному таким нахальством Молдеру лейтенант Гривз. — Я так и предполагал, что от вас будут какие-нибудь неприятности… Куда повезли свидетеля? — тон его был жестким.

— Клянусь вам, что я сам ничего не понимаю, — честно ответил Молдер. — Вы успели рассмотреть, что за надпись была на борту?

— Нет, — не готовый к атаке, ответил лейтенант. — Больше мне делать нечего! Я должен ловить сбежавшего заключенного, а не сидеть, сложа руки!

— Вот, — Молдер протянул ему блокнот. — Может, это холостой выстрел, а может и ниточка. По этому номеру звонили из телефонной будки чуть больше часа назад. Вполне возможно, звонил второй беглец, Стивен Мерцер. Умершего, видно, сильно мучила жажда — и там, в кафе, и здесь, в туалете ручьем текла вода…

— И что нам это даст? — подозрительно спросил лейтенант.

— Для поимки Мерцера — ничего.

— Я пытаюсь проследить происхождение пакета, который послали Роберту Торренсу, — говорила в трубку сотового телефона Скалли.

Она держала в руках пакет, принесенный ей Винсетом. Пакет как пакет, выложенный изнутри фольгой. Внутри было пусто, чисто и ничем не пахло. Адреса отправителя на пакете не было.

— Пакет пришел в тюрьму Камберленд, Динуидди, Вирджиния. Позавчера. Да, номер пакета один один один два один четыре восемь. Конечно, подожду.

Она снова повертела в руках пакет — ничего особенного. Она сидела в приемной директорского кабинета; в самом кабинете закончившие допросы сотрудники лейтенанта Гривза в ожидании дальнейших распоряжений курили и пили кофе. Один из работников тюрьмы сидел в кресле напротив Скалли, читая вчерашнюю газету, но по всему было видно, что ни газета, ни расследование не волнуют его — мысли заняты тем, как последние события коснутся его собственный карьеры, место потерять не хочется никому.

— Да? — Скалли прижала трубку плотнее к уху. — Пакет пришел из Витчета, Канзас? Вы записали, кто его отправил? Представитель компании «Пинк Фарма-цевшен»? Вы не могли бы проверить еще разок, пожалуйста. Точно «Пинк Фарма-цевшен»? Спасибо.

Она встала и в задумчивости прошлась по приемной, разглядывая портреты бывших президентов, развешанные по стенам. Затем набрала номер Молдера.

Дверь распахнулась, и на пороге показался доктор Осборн.

— Мисс Скалли, можно вас по срочному делу?

Скалли подумала мгновение, затем кивнула, отключила телефон, на котором мелькала последняя набираемая цифра, и вышла вслед за доктором Осборном. От его начальника, с которым она беседовала битых полчаса, ничего конкретного добиться не удалось.

Осборн, увидев что Скалли вышла, не оборачиваясь, пошел в медчасть. Скалли, ни о чем не спрашивая — раз не заговаривает, видно, хочет что-то показать в лаборатории — шла за ним.

Осборн отпер застекленную дверь и пошел по коридору, свернув в противоположную от крематория сторону. Он провел ее в кабинет, больше смахивающий на лабораторию, и запер за ней дверь.

— Вы мне что-то хотели сказать, доктор Осборн? Или показать?

— Стойте! — он предостерегающе закрылся руками. — Не подходите ко мне!

— В чем дело, доктор Осборн?

Он медленно ослабил галстук и расстегнул пуговички воротника. Раздвинул ворот и продемонстрировал назревающий красный нарыв, такой же, какой она видела на трупе в крематории, только меньших размеров и без этого жутковатого фиолетового блеска.

— Я заразился, мисс Скалли. Я обречен, лекарства от этой болезни нет. Меня не выпускают. Вся тюрьма под карантином!

— Под карантином?

— Да, федеральная гвардия не выпускает никого без разрешения, подписанного мистером Джилбертом.

Скалли догадалась, что речь идет о старшем группы Центра по контролю за эпидемиями, который умудрился вести с ней беседу не менее получаса и не сказать ничего мало-мальски важного.

— Вы меня вините в происшедшем? — спросила Скалли подумав, что если бы он тогда грубо не оттолкнул ее от пластикового мешка с трупом Торренса, струя заразы из нарыва попала бы в лицо не ему, а ей.

— Причем здесь вы?! То есть… Да, я заразился по вашей вине. Но вы не знали… Нет, во всем я виню тех, кто за всем этим стоит.

— Центр по контролю за эпидемиями?

— Господи, да причем здесь Центр? За всем стоит компания… — он осекся.

Даже будучи смертельно больным, доктор Осборн не хотел раскрывать чужие секреты. Но ведь он ее для того и позвал, чтобы она рассказала об этом всем, отомстив за его смерть от жуткой неизлечимой болезни. Он хотел назвать имя компании, но Скалли это сделала за него:

— «Пинк Фармацевшен»?

— Да, за всем этим стоит компания. Все, что произошло здесь — отнюдь не случайно.

Неожиданно лицо его исказила гримаса боли, он пошатнулся, пытался ухватиться за письменный стол, не удержался и упал на пол, неловко подвернув под себя ногу.

Скалли кинулась было к нему на помощь, но Осборн криком остановил ее:

— Не подходите! Если вы не заражены, не надо рисковать сейчас! Яды начинают действовать… Я знаю симптомы болезни. Я сейчас потеряю сознание… часа на три… Потом у меня будет час-другой. И все… я покойник… Как мало я успел! Так должен успеть сейчас… У меня все приготовлено — вы должны сделать себе анализ, мисс Скалли. Слушайте…

7
{"b":"13349","o":1}