ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Да, доктор Осборн, — она достала из сумочки записную книжку и авторучку. — Я все запишу и отправлю. Диктуйте.

Он долго и нудно, подолгу отдыхая с закрытыми глазами, диктовал пространное послание, вся суть которого заключалась в том, что он просил прощения за то, что был не самым примерным мужем и отцом восьмилетней девочки и просил не вспоминать о нем плохо.

Наконец, Скалли записала адрес и убрала письмо в сумку, заверив, что все будет отправлено.

Ей не терпелось услышать тайну, которую мог поведать доктор Осборн, но она сдерживала себя, стараясь не оскорбить умирающего торопливостью.

А что бы она думала на его месте? Каково это лежать и говорить со здоровым человеком, зная, что через несколько часов тебя не станет? Скалли чувствовала себя крайне неудобно, поскольку косвенной причиной его заражения была она сама. Но ей необходимо было докопаться до правды. Чтобы больше подобного не повторилось нигде и никогда.

8

Рано утром Молдер был в Динуидди, перед домом Элизабет Годли. Лейтенант Гривз уже дожидался его. Скалли так и не позвонила (она освободилась лишь глубокой ночью и справедливо рассудила, что Молдер уже спит, и не стала его тревожить, прекрасно зная, какой он спросонья). Она же на звонок не откликнулась — наверное, тоже спала.

— Ничего нового? — спросил Молдер у офицера маршаллской службы.

— Засада простояла всю ночь. Он не приходил. И нигде не объявился…

— Может быть, он пришел раньше, чем вы успели поставить наблюдение, и сейчас находится в доме?

— Может быть, — кивнул лейтенант Гривз и решительным шагом направился к калитке невысокого забора, окружавшего участок Элизабет Годли.

Шестеро вооруженных бойцов в бронежилетах последовали за ним и встали возле стены дома по обе стороны от дверей, так, чтобы их не было заметно. Лейтенант нажал на кнопку дверного звонка.

Через несколько минут дверь отворилась, и Молдер увидел заспанную светловолосую женщину, придерживающую на груди спешно накинутый халат.

— Мисс Элизабет Годли? — спросил лейтенант Гривз.

— Да, это я.

— Вы одна в доме?

— Вы ищете Стива? — она сразу сообразила, о чем речь. — Его здесь нет.

— Откуда вы знаете, кого мы ищем? — спросил Молдер, делая шаг ближе.

— А он был у меня вчера.

— И куда он направился? — зло спросил лейтенант Гривз.

— Понятия не имею, — ответила женщина. — Проходите в дом, а то мне холодно.

Лейтенант сделал знак своим людям, и они разошлись по сторонам, чтобы взять под прицел все окна на случай непредвиденного развития ситуации. Гривз и Молдер прошли в дом.

— Можете все обыскать, если вы мне не верите, — сказала Элизабет. — Его здесь нет.

— А почему он вообще приходил сюда?

— А куда ж ему еще идти? Он же отец моего ребенка.

Гривз чертыхнулся — его служба сработала из рук вон плохо, раз он этого не знал.

— И я была бы рада, если бы он остался здесь, — продолжала Элизабет. — Но он лишь взял деньги, переоделся в другую одежду и сразу ушел. Он догадывался, что вы его ищете. Хотя мне он, конечно, ничего не сказал.

— А почему вы не удивлены, что мы его ищем? — спросил лейтенант, глядя ей в лицо.

Она грустно улыбнулась.

— А как он мог здесь оказаться, если получил десять лет тюрьмы? Его что, освободили досрочно за хорошее поведение после полутора лет? Ясно, что он сбежал.

— Почему же вы не заявили о его появлении в полицию?

— Обо мне можно думать все, что угодно, — сухо сказала Элизабет Годли, — но доносить на отца своего ребенка я не собираюсь.

— Скажите, — обратился к ней Молдер, — а ничего странного вы в нем вчера не заметили?

Он имел в виду симптомы болезни, названия которой пока не знал — да и было ли оно?

Женщина посмотрела ему прямо в глаза и что-то в них такое увидела, что решилась:

— Заметила. Это был не Стивен.

— То есть как это не Стивен? — вмешался было Гривз, но Молдер остановил его едва приметным жестом.

— А так, — резко сказала женщина. Похоже, она думала об этом всю ночь. — Это был человек, внешне выглядевший совершенно, как Стивен. То есть, это был Стивен, но… он меня даже не поцеловал. Не спросил о Бобби, словно его не существует. Назвал меня полным именем, хотя никогда не называл так раньше… Стивен очень любил меня и малыша. Не мог он так измениться за полтора года даже в тюрьме. Я Стива хорошо знала.

— Но как вас тогда понимать?

— Как хотите так и понимайте. Он взял деньги, переоделся и ушел.

— Много вы ему дали? — вмешался лейтенант Гривз.

— Девяносто четыре доллара. Больше наличных в доме нет.

Молдер прошелся по комнате, в задумчивости разглядывая любительские фотографии на стене.

— Странно это все, очень странно. А куда он направился, он не сказал?

— Даже если бы сказал, я бы вам… Нет, не сказал.

— А его друзей в этом городе вы знаете? — спросил лейтенант Гривз.

— Кое-кого знаю, — хмуро ответила Элизабет. — И еще… У него в одежде хранился пистолет. Сейчас его нет на месте…

Зазвонил телефон Молдера. Он знаком показал лейтенанту, чтобы тот продолжал разговор один и направился к выходу из дома, на ходу вынимая мобильник и включая кнопку ответа:

— Молдер слушает.

— Это я, — услышал он голос Скалли, — доброе утро. Я не хотела тебя тревожить ночью.

— А есть что-то, ради чего можно было потревожить посреди ночи? — спросил Молдер.

— Полагаю, да. Филипп Осборн, один из медиков корпорации «Пинк Фармацевшен», присланных в тюрьму под видом группы Центра по контролю за эпидемиями, заразился этой болезнью. Перед лицом смерти он рассказал мне правду.

— И в чем же заключается эта правда?

— Ты оказался прав, Молдер. Гибель группы ученых в Коста-Рике и арест Роберта Торренса связаны между собой.

— А сообщение о летающей тарелке? — улыбнулся в трубку Молдер.

— Доктор Осборн не посвящен во все детали, — игнорируя вопрос, сказала Скалли. — Но он знает, что в Коста-Рике потерпел аварию корабль пришельцев. Не тогда, когда была твоя дурацкая заметка, Молдер, а несколько лет назад. Место катастрофы обнаружила группа ученых, под прикрытием международного проекта работавших на «Пинк Фармацевшен». В фирму пошли ценнейшие биологические материалы, над которыми проводились исследования. И все это держалось в строгой тайне.

— Еще бы, — согласился Молдер. — Интересно, сколько миллионов долларов они заработали на новых лекарствах… Продолжай, Скалли, что еще сказал этот твой информатор?

— Что произошло в Коста-Рике, не совсем ясно, доктор Осборн этого просто не знает, но арест Роберта Торренса в аэропорту был не случаен — он решил в тюрьме спрятаться от компании. И… Молдер, именно наш запрос заставил их отправить зараженную посылку Торренсу. Они испугались, что мы сумеем вытянуть из него правду, и их грязные дела всплывут наружу. Группа врачей, в число которых входил Филипп Осборн, была готова к отправке в тюрьму Камберленд за несколько дней до того, как туда пришла зараженная посылка.

— Необходимо, чтобы об этом узнала общественность, — сказал Молдер. — А для этого нужны неопровержимые доказательства. Ты задокументировала показания доктора Осборна?

— Нет, он, наверное, и рукой пошевелить не смог бы. Он помещен в медицинский агрегат, чтобы зараза не распространялась…

Лишь воспитание Молдера не позволило ему грязно выругаться…

— Осборн жив? — спросил он.

— Наверное. Когда я его видела в последний раз, он был в полном рассудке.

— У тебя есть с собой диктофон?

— Нет.

— Тогда быстро набросай на бумаге то, что ты мне только что рассказала, от имени доктора Осборна и заставь его подписать…

— Хорошо.

— Поторопись.

— А как у тебя дела? Нашли беглеца?

— Ищем, — сухо ответил Молдер. Он заметил быстро выходящего из дома лейтенанта Гривза, подающего знак своим людям. — Я тебе позже перезвоню. Заставь доктора Осборна подписать свои показания.

9
{"b":"13349","o":1}